Юрий Коршунов: «Для Ивана Тургенева идеалом «нигилиста» был Немцов, а не Навальный»

Юрий Коршунов
Фото © Юрий Коршунов

Ольга Васильева выступила с идеей обязательного ЕГЭ по литературе. Снова меняются «правила игры». Школьникам придется в обязательном порядке зубрить «роман классический, старинный, отменно длинный, длинный, длинный». Что это значит для недорослей, неспособных отличить «ямба от хорея» объяснять не надо. Так, может быть, уже пора сбросить с парохода современности ненавистных классиков, столь далеких от сегодняшней жизни? За ответом «Форпост Северо-Запад» обратился к литературоведу, знатоку творчества Ивана Тургенева Юрию Коршунову.

Юрий Дмитриевич, сегодня читают Акунина и Пелевина, а изучают Тургенева и Гончарова. Нестыковочка…

- Фраза о «сбрасывании с парохода современности» принадлежит футуристам Крученых, Лифшицу, Бурлюку. Кто их сегодня читает? А вот классическая гуманистическая литература экранизируется и постановки находятся в топе телерейтингов. Пусть и в облегченном варианте. Спектакли драматурга Шекспира бьют рекорды по посещаемости. Ведь времена меняются, а человеческие чувства остаются неизменными. Так что никого мы сбрасывать не будем. Места под солнцем всем хватит, и классикам, и новым авторам. Тургенев, например, много жил за границей. И когда я в зрелом возрасте прочел его впечатления о Германии, они в точности, буквально дословно, совпали с моими.

А как быть с языком? Ведь мы разговариваем не на том «великом и могучем», что полтора века назад. Стиль Тургенева для школьника почти латынь? И тумбы с грамматикой от Вербицкой не спасают.

- Я учился в 60-е годы по учебникам Крючкова и Чешко. Правила грамматики с тех пор не изменились. Но изменилась сама жизнь. Мы много путешествуем, ездим за границу, поэтому диффузия русского языка безусловно присутствует благодаря новым иностранным словам. Это продолжается с тех самых пор, как Петр прорубил окно в Европу. У нас в языке четверть слов - заимствованы. Я и сам частенько в разговорной речи употребляю немецкие слова, чтобы не забыть язык. Но литература это не только язык – это прежде всего персонажи, модели поведения. Форма изложения текста от Дюма может быть архаична, но четыре мушкетера, как основные психотипы личности, востребованы.

Тогда почему именно Тургенев? Чем он Вас взял?

- Аналогов Ивану Сергеевичу нет. Ведь именно благодаря ему в России отменили крепостное право. Его, полное сострадания к крестьянам, произведение «Записки охотника» очень повлияло на Александра II. Творчество Тургенева - яркий пример того, как слово может стать созидательной силой.

А как же «Отцы и дети» и самый яркий образ нигилиста Базарова? На нем воспитывались те, кто потом в царя бомбы кидал.

- Тургенев был либералом, радикальные методы борьбы не признавал. И через образ Базарова выразил свои политические взгляды. Базаров, по мнению автора, смог бы повести за собой народ, и реформирование общества произошло бы цивилизованно, мягко, демократично. К самому Тургеневу в 1879 году обратилось петербургское студенческое сообщество с просьбой возглавить их общественное движение. В писателе видели нового вождя либерально-демократических сил. «Вас поймут и отцы, и дети» - говорили активисты. Но прозаик отказался от предложения, ведь в это время он уже был в опале у царя, как раз-таки, из-за своего инакомыслящего персонажа. Добавлю, что будущему вождю пролетариата Ленину было в ту пору 9 лет. И если бы Тургенев согласился на предложение студентов и возглавил их объединение, то, вероятно, вся последующая история России была бы иной.

Возвращаемся к школьникам и актуальности. История всегда повторяется. Базаров - это Навальный сегодня?

- Нет, я бы не стал отождествлять Навального с Базаровым. Эти фигуры несопоставимы. У Навального - ни бога, ни дьявола. А Базаров отрицал разумно. Пусть его попытка противостоять высшим силам и закончилась полным поражением. Но, по сути, он пожертвовал собой. Ради науки. На Руси жертвенники испокон веков приравнивались к святым. Если сравнивать, то мне кажется, прототип современного Базарова - это либеральный демократ Борис Немцов. Он тоже жертва нашего времени. А вот в том, что Навальный готов пожертвовать собой, я сомневаюсь.