Эхо протестов: зачем и почему?

митинг Навального 12 июня
Фото © Форпост Северо-Запад /

Количество людей, пришедших в Петербурге на Марсово поле, превысило число тех, кто вышел на аналогичную акцию 26 марта. По данным сервиса по подсчету людей на карте mapchecking.com, на Марсово поле пришли около 10 тысяч человек. По версии Смольного митинговавших было 3,5 тысячи. В причинах и следствии уже второго антикоррупционного митинга этого года разбирался корреспондент «Форпост Северо-Запад».

Митинг был не согласован, поэтому полиция не жалела сил в его подавлении. В отделы доставили около 548 человек, примерно четверть из них - несовершеннолетние. Среди задержанных оказался и депутат ЗакСа Максим Резник, однако, его вскоре отпустили. Вместе с другими оппозиционерами он составил обращение к главе петербургской полиции Сергею Умнову с требованием ответить перед парламентариями за массовые задержания.

Колоссальная доля участников протестных акций - это студенты и школьники. А молодежь имеет свою специфику, считает политолог, директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников. Это молодые люди, которые не помнят 90-х, не помнят кризис, они постоянно жили в условиях улучшения уровня жизни, у них нет негативного опыта. Они не помнят развала СССР, поэтому они ничего не боятся, нет тех тормозов, которые есть у более старшего поколения.

Молодежь пользуется своими коммуникациями и информационной средой. Официальные источники для них мало значимы, зачастую скорее вызывают негатив. Этим, считает эксперт, и пользуются организаторы подобных мероприятий, навязывая ту или иную точку зрения.

- Очень важно понимать, что современная Россия не предоставляет молодым людям места для активного социального действия. Нет какого-то драйва, выхода энергии. Все предложения сводятся к тому, что нужно идти работать 20, 30, 40 лет, усиленно трудиться и заработать не очень большие социальные блага. Это очень скучно для ребят, перед которыми открывается весь мир, горят глаза и нужно что-то сделать, - поясняет эксперт.

Молодежи нужна возможность совершать подвиги, а этого им сделать не дают. Им нужна активная перспектива и какое-то развитие. Выход на улицы — это драйв, попытка создать свой новый мир, поэтому молодые люди и «играют на обострение», считает политолог. Они хотят рисковать, а официальная идеология этого не предполагает.

Митинг
Фото © Форпост Северо-Запад /

 

Что касается старшего поколения, то их недовольство вызывает тот факт, что сейчас серьезно закрыты политические лифты. Выбирать, по сути, приходится из трех-четырех партий одного и того же кремлевского пула. Серьезной разницы между ЛДПР, КПРФ, Справедливой России и Единой России практически не существует.

- Если лидер коммунистов Геннадий Зюганов предлагает Днем России сделать День Крещения Руси, то это говорит о полном смешении всех идеологических основ, - продолжает Дмитрий Солонников. - Если коммунисты предлагают основным праздником сделать не день Великой Октябрьской социалистической революции, что было бы логично с точки зрения их идеологии, а День Крещения Руси, коммунисты, у которых атеизм как базовая ценность должен быть, то все, никакого нормального разделения между партиями не осталось. Выбор только между этим аморфным образованием, где все вместе слились в едином экстазе.

Люди не едины, у них разная точка зрения, и это естественно. Взгляды и их выражение должны быть разными. Когда из раза в раз люди с альтернативной точкой зрения не вписываются вообще ни в какую систему построения государственной власти, они выходят на улицу. Должна быть хоть какая-то оппозиция, пусть небольшая или даже фиктивная. Можно вспомнить Государственную Думу 90-х годов при Борисе Ельцине. Это было место, где выплескивались эмоции, куда люди приходили для того, чтобы реально что-то изменить в стране. В выборах участвовали люди с противоположными точками зрения. Те, кто голосовал за тот же КПРФ, реально верили в то, что коммунисты могут вернуться и изменить ход развития России. Сейчас, по мнению эксперта, таких возможностей нет.

Акции будут проводиться и впредь, считает Солонников, но не будут нарастать. Молодежь вышла примерно в том составе, который был и на митинге 26 марта. Это те, кто хочет рисковать, выплескивать энергию, выражать свою позицию. К тому же сейчас лето, каникулы, это тоже немаловажный фактор их участия.

Идеологический протест, который есть у ряда участников тоже ограничен. Далеко не все люди имеют настолько серьезные политические убеждения, чтобы ради них ходить на протестные акции. Экономической подоплеки тоже не видно, массового обнищания населения нет, к кризису как-то привыкли.

При этом, акции протеста могут использоваться разным образом, это пугает, отмечает эксперт. Например, то, что было в Москве, когда полицейских всячески пытались спровоцировать на резкие и активные действия. Кому-то из стражей порядка пытались нанести удар ножом в глаз, кому-то распылили газ из перцового баллончика. Это была попытка вызвать ненависть, агрессию. Цель такого поведения — заставить ОМОН действовать неадекватно, показать их с плохой стороны. Если во время протестных митингов будет и дальше использоваться такая преступная схема, похожая на украинскую, чтобы раскачать толпу с одной стороны и вызвать жестокую ответную реакцию у полиции, то может начаться расшатывание политической ситуации. Пока что, в нашей стране этого не происходит, хотя, есть основания полагать, что заказ на это есть, отмечает политолог.