Вопросы, которые не прозвучат 

Митинг
Фото © Форпост Северо-Запад / Святослав Афонькин

После громких протестных событий на Марсовом поле 12 июня и не менее громких судов над задержанными, у оппозиционных депутатов петербургского парламента появились вопросы к полицейским. Они попросили спикера Законодательного собрания Вячеслава Макарова вызвать на заседание начальника ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти Сергея Умнова. Но спикер отказал им, ссылаясь на отсутствие необходимых полномочий у ЗакСа. «Форпост Северо-Запад» решил узнать у петербургских политиков, что именно они хотели спросить у Умнова и какие ответы ожидали услышать.

Один из инициаторов обращения к спикеру, член парламентской фракции Партии роста Максим Резник заявил, что у него много вопросов к главному полицейскому Северной столицы. Они касаются ареста журналистки издания Собака.Ру Ксении Морозовой, многочисленных задержаний непричастных к митингу людей и отсутствия жетонов на форме гвардейцев. Кроме того, Резник подозревает, что часть протоколов была сфальсифицирована.

Мы наблюдаем, как формируется новая политическая реальность. В ней полицейские могут действовать, пренебрегая законом. Это не может не вызвать вопросов. Нужно понять, действовали ли они в этот день по чьему-то указу или будут работать так всегда, - сказал Максим Резник.

Отметим, сам депутат также пострадал от правоохранителей. В начале митинга гвардейцы посадили его в автозак, но позже отпустили.
Оппозиционер добавил, что некоторые члены городского парламента планируют пригласить Сергея Умнова на отдельную беседу вне пленарного заседания.
У лидера фракции «Яблоко» Бориса Вишневского, посетившего множество отделов полиции 12 июня, есть для начальника Главка три главных вопроса. Во-первых, почему людей задерживали просто за то, что они присутствовали на формально несогласованной акции, не представляя никакой реальной общественной опасности. Во-вторых, народный избранник недоумевает, почему полиция составляла сразу два протокола на задержанных: за нарушение правил проведения митинга (ст. 20.2 КоАП) и за неповиновение требованиям стражей порядка (ст. 19. 3 КоАП). По мнению Бориса Вишневского, тот факт, что люди не покинули Марсово поле после требований полицейских, не может быть причиной для возбуждения отдельного дела, а может учитываться лишь как отягчающее обстоятельство нарушения статьи КоАП о проведениях публичных акций. Вишневский считает, что ст. 19.3 понадобилась правоохранителям, чтобы законно удерживать людей в отделах в течение двух суток, так как нарушителей ст. 20.2 в участках можно держать не более двух часов. Третий вопрос депутата должен был касаться условий содержания задержанных.

До суда людей держали в отделах более суток в совершенно неприспособленных к этому условиях. Где-то пускали газ в камеру, где-то было слишком холодно, где-то отказывались вызывать врачей, когда людям была нужна медицинская помощь, и даже не позволяли передавать лекарств. Грубо нарушались правила содержание людей, которые на тот момент еще не были виновными с точки зрения закона, - сказал Вишневский.

Глава фракции «Яблоко» также направил свое обращения в адрес Городского суда. В нем он сообщал, что 16 июня, в день, когда рассматривались жалобы граждан на постановления районных судов об аресте, процессы проходили без участия защитников в «закрытом режиме». Депутат полагает, что имело место нарушение прав граждан на юридическую помощь, и просит председателя Горсуда Валентину Епифанову провести проверку.
Уполномоченный по правам человека в Петербурге Александр Шишлов неоднократно и публично выражал свое недовольство действиями властей на митинге 12 июня. По мнению омбудсмена, День России был омрачен событиями на Марсовом поле.

Ответственность за это лежит не только на организаторах, призывавших принять участие в несогласованной акции. Ее разделяют органы исполнительной власти, отказавшие в согласовании публичного мероприятия, и в очередной раз продемонстрировавшие нежелание и неспособность найти законное решение, обеспечивающее конституционное право граждан на свободу мирных собраний. Полиция в очередной раз была поставлена в условия, которые затрудняют обеспечение общественного порядка и приводят к нарушениям прав человека, - писал Шишлов в своем официальном публичном заявлении.

С другой стороны баррикад оказался вице-спикер ЗакСа Сергей Соловьев, ранее служивший во внутренних войсках. Он радикально не согласен с претензиями Резника и Вишневского. Вице-спикер заявил в комментарии «Форпост Северо-Запад», что если и вызывать Умнова, то только, чтобы отблагодарить его за профессиональную работу.

Мы видели, насколько выдержанными были сотрудники полиции к людям, которые явно нарушали общественный порядок и залезали на памятник жертвам революции. Ко всем, кто допускал противоправные действия, обращались в уважительном и доброжелательном варианте. Никто не видел, как к ним применялась сила, дубинки или слезоточивый газ, несмотря на то, что на одного сотрудника напали чуть ли не с ножом, - сказал Сергей Соловьев.

Митинг
Фото © Форпост Северо-Запад / Святослав Афонькин

Депутат также не видит никакой вины властей в тяжелых условиях содержания людей в участках. По его словам, во всем виноват Алексей Навальный, который вывел на несанкционированный митинг своих сторонников. Если задержанных было бы не так много, им бы смогли обеспечить достойные условия, поэтому вины полиции здесь нет, считает Соловьев.
Позицию Шишлова парламентарий назвал «излишне эмоциональной».

У него просто не было предметной информации по конкретным случаям. Сейчас, когда страсти улягутся, и выяснится, сколько там действительно было правонарушений, он изменит свое мнение,- сказал политик.

Напомним, 12 июня антикоррупционный митинг на Марсовом поле собрал, по разным данным, от 3500 до 10 000 участников. Полиция и Росгвардия задержали 548 человек. На 529 человек были составлены протоколы о нарушении правил проведений митингов и неповиновении требованиям правоохранителей. Районные суды оправдали только четырех петербуржцев. Городской суд, в свою очередь, не удовлетворил ни одной апелляции и не уменьшил сроки ареста и суммы штрафов. Десятки человек по-прежнему отбывают сроки в изоляторе временного содержания.