200-рублевая купюра в центре европейского скандала

200 рублей
© Общественное достояние

Раймондс Лейниекс-Пуке, один из лидеров Латвийской социал-демократической рабочей партии (ЛСДРП), обратился в адрес Европейского центрального банка, Комитета ЕП по петициям, а также в аппарат Европейского комиссара по вопросам евро и социального диалога, с просьбой принять необходимые юридические шаги и запретить на территории Евросоюза оборот российских купюр достоинством в 200 рублей, с изображением достопримечательностей Севастополя – Памятника погибшим кораблям и развалин Херсонеса. Это заявление активно комментировали в самой Латвии и гораздо скромнее в столице Евросоюза – Брюсселе.

Например, евродепутат, член комитета Европейского Парламента по бюджету Томаш Здэховский отметил, что инициатива изначально обречена на провал и юридически нереализуема. "Новой купюрой могут возмущаться россияне, но не граждане стран — членов ЕС. Брюссель не имеет права указывать Москве, что изображать на своих банкнотах».

О восприятии этой инициативы мы попросили высказаться петербургского политолога, психолога и социолога.

Алексей Шустов, политолог, публицист:

«Судя по доступным высказываниям латышских политиков, представителей бизнеса, а также обычных латвийских граждан, никакой консолидированной, общей позиции там нет. Среди политических персонажей сегодняшней Латвии, которые выступают против России в принципе и против хождения в Европе российской 200-рублевой купюры, я вижу 2 группы. Первая – это ярые противники России, которые выступают противв силу идеологического неприятия нашей страны, личных, исторических обстоятельств или по ряду других причин. Они всегда против Кремля и всего российского. А вторая – это те, которым именно сегодня выгодно поднять антироссийскую тему, потому что именно это способно принести им политические очки, быть услышанными европейским и американским политическим истеблишментом, который, кстати сказать, ведет себя точно также. Занимаясь внутренней политической борьбой, решая свои проблемы, они используют российскую карту исключительно в своих целях и исходя из сложившихся обстоятельств».

В самой Латвии, менее политизированные граждане с удовольствием высказывали диаметрально противоположные взгляды. Бизнесмен из Латвии Юрис Журавлев посоветовал жителям Евросоюза приобретать 200-рублёвые купюры с изображением символов Севастополя на случай кризиса в ЕС, который будет через 5 лет. Он рекомендовал всем приобрести такую банкноту и положить в кошелек как сувенир, а также на тот случай, если Европейский союз развалится. Тогда все, кто имеет при себе 200 рублей, смогут их достать и заявить, что вложили в российскую экономику три евро, и попроситься в Россию.

Более серьезные комментарии дали кредитные учреждения Латвии. Латвийские банки не видят причин отказываться от работы с этими банкнотами. Так, в Swedbank заявили, что являются финансовым учреждением и политические вопросы их не касаются. В банке Luminor пояснили, что банкнота является официальной, она законно выпущена в оборот и кредитное учреждение работает с ней точно так же, как и с остальными денежными знаками.

А вот председатель комиссии Сейма по иностранным делам Ояр-Эрик Калниньш считает, что использовать такие банкноты некорректно с политической точки зрения. "Это какое-то новое явление, когда одна страна выпускает в международный оборот банкноты с политическим подтекстом. Я это воспринимаю как часть информационной, гибридной войны. Это очередной пропагандистский ход", — заявил Калниньш.

Владимир Большаков, политолог, кандидат психологии:

«Мне, в данном случае, интереснее высказаться как психологу, нежели как политологу. И как психолог я должен быть доброжелателен и проявлять внимание к мелочам. Мне кажется, что причиной подобных заявлений является страх. На 200 рублевой банкноте изображен «Памятник погибшим морякам» и за ним – море. Видимо, представителя латышской нации, как известно крайне малочисленной, и в связи с этим ощущающей себя слабой и беззащитной, пугают эти морские, необъятные просторы. Я уже не говорю, как их должен был испугать обелиск – по Фрейду – очевидный фаллический символ. Или колонны старого Херсонеса. И заметьте – ощущая себя мелкими, маленькими, они предъявили претензии к мелкой, 200-рублевой купюре, а на большую – 2000 купюру замахнуться не решились. Мне кажется это в полной мере проявляет их самооценку, ощущение себя в нашем большом мире».

Как могут отнестись к этим латвийским инициативам обычные россияне, мы выяснили у известного социолога, старшего научного сотрудника Социологического института РАН, научного руководителя социологического центра «Мегаполис» Татьяны Протасенко:

«Если спросить наших граждан напрямую, как они относятся к подобной инициативе, то конечно они выскажутся отрицательно и гневно. Это понятно, любое ущемление российских прав или интересов, даже любой намек на это вызывает у наших людей резкий протест и резкую защитную реакцию. А на самом деле подобные проблемы совершенно вне фокуса постоянного внимания наших граждан. Они сосредоточены на других проблемах, заняты гораздо более приземленными и бытовыми вещами».

Впрочем, без внимания сограждан эта тема не осталась.В соцсетях они предлагают нелинейный ответ - выдавать зарплаты именно такими купюрами миллионам украинских «заробитчан». И наблюдать, как трещит «гибридная оборона» соседей.