Санкт-ПетербургПасмурно+4°C

Наркотики, Первомай, Горбачёв. Один день из жизни петербургского ЗакСа

закс
Фото © Пресс-служба Законодательного собрания Петербурга

Предпоследнее заседание петербургского парламента перед летом 2019 года стало историческим. Впервые уполномоченный по правам человека в Петербурге Александр Шишлов воспользовался своим правом на внеочередное выступление перед депутатами.

Начало дня не предвещало ничего необычного. Часть депутатов пунктуально пришла в Большой зал Мариинского дворца, другая подтягивалась, почти опаздывая. За порядком, как всегда со своей трибуны, следил спикер Вячеслав Макаров. В 10 утра по-военному точно парламент начал заседание.

Гости, журналисты и помощники депутатов на последних рядах обсуждали новости. Собравшихся особенно будоражила история, не теряющая своей актуальности уже почти месяц: «а что там с Резником?».

Ждать официального возвращения к этой теме долго не пришлось. Во время стандартной процедуры — обсуждения повестки дня — на трибуну вышел единоросс Андрей Анохин. Он предложил оставить в повестке всего три вопроса из двадцати, а всё освободившееся время уделить Резнику.

«Коллеги, невозможно говорить о полноценной работе парламента, пока не рассмотрели вопрос о возможном продолжении работы в качестве председателя комиссии по культуре, образованию и науки депутата, которого в употреблении наркотиков подозревает весь город, эту проблему замалчивать нельзя», - сказал парламентарий.

Собравшиеся начали переглядываться, некоторые смущённо улыбались. В конце зала раздался смех. Кто-то шёпотом спросил:

«Интересно, а сам-то Анохин что употребляет?».

Голосовать за внесённое предложение почти никто не стал. Нашлось трое поддержавших, восемь отклонивших и 29 проигнорировавших. Парламент вернулся к работе. За полчаса без лишних слов депутаты приняли несколько законопроектов, а затем пригласили для выступления омбудсмена Александра Шишлова.

Уполномоченный по правам человека объяснил, что решил прибегнуть к возможности внеурочного обратиться к депутатам из-за событий Первомая.

«Я хотел показать полутораминутную подборку кадров, но у вас внезапно сломалась аппаратура. Что же, бывает. Покажем в интернете», - с улыбкой мягким голосом произнёс Шишлов.

В той же доброй манере он напомнил про разгон демонстрации, задержание активистов и журналистов и про травмы тех, кто оказался в руках правоохранителей.

«Сегодня я не буду называть имена виновных в том, что произошло», - сказал омбудсмен, уточнив, что нужно дождаться окончания всех расследований.

В это время в Мариинском дворце к словам выступающего прислушивались уже немногие. Молодая часть «Единой России» в лице Дениса Четырбока и Алексея Цивилёва гуляла по залу. Время от времени с ними кружил и Борис Вишневский. И только Андрей Анохин всем своим видом показывал, что готов незамедлительно уйти от формата выступления и перейти к дискуссии. Он даже попытался что-то выкрикнуть, но его голос потерялся в зале.

А Шишлов между тем продолжал. Он напомнил депутатам, что они сами приняли закон о парламентском расследовании. И попросил их вспомнить о нём, чтобы разобраться в обстоятельствах первомайских задержаний.

«У нас с вами одна цель — это не должно повториться», - заключил гость и отошёл от микрофона.

первомай
Фото © Форпост Северо-Запад / Полина Антонова

Макаров предупредил — «вопросов не будет, не предусмотрено регламентом». Шишлов направился к своему месту, а Андрей Анохин рывком очутившись рядом, уже на повышенных тонах требовал ответа на свой не предусмотренный регламентом вопрос. Позже в Instagram он объяснит, что хотел узнать у уполномоченного, «в чьих интересах тот действовал, искажая события 1 мая?». Депутат также предупредил Шишлова, что разочаровался в том, что сам когда-то голосовал за его назначение на пост омбудсмена.

Пока Анохин импульсивно пытался добиться ответа, к трибуне подошёл спикер Макаров. Он обратившись ко всем, и лично к Шишлову, напомнил хорошо известную истину — свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого. В зале стало тише. Глава парламента продолжил. Он эмоционально напомнил, что в колонне оппозиции на демонстрации 1 мая произносили оскорбительные лозунги.

«Что это за лозунг "ЕдРо — в помойное ведро"? Я стою перед вами многие годы, где я хоть раз нарушил кодекс офицерской чести? Вот за что меня в помойное ведро?» - удивился секретарь петербургского отделения партии власти.

После этого он отметил, что половина городского парламента - офицеры, соблюдающие кодекс чести, и повторил вопрос «за что в ведро?».

Армейская часть ЗакСа к этому моменту вытянулась по струнке, немногочисленная оппозиция прислушалась с интересом. Макаров, всё ещё обращаясь к Шишлову, изложил свой взгляд на историю прошлого века и сообщил, что именно лозунги разрушили сначала великую Российскую империю, а потом уничтожили и «Отечество Советский Союз».

Спикер ЗакСа также заявил, что не может простить первому и последнему президенту СССР Михаилу Горбачёву обмана армии.

«Сначала они наводят порядок, а потом их сдают. Поэтому мы должны наших полицейских беречь и говорить спасибо», - заявил Макаров, отметив, что ценит действия правоохранителей, которые работали 1 мая.

первомай
Фото © Форпост Северо-Запад / Полина Антонова

Точку в выступлении Макарова зал встретил аплодисментами. Парламент вернулся к работе. Им предстояло выслушать ещё один доклад — заместителя председателя Общественной палаты Петербурга Александра Вахмистрова.

К этому моменту оборудование ЗакСа, «отказавшееся сотрудничать» с Шишловым, всё-таки заработало и общественник начал свой отчёт об итогах прошлого года под сопровождение слайдов. Вопросов к нему у депутатов не нашлось…

«Смотрите-ка, а аппаратура-то у нас больше людей понимает», - шутили над технической заминкой участники заседания, покидая свои места.

И уже через полчаса в коридорах Мариинского дворца снова обсуждали историю Максима Резника.

В начале мая в ряде петербургских СМИ появились сообщения, в которых депутата Максима Резника обвинили в употреблении наркотиков. Парламентской комиссии из-за поступивших в неё обращений пришлось рассматривать это дело. По данным «Форпоста», депутаты не нашли нарушения закона в действиях своего коллеги. Они направили в правоохранительные органы обращения с просьбой изучить законность слежки за депутатом. Комиссия заседала в закрытом режиме, её участникам запрещено разглашать подробности.