Санкт-ПетербургПеременная облачность+22°C

Взрыв в петербургском метро и тайная кладовка

Суд
Фото © Форпост Северо-Запад /

Суд в Северной столице начал допрос обвиняемых по делу о теракте в городской подземке. Основное внимание участников процесса было направлено на бомбу, которую нашли в квартире предполагаемых террористов. Ларчик открывался просто, но только до весны 2017 года его буквально «никто не открывал».

В среду, 10 июля, Московский окружной военный суд на выездном заседании в Петербурге допросил двух из одиннадцати фигурантов самого громкого и трагичного уголовного дела Северной столицы за всю современную историю страны. Первым стал Бахрам Эргашев — 40-летний уроженец киргизского города Ош, откуда родом был и террорист-смертник Акбаржон Джалилов.

Эргашева, как и ещё нескольких подсудимых, задержали спустя двое суток после взрыва в метро. Брали их в «резиновой» квартире на Товарищеском проспекте. При обысках в «однушке», которая вмещала в себя аж восьмерых будущих фигурантов уголовного дела о теракте, силовики обнаружили взрывчатку. Она хранилась в кладовке, дверь в которую, если верить допрошенному подсудимому, никто никогда не открывал.

У Эргашева – трое малолетних детей, жена-домохозяйка. Семья осталась в Киргизии, а кормильца понесло на заработки в Петербург в марте 2017 года. По словам самого подсудимого, в город на Неве его 20 марта (за несколько недель до теракта) позвал товарищ по школьной (а теперь и по судебной) скамье Сейфулла Хакимов, которого тоже обвинили в подготовке взрыва в подземке. Кров в виде квартиры на Товарищеском Хакимову обеспечил бывший одноклассник. За пребывание в, мягко говоря, скромных условиях хрущевки каждый из восьмерых проживавших в ней платил по четыре тысячи рублей в месяц.

- Это за что, интересно, хозяин загнул 32 тысячи в однокомнатной квартире? – зашептались присутствующие на суде слушатели.

Работал Эргашев также с Хакимовым – оба делали ремонт в местном банке, судя по их утверждениям, сутками напролёт, не покладая рук. И даже про теракт узнали от «коллеги по цеху» - некоего Витьки, который во время перекура сел на коробки, зашёл в интернет через телефон и зачитал новость о случившемся. Что касается квартиры на Товарищеском проспекте, то, по словам Эргашева, кроме своего старого знакомого больше он ни с кем из соседей не общался. Максимум – здоровался.

Спустя сутки после теракта между проживавшими в квартире начал складываться диалог, темой которого якобы стала пропажа Мухамадюсупа Эрматова - ещё одного фигуранта дела. Его брат (тоже обвиняемый) Ибрагим Эрматов, поинтересовавшись у всех, не видел ли кто его родственника, пошёл в полицию писать заявление. В тот же вечер в квартиру пришли правоохранители с целью собрать личные вещи Мухамадюсупа Эрматова для дальнейшего поиска «потерявшегося». Никого из квартирантов не смутила камера в руках одного из явившихся сотрудников. И никто не догадался, что силовики, которые уже больше суток в поте лица искали причастных к теракту и, на самом деле, давно вышли на это однокомнатную квартиру, снимают планировку для последующего штурма.

Спойлер: Пропавшего (по версии следствия - беглого) Мухамадюсупа Эрматова задержали через пару дней в Московской области.

Штурм на Товарищеском случился спустя несколько часов после первого визита людей в погонах. При обысках оперативники нашли взрывчатку, хранившуюся в кладовке.

«Никогда! Никогда не пользовался этой кладовкой. Никогда в неё не заглядывал, не знал, что там лежит! Хозяева говорили, что там инструменты, а зачем мне чужие инструменты? У меня - свои есть», - повествовал Эргашев в суде.

По его словам, о Джалилове он услышал только после ареста. И если верить показаниям подсудимого, намаз он стал совершать только попав под уголовное дело.

«Я невиновен. У меня семья, дети. Я сюда приехал зарабатывать деньги. Как я вообще могу с людьми, с которыми живу в квартире десять дней, говорить о теракте? Я не имею отношения к бомбе, не знаю, как её изготавливать. Я физику не знаю и химию», - резюмировал обвиняемый.

Следующим суд допросил Хакимова, который, в основном, повторил то же, что и Эргашев. Разница была только в ответах на вопросы о Джалилове и тайной кладовке.

«С Джалиловым не не знаком, не слышал про него. Ибрагим Эрматов был с ним знаком», - сказал подсудимый.

Зал встрепенулся. Воцарилось молчание.

- Он говорил, что работал вместе с ним – добавил Хакимов.

- Вы кладовку открывали? Знали, что там лежит? – поинтересовался один из адвокатов.

- Нет. Она мне не нужна была, - ответил фигурант.

Но через десять минут, когда вопросы дошли до истории с приходом правоохранителей после пропажи Мухамадюсупа Эрматова, Хакимов оговорился:

«Брат Мухамадюсупа Ибрагим, который пошёл в полицию, позвонил и сказал, что к нам сейчас приедут полицейские, попросил убрать вещи, потому что сообщил сотрудникам, что у нас проживают четыре человека, а не восемь. Я взял вещи и убрал их в кладовку».

- Куда? – хором переспросили сразу несколько участников процесса.

- В кладовку… Но ничего подозрительного не видел. Там инструменты только были в коробках, - пояснил обвиняемый.

После этого Хакимова спросили об его вероисповедании. Он ответил, что совершает намаз с детства, но понятия не имеет о разнице между суннитами (последователи наиболее многочисленного направления в исламе) и шиитами (направление ислама, признают Али ибн Абу Талиба и его потомков единственно законными наследниками и духовными преемниками пророка Мухаммеда).

«Я отец, у меня есть дети, я сам — чей-то ребенок. В моей голове не укладывается, что такое можно сделать. У меня и в мыслях такого не было совершить подобное преступление», - под занавес допроса выразился Хакимов о взрыве в метро.

На этом заседание завершилось.

Впереди у суда – допрос понятых, следователей и оставшихся девяти фигурантов.

Справка:

На скамье подсудимых по делу о теракте в подземке оказались одиннадцать человек - предполагаемый организатор теракта Аброр Азимов и возможные соучастники преступления - Сейфулла Хакимов, Дилмурад Муидинов, Содик Ортиков, Азамжон Махмудов, Махамадюсуф Мирзаалимов, Бахрам Эргашев, Ибрагим Эрматов, Шохиста Каримова, Акрам Азимов и Мухамадюсуп Эрматов. Обвиняемым по делу о взрыве вменяется участие в террористическом сообществе, теракте, содействие террористической деятельности, незаконное изготовление и оборот взрывных устройств.

По версии следствия, террорист-смертник Акбаржон Джалилов 3 апреля 2017 года пронёс в метро Санкт-Петербург два взрывных устройства. Одну бомбу он оставил на платформе станции «Площадь Восстания», однако её своевременно нашли и обезвредили. Вторая взорвалась в вагоне, на перегоне между станциями «Сенная площадь» и «Технологический институт». В результате взрыва погибли 16 человек, включая Джалилова, ещё 67 получили ранения.