Санкт-ПетербургНебольшой дождь+6°C

Что ждет Латвию при полной загрузке российских морских портов на Балтике

Рига
Фото © pixabay.com

Россия готовит очередной удар по грузообороту морских торговых портов прибалтийских стран. Уже в январе Госдума рассмотрит законопроект, разрешающий использовать построенные до 2013 года терминалы по хранению агрохимикатов. Если документ примут, существенная часть грузопотока, проходившего через Прибалтику, вернется в порты России.

Нижняя палата российского парламента собирается устранить диспаритет между отечественными и зарубежными портами в части условий хранения агрохимикатов и пестицидов. В крупных иностранных портах, в том числе конкурирующих с нами портах прибалтийских стран, склады агрохимикатов расположены непосредственно у берега. Российский Водный кодекс в 2013 году запретил такие объекты в водоохранных зонах, то есть ближе, чем на расстоянии полкилометра от морской береговой линии. В результате под запрет попали несколько современных портовых терминалов с высоким уровнем экологической защиты, в частности в Усть-Луге, Мурманске и Туапсе.

Порт Усть-Луга
Фото © ust-luga.ru

Для крупнейшей сырьевой державы наличие собственных глубоководных незамерзающих портов на Балтике имеет принципиальное значение. Традиционно наше морское торговое сообщение с Европой проходило через Прибалтику. Их порты до открытия порта Усть-Луга имели преимущество в том, что не замерзают в течение всего года и могут принимать суда с большей осадкой. Например, в Вентспилсском порту (Латвия) глубина у причала наливных терминалов составляет 17,5 метров, а у причалов Большого порта Санкт-Петербург - менее 12 метров.

Несколько раз в российской истории порты Литвы, Латвии и Эстонии оказывались недоступными для наших торговых потоков по политическим причинам. Только в двадцатом веке прибалтийские страны дважды выходили из состава российского государства (вскоре после распада Российской империи и потом СССР), затрудняя для наших экспортеров и импортеров морской транзит.

Государственные границы могут и не препятствовать торговле, но в случае с Прибалтикой, учитывая её зависимость от европейской политической конъюнктуры, трудно быть уверенными в стабильном партнерстве. В конце декабря Вентспилсский свободный порт сообщил партнерам, что Бюро по контролю над иностранными активами США сняло санкции против него. «Свободный» порт снова обрел независимость, но подобное шаткое положение не может не учитываться бизнесом при планировании логистических потоков.

Прорывом в преодолении морской зависимости от Прибалтики стало строительство в Лужской губе Финского залива порта Усть-Луга, практически не уступающего Вентспилсскому порту по глубине и имеющему короткий (около месяца) период навигации с ледовой проводкой. Грузооборот в Усть-Луге давно превзошел Вентспилс, но его мощности до сих пор существенно недозагружены.

Плановый грузооборот порта - 180 млн тонн. Фактически, по данным портала Ассоциации морских торговых портов, объем перевалки через Усть-Лугу с января по ноябрь 2019 года составил 95,3 млн тонн. В целом по году - около ста миллионов тонн. Всего через российские порты на Балтике за 11 месяцев 2019 года прошло 235,8 млн тонн грузов, тогда как имеющиеся мощности позволяют пропускать до 345,7 млн тонн. Загрузка мощностей далека от предельной, поэтому логично ожидать от российских властей максимального нормативного благоприятствования по отношению к собственным портам.

В соседней Латвии внимательно следят за ситуацией в российском портовом хозяйстве. Для них конкуренция на рынке морского транзита может стать решающим фактором, который обрушит латвийскую экономику, балансирующую на грани системного кризиса.

Стартовые условия у Латвии после выхода из СССР были уникальными. До сих пор на слуху такие бренды как Рижский электротехнический завод ВЭФ, Рижский автобусный завод РАФ, парфюмерно-косметическое объединение «Дзинтарс». «Молодой демократии» достались и три крупных морских порта: в Вентспилсе, Риге и Лиепае.

ВВП Латвии в 1991 году составлял $9 млрд. Потом произошло резкое падение, которое удалось преодолеть только к 2002 году. Речь идет о ВВП в абсолютном выражении, данные 1991 с поправкой на паритет покупательной способности не публикуются. К 2008 году ВВП удалось «накачать» до $35,6 млрд, но последовал обвал мировых финансовых рынков, ВВП снова снизился, и к докризисному уровню в абсолютных цифрах Латвия не вернулась по сей день.

ВЭФ
Фото © ru.wikipedia.org

Проблемы пытались решить за счет неумеренных государственных заимствований. Если до 2007 года Латвия удерживала внешний долг на уровне менее $2 млрд, то в 2019 году он вырос до $11,7 млрд – это более 40% от ВВП.

Падение грузового транзита латвийских портов на фоне огромного по масштабам страны внешнего долга – серьезная проблема. По оценке Вячеслава Домбровского, руководителя центра Certus в результате строительства российских портов на Балтике грузооборот трех латвийских морских портов снизился вдвое. Результатом падения объемов перевалки стало сокращение числа работающих.

Винспилсский порт
Фото © Вентспилсский порт сегодня. Scotch Mist

В общем снижении численности населения Латвии более чем на 600 тысяч человек с 1989 года (до 2-х миллионов человек) есть значительная доля портового персонала. Квалифицированные люди бегут в Западную Европу и в Россию. Оттоку персонала способствует и политика латвийских властей по выплате пособий безработным. На них можно претендовать только в течение 9-ти месяцев после увольнения, в последние три месяца этого срока выплачивают чуть больше ста евро.

Ужесточение конкуренции со стороны российских портов наложилось в Латвии на финансовые потери из-за экспансии европейских банков. Только ликвидация крупнейшего в стране частного банка ABLV снизила валовой внутренний продукт на 0,4%. Кроме того, со стороны Евросоюза латвийскому правительству было указано на необходимость сокращения экспорта финансовых услуг.

Удар Евросоюза по суверенному латвийскому капиталу сопровождается оттоком средств нерезидентов. В результате Латвия, как и соседние бывшие советские прибалтийские республики, оказалась одним из «слабых звеньев» в ЕС, да еще и с подорванными экономическими связями с СНГ. Теперь латышам остается лишь уповать на сохранение мягкой финансовой политики в Евросоюзе, сулящей рефинансирование займов.

Сегодня грузооборот трех латвийских портов не доходит и до половины объемов перевалки в Усть-Луге. Каждый российский шаг вперед на этом рынке ослабляет позиции соседей, но бизнес есть бизнес. Страны Балтии обречены на торговое сотрудничество с Россией, вопрос в том кто будет диктовать условия.