Санкт-ПетербургСолнечно+11°C

Колумбийский студент о русской мафии, чемпионате мира по футболу и образовании в Латинской Америке

колумбиец
Фото © Форпост Северо-Запад /

Перед тем, как приехать в Петербург, Джерсон Мартинес Парри окончил Авиационную академию и Институт культуры имени Льва Толстого в столице Колумбии. Это стало той базой, которая позволила молодому человеку поменять всю свою жизнь и поступить в один из университетов России.

«Я родился и провел свое детство на закрытой авиабазе Толемайда, расположенной в городе Мелгаре. Там жили исключительно военные и их семьи. Моя мама служила в колумбийской армии и специализировалась на техническом обслуживании американских и русских вертолетов. Меня окружали воздушные судна, их пилоты и механики. Учитывая, что уже тогда весомая часть техники импортировалась из России, на базе всегда работало много русских. Страсть к авиации и далекой северной стране, о которой они так интересно рассказывали, появились у меня параллельно», - поделился студент Горного университета Джерсон Андрес Мартинес Парри.

колумбиец
Фото © Из личного архива

Однако после окончания школы семья не могла позволить себе оплатить учебу в России, и юноша поступил в Колумбийскую авиационную академию (Corporacion Educativa Indoamericana). Чтобы стать техником по обслуживанию вертолетов, ему потребовалось два с половиной года для изучения теории и полтора года - для прохождения обязательной производственной практики. Джерсону повезло - он попал в крупную компанию Aserpa, имеющую многолетний опыт в авиационной промышленности в части предоставления инженерных услуг. Предприятие тесно сотрудничает с российскими партнерами, поэтому интерес молодого специалиста к изучению русского языка был всецело поддержан руководством. Ему выделили стипендию на обучение в Институте культуры имени Льва Толстого в столичном городе Богота. Днем он ремонтировал вертолеты, а вечером – постигал «великий и могучий».

«На моей родине чтобы построить карьеру и получать адекватную зарплату, необходимо предпринимать очень много шагов для собственного развития. Здесь ничего не дается просто так, по факту твоего рождения или гражданства. Расслабляться никогда нельзя! Я хотел развиваться в сфере машиностроения, поэтому дополнительно еще поступил в Центральный университет, на факультет инженерии», - рассказал молодой человек.

университет колумбии
Фото © Dmmantilla, Википедия
В столице Колумбии открыты три государственных вуза. Там можно учиться как бесплатно, так и на договорной основе. Размер максимальной платы ограничен – со студентов не могут взимать более 1 000 долларов в год. Как следствие: туда едут поступать со всей страны, и конкурс даже на самые непопулярные направления начинается от 10 человек на 1 место.

Стоимость образования в частных университетах варьируется от 150 тысяч до 800 тысяч рублей в год для бакалавриата, и от 150 тысяч до 560 тысяч рублей – для магистратуры. Большинство семей вынуждены отказываться от него. Например, только 12 из 40 одноклассников Джерсона смогли окончить среднее профессиональное или высшее учебное заведение. Они работают инженерами, докторами, экономистами, строителями. Те, кто обладают только школьными знаниями, идут работать продавцами, водителями, официантами...

Практика в компании Aserpa закончилась. Ее генеральный директор был в курсе, что юноша хочет обучаться в России и порекомендовал ему обратиться в Россотрудничество. От него Джерсон узнал, что существует шанс поступления в российский университет на бюджетное место. Этим «советчиком» был Оскар Лопес Боланьос, который помимо руководства собственным бизнесом занимает должность председателя Российско-Колумбийской торговой палаты. Более того, в ноябре 2019 года на приеме по случаю Дня народного единства Владимир Путин лично вручил ему государственную награду за вклад в развитие отношений между двумя странами.

оскар лопес
Фото © kremlin.ru

В год, когда молодой человек подавал свою заявку, на всю Колумбию выделили 95 квот. Столько студентов могли получить право на бесплатное образование. При этом число желающих было около одной тысячи.

«Сегодня я единственный студент в Горном университете из моей страны. Когда люди узнают, где именно я учусь, то думают, что речь идет о нефтегазовом или геологическом факультете. Колумбия известна крупными месторождениями каменного угля, нефти, газа и, конечно, изумрудов. В лучшие годы на нашу долю приходилось 90% мировой добычи этих самоцветов. Каково же удивление моих собеседников, когда они слышат, что я изучаю машиностроение и планирую продолжить работу в авиации. Может показаться, что логичнее было поступать в соответствующий тематике вуз, например, ГУАП. Однако, как это ни странно, в Горном университете кафедра машиностроения сильнее, чем в профильном учебном заведении», - объяснил Джерсон.

Хотя в процессе работы механиком колумбиец подружился с русскими коллегами и многое узнал от них о нашей стране, его преследовали стереотипы.

колумбиец
Фото © Из личного архива

«Говорили, что в России развита ксенофобия, но я никогда не попадал в ситуации, когда мое гражданство или цвет кожи вызывали неприязнь. Лишь однажды я ехал в автобусе и общался с родителями по-испански, и одна дама сделала мне замечание: «Живешь в России, говори только по-русски!». По моим ощущениям, определенный сдвиг в отношении к иностранцам произошел после чемпионата мира по футболу, который проходил в России. Конечно, Петербург всегда полон туристов, но в то лето здесь было по-настоящему много людей, говорящих на всех языках мира. Гости города вместе с местными жителями болели за футбол, и вокруг царила непередаваемая международная атмосфера. И хотя все уехали, это ощущение осталось», - подчеркнул студент.

Но главный стереотип о России – это мафия. Перед отъездом на учебу, знакомые у Джерсона спрашивали, не страшно ли ему. Его буквально запугали байками, и первые два-три месяца он постоянно оправлял своей семье данные о локации: «Если что, я здесь». Стоило выйти из университета – тут же скидывал данные о месторасположении и писал, куда направляюсь.

«Позже пришло понимание, что это абсурд. Так никто не делал кроме меня, и я успокоился. Во многом это объясняется влиянием фильмов и сериалов, где ради создания легкоузнаваемых образов все гипертрофировано. Итальянец и русский обязательно будут мафиози, колумбиец – участвовать в наркотрафике, а француз – пить слишком много вина. Например, в нашей стране история с наркотиками давно ушла в прошлое, мы идем дальше, но в мире этот стереотип еще крепко сидит. Мы больше, чем Пабло Эскобар! Колумбия – это писатель Габриэль Гарсиа Маркес, футболисты Фалькао и Хамес Родригес, певица Шакира, биохимик Мануэль Элкин Патарройо, который благодаря изобретению вакцины избавил континент от малярии. Россия – гораздо сложнее и интереснее, чем о ней говорят в международных новостях. Это не только медведи, борщ и Путин. Еще будучи в Колумбии, я много читал о русской истории и культуре. Я, конечно, был в Эрмитаже, но мое сердце принадлежит Екатерининскому дворцу в Пушкине. Я был шокирован, когда рассматривал его фотографии после Второй мировой войны. Немыслимо! Сегодня в это сложно поверить, но тогда это были руины. Неизгладимое впечатление на меня произвела и история блокады Ленинграда. Чем больше я узнавал, тем сильнее проникался уважением к людям, которые это пережили», - поделился Джерсон.

колумбиец
Фото © Из личного архива

Начав обучение в российском вузе, он невольно сравнивал его с колумбийскими учебными заведениями, в которых ему пришлось получать высшее образование до этого. Прежде всего, различается уровень нагрузки. По словам молодого человека, требования к студентам в Боготе весьма низкие - ему откровенно легко было осваивать образовательную программу и получать высокие оценки, параллельно работая и изучая два иностранных языка.

Второй момент – отношение преподавателей к молодежи. В Колумбии подход к образованию сводится к следующей формуле: «Хочешь - учись, не хочешь – не учись, главное, не забывай платить. Это твои деньги, и только ты сам должен решать, как ими распоряжаться». Отчасти это объясняет, почему зарубежное образование в стране ценится работодателями больше, чем местное. Особенно, в приоритете университеты России, США, Германии и Англии.

Кроме того, несравнимо и оснащение вузов:

«Как можно получить инженерное образование без практики на машинах, тренажерах и работе в лабораториях? В Центральном университете нам объясняли «на словах» принцип действия того или иного устройства. Самый простой пример: при освоении программ на один компьютер приходится в среднем 4 человека. В России возможность использовать все перечисленные ресурсы есть у каждого студента», - комментирует ситуацию Джерсон.

акция протеста
Фото © pixabay.com
В Колумбии современные лаборатории для практических занятия и научных исследований могут позволить себе преимущественно частные университеты. Бюджет, выделяемый государством на образование, настолько скромный, что его не хватает даже на элементарные компьютеры. Это является причиной регулярных акций протеста в наиболее крупных городах страны. В Кали, Медельине, Барранкилье и Боготе десятки тысяч студентов выходят на улицы и требуют увеличения бюджетных ассигнований на поддержку государственных вузов. Президент страны Иван Дуке, наоборот, сделал ставку на развитие частного высшего образования.