Санкт-ПетербургПеременная облачность-3°C
$ЦБ:73,79ЦБ:88,94OPEC:62,15

Владимир Литвиненко: наша энергетика нуждается в срочном оздоровлении

Литвиненко
Фото © Форпост Северо-Запад /

Одной из реперных точек заседания общественного совета Минэнерго стало заявление ректора Санкт-Петербургского горного университета о необходимости усиления централизации регулирования ТЭК со стороны Правительства РФ. Ряд СМИ даже интерпретировал его слова как предложение «создать мега-регулятора» в топливно-энергетическом комплексе. «Форпост» обратился к Владимиру Литвиненко за комментариями.

Углеводороды – наше будущее

Владимир Литвиненко: Ситуация на внешних рынках в связи с пандемией коронавируса сегодня далеко не самая благоприятная. Глобальная экономика находится в стагнации. Но так будет не всегда, и, кто бы ни пытался навязать нам иное мнение, национальные правительства всех ведущих стран мира прекрасно понимают, что их дальнейшее развитие возможно лишь при наличии понятной и чётко выстроенной системы энергообеспечения.

Её основу в течение нескольких десятилетий (это как минимум) будут составлять углеводороды. Сомневаться в этом не приходится, поскольку современные технологии не позволяют возобновляемым источникам энергии или водороду, о котором сейчас так много говорят, гарантировать стабильность работы энергосистем. И научных прорывов на этом направлении в обозримой перспективе не ожидается.

В то же время большинство постиндустриальных или крупных развивающихся государств не могут самостоятельно обеспечить себя необходимой сырьевой базой, в том числе и энергоресурсами. Это значит, что Россия должна выработать механизмы, которые позволят нам сохранить роль одного из ведущих экспортёров на мировом рынке углеводородов, а также обеспечить устойчивость отечественного ТЭК.

НПЗ
Фото © gazprom-neft.ru

Проблема в том, что сегодня регулирование минерально-сырьевого комплекса со стороны государства оставляет желать лучшего. В Правительстве нет единого центра, который вырабатывал бы понятные всем участникам рынка правила игры и следил бы за их выполнением. Контроль различных секторов, составляющих основу энергетики, возложен на различные министерства и ведомства. Координация меду ними зачастую оставляет желать лучшего, поскольку они подчиняются четырём разным вице-премьерам. Это лишает нас мобильности в принятии решений, что негативно отражается на приросте запасов, коэффициенте извлечения нефти, низком КПД работы тепловых электростанций и так далее.

Успешность профильных компаний и отрасли в целом измеряется исключительно по результатам торговли. Чем больше продали, тем лучше. Да, конечно, финансовые показатели очень важны, но не менее важны и перспективы, наличие адекватных стратегий развития, которые позволят стране зарабатывать и в будущем. А ведь сырьё - не просто товар, а геополитический инструмент. Для России это реальная опора, которая позволяет блюсти и государственные интересы, и интересы населения.

Здесь, кстати, хотел бы уточнить, чтобы не быть превратно понятым. Объектом рыночного регулирования со стороны государства должен быть не бизнес, а механизмы стратегического развития. Их оптимизация призвана содействовать созданию прозрачных правил игры, повышению здоровой конкуренции и обеспечению баланса межу спросом и предложением.

Проблемы ТЭК требуют разумной централизации

Русснефть
Фото © www.russneft.ru

Владимир Литвиненко: Мы должны были уже давно выработать новые компетенции госрегулирования всего нашего сырьевого сектора. И законодательно закрепить соответствующие полномочия за одним вице-премьером. Если мы не сделаем этого в ближайшее время, то ответить на вызовы современного мира будет невероятно сложно. Как и устранить многочисленные проблемы, которые будто Дамоклов меч висят над нашим топливно-энергетическим комплексом.

Их очень много, постараюсь выделить основные из них. Например, прирост запасов. Во времена Советского Союза действовало чёткое правило – на каждую тонну поднятых из недр полезных ископаемых, было необходимо прирастить полторы. То есть найти новые залежи, которые позволят в будущем обеспечить необходимый стране объём добычи. Сейчас воспроизводство минерально-сырьевой базы происходит в основном лишь за счёт доразведки флангов действующих месторождений. Потому что компании не мотивированы вкладывать средства в поисковые работы.

Таким образом, создаётся ситуация, которая вполне может стать причиной спада объёмов добычи нефти, газа, других природных ресурсов и, как следствие, значительного снижения доходной части федерального бюджета. Для того чтобы не допустить такого развития событий, нам просто необходима вертикаль государственного регулирования. И наличие в этой системе ответственного за создание механизмов, мотивирующих бизнес инвестировать в новые месторождения и вовлекать их в эксплуатацию. В противном случае мы продолжим подыгрывать западной идеологии, направленной на создание мифа об окончании эпохи углеводородов.

СИБУР
Фото © Форпост Северо-Запад /

Ещё одна колоссальная проблема – низкий КПД работы наших ТЭС, он в 2-3 раза ниже, чем во многих странах Европы. Мы ежегодно теряем порядка 100 млн тонн условного топлива только за счёт халатности и отсталости наших технологий. Они основаны на подаче пара, полученного путём сжигания в котлах угля, газа или мазута, в турбину. А в Германии, например, сырьё сжигается в специализированных горелках, которые воздействуют на турбинные лопатки. Это позволяет не только экономить значительные средства, но и сокращать негативное влияние на экологию. Ведь для того чтобы выработать определённое количество электроэнергии или тепла нужно сжечь меньше ресурсов, а значит и объём выбросов в атмосферу будет ниже.

Когда спрашиваешь у наших промышленников: почему нельзя внедрить такую технологию в России, они отвечают, что мы не умеем делать турбины большого диаметра. Но это не оправдание. К тому же при переходе на локальные генерирующие системы они и не нужны.

Очевидно, что нужно претворять в жизнь идею дальнейшей газификации страны, мотивировать местные власти и бизнес к более тесной интеграции для того, чтобы население получило доступ к чистому с экологической точки зрения ресурсу. С другой стороны, если Кемерово или Воркута располагают огромными запасами угля, всерьёз рассматривать какое-то иное сырьё в качестве энергоресурса для местных ТЭС, наверное, смешно.

Другое дело, государство должно создавать такие условия, чтобы энергетики были заинтересованы внедрять современные технологии, способствующие экологическому благополучию этих регионов. Допустим, использовать водоугольную суспензию. Но как их заставить развиваться? Ответ на этот вопрос давно найден во многих западных странах. Там регулятор выступает с законодательной инициативой установить более жёсткие нормативы допустимых выбросов, и обложить компании, которые их нарушают, дополнительными налогами. Очень действенное средство, однако, у нас таких механизмов не существует.

тэс
Фото © interrao.ru

Нам необходим цифровой контроллинг за системой добычи и сбыта углеводородов, глубиной их переработки на НПЗ. Нам давно уже пора начать изготавливать катализаторы отечественного производства в таких количествах, чтобы уйти от импортозависимости в данной сфере. Ведь это стратегический вопрос, который долгие годы вообще не решался. И только сейчас худо-бедно сдвинулся с мёртвой точки.

Одним словом, проблем очень много. И для того чтобы с ними справиться нам необходима разумная централизация. Появление рыночного регулятора, который будет обладать всей полнотой полномочий, необходимых для повышения эффективности работы российского минерально-сырьевого комплекса.

Предложения экспертов

Владимир Литвиненко: Эксперты в области ТЭК и МСК разработали ряд предложений, которые могли бы способствовать повышению эффективности отрасли при условии появления единого регулятора. Большинство из них касается развития потенциала Западной Сибири, ведь месторождения этого региона способны обеспечить лидерство России на глобальном рынке углеводородов на долгие годы вперёд.

В частности, рекомендовано снять там ограничения по глубине для всех лицензий на безвозмездной основе. Подготовить программу опорного бурения для изучения нижней части разреза на распределённом фонде недр, предусмотрев государственно-частное финансирование. Провести комплексную оценку начальных ресурсов углеводородов по состоянию на 1 января 2023 года с максимальным использованием всего наработанного геолого-промыслового материала.

Эту работу следует выполнить совместно с крупными компаниями – «Газпром», «Роснефть», НОВАТЭК, ЛУКОЙЛ, Сургутнефтегаз, Газпром нефть. Необходимо также подготовить планы развития нефтегазоносных провинций, определив роль каждой из них в деле социально-экономического развития России. И наделить Западную Сибирь особым статусом, понимая её значимость для страны на протяжении всего ХХI века.

Ямал СПГ
Фото © Ямал СПГ novatek.ru

Арктический шельф и залежи Заполярья не имеют сейчас первостепенной ценности, но должны восприниматься как серьёзный задел на будущее. По мнению наших аналитиков, ряд месторождений газа, расположенных в непосредственной близости от Северного морского пути, должен быть законодательно закреплён под развитие СПГ-сегмента. Этот сектор будет прогрессировать семимильными шагами, и после окончания пандемии продолжит расти на 6-8% в год. Данный прогноз весьма консервативен, и лишним доказательством этому является нынешняя конъюнктура на азиатских рынках. Стоимость тысячи кубометров газа там достигла сегодня рекордных 370 долларов. При том, что пандемия ещё не закончилась, и многие государства живут в условиях карантина.

Нам также необходимо пересмотреть нормативные документы, регламентирующие работу МСК и ТЭК и препятствующие их поступательному развитию. Нужно изменить положение о Государственной комиссии по запасам, придать ей межведомственный статус и наделить полномочиями по госконтролю за использованием недр. Она должна быть напрямую подчинена Правительству и готовить ежегодный доклад Президенту. Центральная комиссия по разработке месторождений должна быть инструментом Правительства по регулированию объёмов добычи и качества отрабатываемых месторождений.

Работы впереди очень много, но начинать её необходимо прямо сейчас с создания вертикали рыночного регулирования со стороны государства. В противном случае мы рискуем потерять статус одного из лидеров на глобальном энергетическом рынке. Тем более что условия игры становятся для нас всё более неблагоприятными. Я имею в виду санкции и попытки ряда западных политиков дискредитировать углеводороды.

Понятно, что лозунги на тему необходимости скорейшего энергоперехода и достижения углеродной нейтральности приносят им дополнительные голоса избирателей. Хоть и имеют мало общего с реальным положением дел. Тем не менее, мир становится всё более конкурентным, и он обязательно продолжит проверять нас на прочность. Для того чтобы выдержать это давление, нам необходимо начать срочное оздоровление отечественной энергетики.