Санкт-ПетербургЯсно+9°C
$ЦБ:77,51ЦБ:92,07OPEC:61,14

Отказ от углеводородов оценён в 131 триллион долларов. Не разоримся?

BP
© www.bp.com

Международное агентство по возобновляемым источникам энергии (IRENA) опубликовало доклад, в котором просчитана стоимость так называемого энергоперехода. То есть замещения к 2050 году нефти, газа и угля ветрогенераторами, солнечными панелями и водородом. Результаты оказались ошеломляющими. По мнению экспертов, глобальные инвестиции за 30 ближайших лет должны составить не менее 131 трлн долларов (раньше считалось, что будет достаточно на треть меньшей суммы). В противном случае, как утверждают аналитики, наша планета обречена на климатическую катастрофу.

Для того чтобы избежать апокалипсиса человечеству предлагается, как минимум в 10 раз повысить генерацию на основе возобновляемых источников и в 30 раз увеличить мировой парк электромобилей. В связи с тем, что доступных технологий для хранения в промышленных масштабах электроэнергии, которую выработали ВИЭ, не существует и их появление в ближайшее время не предвидится, аккумулировать её предлагается за счёт производства «зелёного водорода». То есть изготавливать из электричества H2, а затем, когда появится такая необходимость, сжигать его на ТЭС по аналогии с природным газом для того, чтобы вновь получить электричество.

Выбросы СО2 в таком случае действительно сведутся к нулю, но технологическая цепочка, вне всяких сомнений, станет значительно сложнее, что не может не повлиять на себестоимость конечного продукта. Уже сегодня в государствах, которые достигли наибольших успехов в деле внедрения возобновляемых источников, цена киловатт-часа для населения значительно выше, чем у соседей. Так, в Германии, где ВИЭ генерируют 42% от общего объёма потребляемой электроэнергии, жители платят за него 30 евроцентов, а в Дании, где доля зелёной энергетики ещё выше, - 0,28.

BP
© www.bp.com

В ЕС нет ни одной другой страны со столь высокими тарифами. Более того, во Франции, которая делает ставку на атомные станции, они значительно ниже – менее 0,19 евроцентов за КВт/ч. В России же, где ориентируются, прежде всего, на природный газ, его средняя стоимость составляет чуть более 4 рублей, то есть она в 7,5 раз меньше, чем в ФРГ.

Просчитать сколько нам придётся платить за свет в том случае, если ископаемое топливо заменят ВИЭ, сегодня не способен никто. Ведь эффективность возобновляемых источников при очень высоких производственных затратах оставляет желать лучшего. Например, ветрогенераторы простаивают в безветренную или штормовую погоду, а солнечные станции - в ночное время. Это значит, что в «хорошие дни» придётся производить очень много водорода, транспортировать и хранить который гораздо более проблематично, чем природный газ, а значит и гораздо дороже. Всё дело в том, что молекула Н2 крайне мала, легко проникает в структуру практически любой стали и сравнительно быстро разрушает её. При этом, как известно из истории дирижаблестроения, взаимодействие самого лёгкого в природе газа с кислородом может привести к взрыву.

Это значит, что человечеству придётся с нуля создавать новую инфраструктуру, а прежде, чем она появится – проводить огромное число научных экспериментов, без которых невозможно обеспечить безопасность использования водорода в качестве ресурса глобальной энергетики. Но можно ли быть уверенными в том, что эти исследования дадут позитивный результат? Гарантий никаких нет, а значит сама идея энегоперехода при том, что этот магапроект стоит 131 триллион долларов, представляется весьма сомнительной.

Литвиненко
© Форпост Северо-Запад

«Основу глобальной энергетики, как минимум, на протяжении нескольких десятилетий будут составлять углеводороды. Сомневаться в этом не приходится, поскольку современные технологии не позволяют возобновляемым источникам энергии или водороду, о котором сейчас так много говорят, гарантировать стабильность работы энергосистем. И научных прорывов на этом направлении в обозримой перспективе не ожидается. Возможно, ряд постиндустриальных держав действительно сумеет добиться углеродной нейтральности за счёт огромных финансовых вливаний, но развивающимся странам Азии, Африки, Южной Америки не потянуть столь дорогостоящий проект. Если они откажутся от нефти, природного газа и начнут интенсифицировать энергопереход, вкладывая в него умопомрачительные средства, то попросту разорятся», - считает ректор Санкт-Петербургского горного университета, ведущий эксперт в области ТЭК Владимир Литвиненко.

С этим утверждением трудно не согласиться. Доходная часть российского бюджета – около 20-ти триллионов рублей или 260-ти млрд долларов, Индии – 250 млрд (так было до пандемии, сейчас цифры стали меньше), а Германии, которая громче других призывает к отказу от ископаемого топлива, - 400 млрд. Несложно подсчитать, что при всём своём желании (и наличии огромных расходов) наши страны не смогут внести сколь-нибудь существенный вклад в копилку, куда в течение 30 лет необходимо положить 131 триллион.

Конечно, можно обратиться за помощью к США, чей ежегодный бюджет давно перевалил за 3 триллиона. Только не следует забывать, что он дефицитный – Соединённые Штаты традиционно тратят гораздо больше, чем зарабатывают. То есть для того чтобы обеспечить к 2050 году углеродную нейтральность американцам придётся ещё больше увеличить скорость печатного станка, который и так работает на полную катушку. Такая конъюнктура ведёт к усилению инфляционных рисков в глобальном масштабе, поскольку доллар является самой популярной валютой международных платежей. То есть стоимость энергоперехода станет ещё больше. И через 10 лет эксперты IRENA с озабоченным видом будут рассказывать о том, что человечеству надо искать уже 200 или 300 триллионов.

BP
© bhp.com

Нам это точно надо? Особенно, если учесть, что прямая связь между изменением климата и воздействием ископаемого топлива на окружающую среду не доказана. Это всего лишь одна из научных теорий, возведённая в ранг аксиомы западными политиками для того чтобы получить дополнительные голоса на выборах. И они их получают, ведь все мы хотим жить на чистой планете, тут не может быть никаких сомнений.

«Западные политики заблуждаются, считая, что борьба за снижение антропогенного воздействия на окружающую среду должна сводиться лишь к повышению в общем объёме генерации доли возобновляемых источников энергии. И увеличению их финансирования за счёт сокращения инвестиций в углеводороды. Последние и так упали за последние шесть лет с 900 до 400 млрд долларов в год. Но разве это привело к падению спроса на нефть или газ? Нет, он продолжает расти, потому что основная задача, которая стоит перед развивающимися государствами, – обеспечить поступательное развитие своих экономик, которое и так остановилось из-за коронавируса. Добиться этого можно единственным способом – за счёт роста потребления сравнительно дешёвых энергоресурсов, в том числе и угля. Посмотрите на пример Китая. Мощности ТЭС, работающих на угле, увеличились там в 2020 году почти на 30 ГВт. Растёт и импорт нефти. Зато ВВП КНР в отличие от других стран вырос, несмотря на пандемию, на 0,7%. Это говорит о том, что трансформация ТЭК мира должна заключаться не в полном отказе от ископаемого топлива, поскольку это невозможно, а в его постепенной замене альтернативными источниками. И, конечно же, во внедрении инноваций, позволяющих снизить уровень загрязнения экосистем, например, технологий улавливания СО2. В противном случае через пять, десять, двадцать лет мы всё ещё будем жить в мире, где потребление нефти и газа останется очень высоким, а их добыча и переработка из-за отсутствия должного финансирования продолжит наносить природе значительный вред», - уверен Владимир Литвиненко.

трубопровод
© bp.com/Onildo Lima Photography, Hem Musayev, and Hazem Radwan

Запад не спешит прислушиваться к подобным высказываниям, несмотря на, казалось бы, железную логику. Углеводороды объявлены там «вне закона», и любая попытка взглянуть на них не как на абсолютное зло, а как на фундамент, без которого глобальная экономика попросту рухнет, воспринимается в штыки. Понятно, что помимо всего прочего, в основе такой политики лежит желание многих постиндустриальных стран, не обладающих собственной ресурсной базой, снизить или вовсе нивелировать зависимость от импорта энергоресрусов. И это, вне всяких сомнений, их полное право.

Другое дело, навязывать такую систему координат остальному миру, прикрываясь благовидными лозунгами о необходимости спасти планету от глобального потепления, наверное, не вполне корректно. Тем более что минувшая зима заставила усомниться в реальности климатических изменений. Зато лишний раз подтвердила: тёплые батареи в это время года – жизненная необходимость. Спасибо природному газу – лично в моей квартире они за этот отопительный сезон не остыли ни разу.