Санкт-ПетербургПеременная облачность+8°C
$ЦБ:72,56ЦБ:85,46OPEC:74,17

Почему страна с самыми большими запасами нефти превратилась в одну из беднейших в мире

Венесуэла
© pdvsa.com

По данным Международного валютного фонда, ВВП Венесуэлы сократился в 2020 году почти на 30%, до 47 млрд долларов. Прогнозы на текущий год также не слишком благоприятные, экономику Боливарианской Республики ждёт очередное падение, правда, чуть менее значительное, на 10%. Как могло получиться, что государство, в недрах которого лежит более 300 млрд баррелей нефти, покатилась под откос и никак не может выправить ситуацию? Кто виноват в таком положении дел – пандемия, США или центральная власть?

По сравнению со многими другими державами Южной Америки ситуация с заболеваемостью COVIDом на подконтрольной Каракасу территории весьма благополучная. Ежесуточно там заражаются чуть более тысячи человек, а смертность составляет 1,1%. В той же Бразилии, Аргентине или Колумбии, где счёт тех, кто подхватил коронавирус, идёт на десятки тысяч в день, это достаточно оптимистичная статистика.

Конечно, недоброжелатели обвиняют Николаса Мадуро в том, что он её сознательно занижает, но, вполне возможно, это не более, чем инсинуации. Ведь развитию системы здравоохранения, как неотъемлемой части социальной защиты граждан, в Венесуэле всегда уделяли достаточно пристальное внимание.

коронавирус
© pixabay.com

С экономикой, как это ни парадоксально, всё ровно наоборот. Внешний долг Республики, например, в конце 2018 года, согласно оценкам американского Института международных финансов, достиг рекордных 156 миллиардов долларов. Какова его точная сумма сегодня, известно немногим. По крайней мере, в августе 2019-го член постоянного комитета Национальной ассамблеи (парламента) по вопросам финансов и экономического развития Луис Стефанелли заявил, что он может достигать 198 млрд. Депутат, правда, был оппозиционером, и вполне мог взять эту цифру с потолка. Но факт состоит в том, что страна должна, как минимум втрое больше своего ВВП, а это очень много.

Ещё одна проблема – огромная инфляция. В России в 1992 году, после того как тогдашний министр экономики Егор Гайдар запустил маховик реформ, она достигла 2508%. Вспоминать те мрачные времена, когда стоимость продуктов в магазине менялась в сторону повышения практически ежедневно, совершенно не хочется. Но венесуэльцы живут в таких условиях уже много лет. Допустим, в 2020-м потребительские цены выросли там на 2959,8%, что было воспринято, кстати, как вполне приемлемый результат. Ведь в 2019-м этот показатель был втрое выше - 9585,5%.

Основная причина столь печальной конъюнктуры, естественно, - санкции США. Но, как мы уже успели убедиться на собственном примере, сами по себе они к столь разрушительным последствиям привести не могут. Так что большую часть вины за происходящее должно взять на себя правительство Венесуэлы и её Президент, или, как любят писать в западной прессе, - «режим».

НПЗ
© pdvsa.com

Всё дело в том, что местная нефтеперерабатывающая отрасль ещё во времена Уго Чавеса, который устроил на НПЗ массовые чистки и пересажал чуть ли не всех толковых специалистов, деградировала настолько, что не могла даже обеспечить топливом внутренний рынок. Ничего не изменилось и после того как к власти пришёл Николас Мадуро. Вместо того чтобы заняться подготовкой компетентных кадров и модернизацией основных фондов он попросту отправлял танкеры с нефтью в США, а взамен получал бензин.

Эта схема работала ровно до тех пор, пока не началась экономическая блокада страны, на заправках которой, несмотря на статус мирового лидера по запасам чёрного золота, вскоре пропало горючее. Когда его подвозили, к АЗС выстраивались многокилометровые очереди, причём отовариться про запас, чтобы не стоять в них снова через несколько дней, было невозможно. На автомобиль отпускалось не более 35 литров, а на мотоцикл – всего лишь 5. Одним словом, примерно, как у нас под конец советской эпохи.

Венесуэла
© pdvsa.com

Ситуацию немного смягчил Иран, который в прошлом году направил в Венесуэлу целый караван кораблей, трюмы которых были под завязку заполнены топливом. Сейчас сотрудничество двух держав, попавших под американские санкции, продолжается. Но оно не решает главную проблему – что делать с нефтью, которой у Каракаса очень много, но покупателей на которую теперь не найти.

Отсутствие рынков сбыта привело к тому, что в мае 2021 года Боливарианская Республика добывала в среднем 535 тысяч баррелей в день, что на 5% меньше, чем в 2019-м. И почти в шесть раз меньше, чем 20 лет назад.

«Богатая нефтью страна почти обанкротилась. Это происходит не только из-за санкций США и разваливающейся нефтяной промышленности, но и потому, что режим Мадуро регулярно сокращает золотовалютные резервы Венесуэлы, чтобы поддержать разрушенную экономику и выполнить обязательства по внешнему долгу», - пишет Мэттью Смит из Oilprice.com.

По его мнению, катастрофическое положение дел в экономике усугубляется «безудержной коррупцией, поскольку сторонники режима регулярно грабят государственную казну в своих собственных интересах». Во многом именно из-за этого помощь «таких кредиторов как Кремль, Пекин и Тегеран оказывается не слишком эффективной».

Ещё одной причиной он называет деятельность преступных картелей и революционеров из Колумбии, которые якобы взяли под свой контроль «достаточно обширные территории страны, прибыльные маршруты контрабанды и торговлю наркотиками». По мнению журналиста, их влияние на ситуацию в стране весьма велико, а опыт, полученный в боях с правительственной армией по другую сторону государственной границы, позволяет успешно противостоять Каракасу, в том числе, наносить ему серьёзный экономический ущерб.

Венесуэла
© pixabay.com

Что же делать? Каким образом сравнительно благополучная в прошлом держава может вернуть себе утерянные позиции? Для этого необходимо, как минимум, модернизировать её топливно-энергетический сектор. По предварительным подсчётам, на эти цели необходимо привлечь весьма существенные инвестиции - от 58 до 200 миллиардов долларов. Сумма, конечно, немаленькая, однако руководство местной нефтяной компании PDVSA уже заявило, что готово уступить иностранцам долю в некоторых своих проектах и оценило потенциал таких вложений в $77,6 млрд.

«Если учесть, что запасы нефти в Венесуэле являются крупнейшими в мире и составляют более 300 миллиардов баррелей, то очень трудно понять, как можно довести страну до столь глубокого экономического кризиса. С учётом существенного повышения цен на сырую нефть с конца 2020 года, рост её добычи мог бы стать крайне эффективным решением. Чтобы заинтересовать и привлечь жизненно важные инвестиции, Мадуро в начале этого года заявил, что отрасль открыта для бизнеса и пригласил зарубежные энергетические компании для освоения своих огромных месторождений. Он даже сказал, что они смогут полностью контролировать проекты в Венесуэле, чего не случалось с тех пор, как Чавес национализировал частные нефтяные активы в период с 2007-го по 2010 год», - поясняет Мэттью Смит.

Проблема в том, что привлечь столь крупные инвестиции будет весьма непросто. Например, по состоянию на начало прошлого года Каракас был должен России 3,4 миллиарда долларов. Естественно, выплачивать кредит латиноамериканцы не могут, а потому депутаты ГосДумы приняли в августе 2020-го закон об отсрочке этих платежей на три года. Прямо скажем, вложения в человека, организацию или государство, которые погрязли в долгах и не способны их возвращать, - не самое выгодное с финансовой точки зрения дело.

Да и о санкциях США тоже забывать не следует. Тем более, совсем скоро они могут стать ещё более суровыми. Как известно, два военных корабля ВМС Ирана прямо сейчас плывут в Венесуэлу и, судя по всему, везут туда ракеты, способные достигнуть территории Соединённых Штатов. Там уже сравнили ситуацию с Карибским кризисом и призвали Белый дом адекватно отреагировать на возможную угрозу. Так что, вполне вероятно, деловой климат в Боливарианской Республике, уровень которого и так находится ниже плинтуса, вскоре станет ещё менее привлекательным.

Подписывайтесь на наши каналы:Google NewsGoogle НовостиYandex NewsЯндекс НовостиYandex ZenЯндекс Дзен