Saint-Petersburgleichter Regenfall+2°C
$ЦБ:74,44ЦБ:90,37OPEC:65,42

Изумруды Горного музея. Видеоколлекции

изумруд
Фото © Форпост Северо-Запад / Горный музей

Всем с детства знакомы строки из «Сказки о царе Салтане» о белке, которая грызет необычные орехи:

А орешки не простые,

Все скорлупки золотые,

Ядра — чистый изумруд;

Вот что чудом-то зовут…

Драгоценные камни в стихах Пушкина появились неслучайно. В августе 1831-го, когда Александр Сергеевич завершил работу над поэмой, Петербург уже был во власти изумрудной лихорадки.

Началось все с абсолютной случайности, когда в декабре годом ранее крестьянин Максим Кожевников, занимающийся выгонкой смолы из хвойных деревьев, в верховье речки Токовой в корнях дерева обнаружил несколько зеленых камней. Мужчина ошибочно принял их за «худые аквамарины». Подобного рода ошибка вполне ожидаема - перепутать аквамарин и изумруд для человека далекого от минералогии довольно просто. Для того чтобы точно определить таинственную находку найденные экземпляры были отправлены на экспертизу в Санкт-Петербург в Горный институт.

После того как в столицу привезли драгоценные минералы, мода на уральские изумруды буквально захлестнула придворные круги. Заполучить новый самоцвет жаждали самые сановитые вельможи. О драгоценном минерале говорили в аристократических салонах, о нем писали научные издания. Горный журнал сообщал: «Твердостию своею уральский изумруд превосходит изумруд восточный и блеском оному не уступает». Своим цветом — то густым, почти черным, с таинственной глубиной, то сверкающим яркой ослепительной зеленью, с особыми оттенками, не похожими ни на какие другие зеленые самоцветы мира, уральские изумруды вызывали восторг и восхищение знатоков и любителей камня. Зеленый минерал благодаря эффектному внешнему виду быстро стал намного популярнее бриллиантов среди петербургской знати.

Находка Кожевникова послужила поводом для начала активных поисков основного месторождения камня, которые в течение года увенчались успехом и к 1831 году были заложены первые прииски по добыче изумрудов – Сретенский и Мариинский. Так началась история самого крупного месторождения изумрудов на Урале, которое действует до сих пор – «Изумрудные копи» или «Малышевское». Первые двадцать лет все добытые на этих территориях изумруды доставлялись в кабинет Его Императорского Величества, а земли богатые драгоценными камнями стали личной собственностью Николая I.

изумруд
© Общественное достояние

С середины XIX века копи решают сдавать в аренду. И предприимчивый купец Нечаев арендует у государства одно из крупных месторождений за двадцать тысяч рублей. По тем временам на такую сумму можно было приобрести 10 тонн ржаной муки. Спустя пару лет бизнесмен перепродает покупку англо-французской компании, занимающейся добычей изумрудов, на триста тысяч рублей дороже. Во времена иностранных владельцев при входе и выходе с предприятия рабочих раздевали догола, проверяя тем самым, не прихватил ли кто-то с собой кусок изумруда. Мальчики, сортирующие изумруды, при том, что у них одна рука была привязана к столу, а на другую была надета варежка без пальцев, умудрялись подкидывать камни в воздух сортировочной лопаткой и глотать. Хотя за кражу обычно поили вора касторкой, заставляя вернуть проглоченное, хищения шли в громадных размерах, так что в Екатеринбурге существовал свой собственный изумрудный рынок, совершенно независимый от Парижа. За годы аренды новые владельцы извлекли из месторождений около 10 тысяч тонн изумрудов и успешно реализовали их. Договор окончательно потерял свою силу в 1914, когда из-за военных действий перемещение через границу было затруднено, а добыча изумрудов приостановилась.

В конце 30-х оборонной промышленности СССР понадобилась бериллиевая руда. После чего разработка Малышевского месторождения была восстановлена. Из добываемой породы извлекали ценный металл бериллий, который при добавлении в сплавы придавал им дополнительную прочность, не увеличивая при этом общий вес. Такие сплавы входили в состав брони танков, самолетов, кораблей. Изумруды при этом были вторичным сырьем, так что часто крупные образцы камней могли быть просто попутно взорваны и отправлены в отвал вместе с отработанной породой или использованы для отсыпки железных дорог.

РМК
Фото © РМК

Уже в девяностых шахты местных рудников попали под угрозу затопления и полного разрушения. Только начиная с 2008 года на Мариинском прииске, где по оценкам ученых сосредоточено более 60 тонн самоцветов, восстановлена легальная добыча уральских изумрудов. Около 5% из них имеют высочайшее качество, которое ставит их на один уровень с колумбийскими самоцветами, признанными самыми ценными в мире. Изумрудные Копи Урала сегодня являются уникальной провинцией мирового значения и входят в пятерку лучших природных геолого-минералогических объектов планеты.

В коллекции Горного музея представлены камни из различных месторождений мира, собранные за двести лет. Среди них около 160 русских изумрудов, поступивших в главное естественно-научное хранилище мира во второй половине 1830-х, а также в 1840-х и 1890-х годах из Кабинета Его Императорского Величества, коллекции графа Льва Перовского и герцога Николая Лейхтербергского. Кроме того среди экспонатов есть и первые изумруды найденные на Урале.

В коллекцию включены самоцветы Колумбии и Бразилии, небольшие кристаллы из фараоновских копей и большое количество коллекционных образцов, в том числе принадлежащих известному коллекционеру Джейкобу Форстеру. Кроме натуральных образцов в музее представлены и искусственные. Это первые опытные минералы, полученные в лабораториях в середине 70-х годов.