Saint-PetersburgPartly Cloudy+0°C
$ЦБ:75,86ЦБ:90,46OPEC:46,79

Жизнь и смерть пионера чеченской промышленности

притула
Фото © Форпост Северо-Запад /

В 1942 году, подводя итоги кампании на юге России, Гитлер резюмировал: «Если я не получу нефть Майкопа и Грозного, то должен буду покончить с этой войной». Контроль над углеводородами региона был необходим как инструмент для продолжения боевых действий.

Нефтяной след проявлялся во многих войнах. Сказать, что к их числу принадлежит и Вторая мировая, конечно, нельзя. Однако совершенно точно полезные ископаемые сыграли значительную роль в ее завершении. Без топлива – нефти, керосина, бензина – военная техника превращалась в гору металлолома. Своими запасами Германия похвастаться не могла, поэтому рассчитывала на импорт - в частности, Румынию. Россия же, напротив, занимала лидерские позиции на мировом рынке нефти.

баку
© Общественное достояние

В 1940 году более 80% «черного золота» добывалось в Баку, Грозном и Майкопе. Первым был освоен Азербайджан – во второй половине 19 века за разработку месторождений активно взялись братья Нобель и Ротшильды, а также местные промышленники. Затем последовала очередь Чечни. Уже в 1887 году там построили первый НПЗ. По запасам регион уступал Баку, но это не мешало ему оставаться экономически важным игроком отрасли - качественное сырье шло на производство горючего для самолетов.

Техническую революцию в Азербайджане произвел талантливый изобретатель Владимир Шухов, автор проекта и главный инженер первого российского нефтепровода «Балаханы — Чёрный Город». В Грозном таким новатором стал Александр Притула, который возглавил создание нефтепроводной системы Кавказа, позволившей Союзу ис­пользовать ресурсы Каспия.

Он родился в 1883 году в городе Темрюк Кубанской области. Окончив реальное училище в Екатеринодаре, молодой человек отправился в Санкт-Петербург, где поступил в Горный институт императрицы Екатерины II. В тот период в старейшем техническом вузе страны ввели новый учебный план, целью которого стал акцент на практическом применении получаемого образования. Из дисциплин исключили ботанику, зоологию и политическую экономию. Все лекции теперь заканчивались на четвертом курсе, а пятый год посвящался исключительно упражнениям в составлении проектов по горному искусству, металлургии, прикладной механике и маркшейдерии. Заводы и копи заменили студентам аудитории, что способствовало полноценному погружению молодых людей в производственные реалии.

горный университет
© Общественное достояние

В 1905 году Александр Фомич вышел из стен Горного квалифицированным горным инженером. Первым местом работы стали Бакинские промыслы - юноша сразу попал в центр российской нефтедобычи. Там он встретился с тем самым Шуховым. Ознакомившись с его проектом, Притула предложил модернизировать систему трубопроводов - вместо применявшихся тогда муфт с обычной и конической нарезкой ис­пользовать для соединения труб принципиально другие муфты оригинальной конструкции. К слову, аналоги предложенного варианта появились в Европе лишь спустя 10 лет, а в США - еще позже, под брендом «Victaulic».

Сказать, что это было самонадеянно со стороны новоиспеченного специалиста – не сказать ничего! Однако его рекомендация была высоко оценена Владимиром Григорьевичем и привела к повышению. Притула стал главным инженером строи­тельства первого российского магистрального трубопровода Баку-Батуми в период с 1906 по 1907 годы, который после возведения еще долгое время оставался крупнейшим в мире. В отличие от шухинского проекта протяженностью в 10 км, здесь речь шла о 835 км. Между тем, Александру Фомичу было всего 24 года!

Авторитет горного инженера несказанно вырос. С этого момента он постоянно возвращался к теме транспорта углеводородов и как эксперт приглашался к участию в возведении первых советских магистралей. Например, в 1913-1914 годах консультировал строительство линии Гроз­ный-Петровек-Порт (с 1922 года - Махачкала) диаметром 203 мм и протяженностью 162 км. Она планировалась для доставки тяжелой отбензиненной нефти к побережью Каспия. Сложность объекта заключалась в том, что температура переносимой жидкости достигала 60 градусов в зависимости от те­пло-гидравлических режимов перекачки.

К тому времени Притула уже возглавлял работы на Грозненских нефтяных промыслах и Май­копском месторождении нефти. Он делал все возможное, чтобы поднять степень их освоения до уровня Бакинских. На решение этой задачи он потратил 18 лет, став за эти годы главным инженером всех нефтепромыслов Северного Кавказа.

терская область
© Общественное достояние

Основной идей Александр Фомича было создание на территории от Ставрополья до Каспия единой нефтепроводной системы. Ключевая роль отводилась новым линиям Эмба-Саратов, Махачкала-Грозный и уже имеющейся Баку-Батуми. Притула взял их под свой контроль - проверял техникоэкономическое обоснование (ТЭО) и давал пред­ложения по оптимальным режимам эксплуатации.

В условиях нехватки современного оборудования для сооружения магистралей, руководство страны командировало горного инженера за рубеж для знакомства с передовыми технологиями. В Италии, Турции, Германии и Швейцарии Александр Фомич провел переговоры с иностранными коллегами о возможности закупки наиболее интересных вариантов. В начале 1924 года они завершились подписанием первого контракта на пос­тавку в СССР нефтяного оборудования. Оказалось, что, несмотря на «холодную войну», европейские компании были готовы развивать торгово-промышленные контакты на взаимовыгодных условиях.

Строительство активизировалось: полным ходом проектировались направления Грозный-Туапсе (протяженность 618 км), Армавир-Трудовая и «вторая нитка» Баку-Батуми (протяженностью 820 км). Каждый новый проект приносил осуществление очередных прорывных для отечественной отрасли решений – ацетиленовая сварка, электродвигатели для привода насосов, системы перекачки «из насоса в насос», идея телескопического трубопровода...

Вторым профилем инженера стала подготовка специалистов-нефтяников высокого уровня. Причем организация горнотехнического образования пришла в его жизнь случайно.

Пожары на нефтепромыслах
© Общественное достояние

Революция 1917 года заставила Александра Фомича прервать профессиональную деятельность - добыча и переработка углеводородов на Кавказе были приостановлены. Это непосредственным образом сказалось на количестве и качестве работников, занятых на промысла. Большинство из них были вынуждены бросить свои места, что привело к аварийным ситуациям на месторождениях и предприятиях. Частыми явлениями стали возгорания и разливы сырья, взрывы хранилищ. Только усилиями Притулы и нескольких оставшихся с ним инженеров удалось избежать серьезных экологических проблем в Терской области. На этом фоне петербургскому горняку поручили организовать Грозненские нефтяные курсы по обучению персонала для обслуживания нефтепромыслового и трубопроводного обору­дования.

В середине октября 2020 года, всего несколько недель назад, Грозненский нефтяной технологический университет отмечал юбилей – ему исполнилось 100 лет. Официально он вырос из техникума, однако в реалии именно курсы Притулы стали фундаментом высшего горнотехнического образования в Чечне.

В 1926 году по поручению Совета нефтяной промышленности Александр Фомич возглавил обучение студентов-нефтяников в Московском институте народного хозяйства им. Плеханова. Он разработал учебные программы и осуществлял общее руководство занятиями. В тот же период с учетом количества написанных научных работ, инженеру присудили звание профессора.

Институт народного хозяйства имени Плеханова
© Общественное достояние

Дальше – больше. По просьбе Ивана Губкина Александр Фомич принял активное участие в создании Московского нефтяного института (сегодня Губкинский университет). Он сформировал преподавательский состав, стал первым заведующим единственной в стране кафедры «Транспорт и хранение нефти» и представил соответствующие образовательные программы. Причем, многие из поднимаемых вопросов освещались в учебной литературе впервые. Сырьевая отрасль развивалась настолько активно, что учебники просто не успевали за ней. А значит, их следовало писать.

В 1934 году Притула издал первый в СССР учебник по трубопроводному транспорту углеводородов, который, по сути, стал его главным печатным трудом. Он включал в себя изложение теории и описание практики трубопроводного дела и еще ни одно десятилетие служил руководством при проектировании, сооружении и эксплуатации магистралей.

Значение этого учебника для всей минерально-сырьевой отрасли России колоссально. Почему? Он стал предсказательным. На его страницах впервые прозвучал прогноз скорого появления магистральных газопроводов и широкого развития газотранспортного сектора, говорилось о необходимости в подготовке технических кадров. Александр Фомич опередил время «всего» на 12 лет. Только в 1946 году газопровод Саратов-Москва был введен в эксплуатацию и стал первым в СССР.

газопровод
Фото © А. Головачев/ Строительство газопровода «Саратов — Москва»

Притулу переполняли новые идеи, которым не суждено было сбываться. В органы НКВД поступило письмо от коллеги, «болеющего за благо советского народа». Новатора обвинили в сговоре с иностранцами, предательстве и вредительстве. Классическая для того времени ситуация привела к незамедлительным последствиям: в 1938 году профессора арестовали и расстреляли. Несмотря на то, что спустя почти 20 лет его полностью реабилитировали, имя горного инженера было стерто из истории важнейшей для России отрасли экономики.