Saint-PetersburgMist+9°C
$ЦБ:76,27ЦБ:89,48OPEC:41,49

Гречка будет дорожать быстрее импорта. И причина не в спросе

крупа
Фото © Форпост Северо-Запад /

На рынке гречневой крупы Федеральная антимонопольная служба обнаружила признаки картельного сговора. Если в результате расследования это подтвердится, то, по словам главы ведомства Игоря Артемьева, виновным грозит уголовная ответственность.

Темой гречки ФАС регулярно занимается уже не первое десятилетие, и подобные дела, как правило, рассыпаются за недоказанностью. При этом очевидно, что рынок лихорадит, и дело тут не только в ажиотажном покупательском спросе из-за кризиса.

Вслед за долларом товары в российской рознице начали дорожать. Цены на алкоголь в апреле могут вырасти на 15%. Соответствующие уведомления уже поступают ритейлерам от оптовиков. Председатель правления Beluga Group рассказал «Коммерсанту», что изменения коснутся только импортных брендов.

Подорожание ввозимых товаров в связи с ослаблением курса рубля вполне объяснимо. Почему же тогда нам приходится переплачивать за продукт, который в наименьшей степени зависит от поставок из-за рубежа – гречневую крупу? Безусловно желание россиян запастись гречкой в преддверии эпидемического карантина повлияло на цены. Но стоимость сырья для производства главного кризисного товара начала движение вверх еще в конце прошлого года, когда не было ни падения нефтяных котировок, ни фактора коронавируса.

По данным федерального «Центра агроаналитики» в начале марта прошлого года тонну гречихи сельзозпроизводители продавали за 11 595 рублей (без НДС). В сентябре того же года она стоила ₽10 607, а на пятое марта 2020 уже ₽21 914. Небольшое удешевление в начале осени связано с сезонностью, а вот взлет цен на 88% к началу весны прошлого года – это уже явная предпосылка начала резкого подорожания по всей цепочке. От растениеводов к переработчикам и магазинам.

Дата - пятое марта нынешнего года - показательна с точки зрения причин подорожания. Дело в том, что замер цен произвели накануне появления информации о срыве нефтяной сделки ОПЕК+. Шестого марта об этом сообщили основные СМИ, а уже 11-го официальный курс доллара поднялся до 72-х рублей. В этот же период усугубилась ситуация с коронавирусом и замаячил кризис. Дальше на цену гречки мог серьезно влиять фактор спроса.

поле гречихи
Фото © Гречишное поле. Википедия.

Формальной предпосылкой для взлета цен стал более скромный, чем в прошлом сезоне урожай. Вместо 932-х собрали 736 тысяч тонн. Однако, по оценке Российского союза мукомольных и крупяных предприятий, сформированные запасы позволят полностью удовлетворить спрос на гречневую крупу в течение двух лет даже при полном прекращении сельхозпроизводства в этом сегменте. Президент союза Аркадий Гуревич еще в конце октября 2019 года направил письмо в Федеральную антимонопольную службу, в котором охарактеризовал ситуацию на рынке гречи как ненормальную и требующую расследования.

Получив письмо ассоциации мукомолов, антимонопольщики провели по стране серию показательных и уже ставших традиционными за последнее десятилетие «гречневых дел». Главный регион на этом рынке – Алтайский край. На него приходится около половины российского сбора. Выращиванием гречихи в регионе занимается 1200 хозяйств, а переработкой – около 30-ти предприятий.

«Рост цен на зерно гречихи и крупу продиктован объективными причинами. У сельхозпроизводителей он связан с перепроизводством прошлых лет: в 2014-2018 годах цены на гречиху были низкими и доходили до 5 тыс. рублей за тонну, при параллельном росте стоимости минеральных удобрений, ГСМ, запасных частей для техники и прочего» - говорится в заявлении Алтайского краевого УФАС по итогам проведенного анализа рынка.

полка
Фото © Форпост Северо-Запад /

Не оставили проблему без внимания и сотрудники УФАС по Петербургу. Параллельно с алтайскими разбирательствами, в Северной столице возбудили два антимонопольных дела в отношении оптовиков, предлагавших разные цены на один и тот же товар для отдельных контрагентов из продуктовой розницы.

В марте оба дела были прекращены – создание дискриминационных условий не подтвердилось. Собственно говоря, другого исхода трудно было ожидать. Ведь ФАС может ограничить активность участников рынка, занимающих доминирующее положение, или доказать наличие соглашения между игроками, в силу которого одновременно и без объективных причин изменяется ценовой уровень. Естественно, у оптовиков есть эффективные способы остаться вне этих критериев.

Надо сказать, что ФАС обращает внимание на «гречневый» вопрос не впервые. Предыдущий ценовой пик пришелся на 2016 год. До этого они серьезно росли в 2010-м. И каждый раз антимонопольщики предпринимали безуспешные попытки обуздать рынок.

Нынешнее письмо Гуревича – это скорее не «донос» на растениеводов, а предупреждение о неизбежном усилении ценовой волны на этапе переработки. В себестоимости производства крупы, согласно письму, расходы на закупку гречихи составляют 80%. Плюс оптовая наценка, и розница уже в конце года получала гречу по 37,2 руб. за килограмм.

Если сельзозпроизводители и переработчики включили в цену спекулятивную составляющую, то разве от этого смогут удержаться оптовики? Тем более в условиях ажиотажа. Он, безусловно, катализировал процесс, и за прошедшую неделю закупочные цены для розницы выросли на 9,6 тыс. рублей за тонну – до 50,1 тысячи (по оценке портала «ПроЗерно»). То есть магазины уже сейчас закупаются более чем по 50 рублей за килограмм.

Пик подорожания гречи на полках магазинов еще впереди. Из-за острой конкуренции торговые сети понимают, что первыми переписать ценники – значит проиграть. В любом случае девятисотграммовых пачек за 35 рублей, как было в некоторых сетях еще совсем недавно, мы теперь никогда не увидим.

баночки
Фото © Filkaman

Крупные игроки отечественного гречневого рынка вполне успешно ведут свою игру в лучших традициях глобальных сырьевых спекулянтов. Или монополистов на рынке драгоценных камней. Например, компания «Де Бирс», регулируя предложение алмазов, поддерживает стабильно высокие мировые цены на них.

Отечественные компании сформировали запасы гречихи, которые покрывают двухлетние потребности страны. Из-за низкого мирового спроса экспортный потенциал этого товара не превышает 13% от объема производства. Если при таких условиях внутренние цены растут, значит крупные оптовики или производители искусственно сдерживают предложение.

В таких условиях Росрезерву имело смысл активнее включаться в регулирование рынка. Формировать более значительные запасы в период перепроизводства и обеспечивать приток товара при неурожае. Но время уже упущено.