Saint-PetersburgPartly Cloudy+16°C
$ЦБ:75,03ЦБ:88,96OPEC:42,98

Война США с Китаем становится нелинейной. В чём выгода России?

плакат 2
© Общественное достояние

Дональд Трамп заявил, что торговая сделка с Китаем остается в «полной сохранности». Тем самым он дезавуировал выступление главы Национального совета по торговле Питера Наварро, сообщившего в эфире Fox News Channel, что США готовы её прекратить из-за растущей уверенности разведки в китайском происхождении коронавируса.

Тем не менее, остаются в силе анонсированные Трампом в конце мая меры по изгнанию китайцев из американских университетов. Впрямую они коснутся пока только аспирантов, но в Конгрессе уже рассматривался «Акт о безопасности в кампусах», предполагающий введение полного запрета на пребывание в стране студентов из КНР. Их в США сегодня почти 370 тысяч. Есть ли шанс, что часть из них переориентируется на российские вузы?

На фоне набирающего обороты экономического противостояния между США и Китаем глава российского торгового представительства в КНР Сергей Инюшин объявил об активизации экспорта в эту страну отечественного высшего образования.

Безусловным преимуществом России на мировом образовательном рынке является невысокая стоимость обучения. Особенно после девальвации рубля в 2014 году. Если минимально за учебу в недорогом американском государственном университете платят от $18000 (₽1,26 млн), в китайском вузе от $2400 в год (169 тысяч рублей по текущему курсу), то у нас можно получить высшее образование в разы дешевле. Например, популярные среди иностранцев Российский университет дружбы народов (РУДН) и Томский политехнический университет предлагают программы по цене соответственно от ₽65,5 и ₽47 тыс.

Правительство РФ еще в 2017 году решило использовать это конкурентное преимущество и развить экспортный потенциал отечественной высшей школы. Был утвержден соответствующий приоритетный федеральный проект. Он предусматривал увеличение количества иностранных студентов с 220 тысяч в 2017 году до 710 тысяч в 2025-м. Доходы от образовательного экспорта должны были вырасти с 70 до 373 млрд рублей.

Сегодня по данным Минобрнауки в РФ обучается 266,8 тысяч иностранцев. При сохранении существующих темпов роста к 2025 году удастся увеличить их количество только до 404 тысяч. Понимая недостижимость целей приоритетного проекта правительство остановилось на полдороге и утвердило новый проект – «Экспорт образования», действующий с 2019 по 2024 годы.

инфографика студенты
Фото © Инфографика Минобрнауки РФ

Его задачи приближены к реальности – довести число иностранных студентов до 425 тысяч. Но даже этот план можно провалить, если качественно не улучшить позиции наших вузов на международном образовательном рынке, который в принципе не особенно велик. В мире сегодня только около 8 миллионов человек получают высшее образование за границей.

Основным источником притока иностранных студентов в Россию остаются страны СНГ, особенно среднеазиатские. Первое место у Казахстана. Китай лидирует среди стран дальнего зарубежья, и имеет гораздо большую динамику по сравнению с казахстанской. За последние шесть лет в России стало втрое больше китайских студентов. Но старт был дан с низкой базы. В 2013 году у нас училось менее восьми тысяч граждан Поднебесной. В 2019/2020 учебном году удалось увеличить их количество до 22,8 тысяч.

Проблема в том, что потенциальная китайская аудитория, рассматривающая возможность учебы в нашей стране ограничена размерами специфического пророссийского сообщества. Сергей Инюшин, когда говорил о планах продвижения студенческих проектов, охарактеризовал его как «прослойку людей, ориентирующихся на русскую культуру». Такая группа, безусловно, существует, но, она сегодня вряд ли так же многочисленна, как во времена создания песни «Москва-Пекин» («Русский с китайцем – братья навек…», 1949 г.).

выпускницы
Фото © mgpu.ru

В конце концов, тягу к русской культуре можно удовлетворить через туристические поездки. Что китайцы и делали массово до коронавируса, и с удовольствием продолжат, когда отступит пандемия. Но для полноценной интеграции двух стран один китайский студент ценнее, чем десяток туристических групп.

Отправиться на учебу за границу – дело гораздо более ответственное, чем в турпоездку. Для принятия такого решения нужна серьезная мотивация. Она возникает из понимания перспектив, которые могут сулить годы, проведенные в иностранном вузе. А перспективы зависят от способности этого учебного заведения развить у студента востребованные реальной экономикой компетенции.

В каких российских университетах китайские студенты могли бы такие компетенции получить? Очевидно, что в тех, чьи научные школы напрямую связаны с отраслями экономики, представляющими сегодняшнюю Россию на международном рынке.

В первую очередь это атомная энергетика и недропользование. Китай проводит масштабную программу отказа от угольных электростанций, замещая их гидростанциями и «мирным атомом». В январе 2020 года в сотрудничестве с Россией китайцы запустили два энергоблока на Тяньваньской АЭС. Началось строительство еще двух. Параллельно ведется строительство на атомной станции «Сюй дабао». Сейчас там много наших специалистов, и китайская сторона заинтересована в подготовке собственных кадров в атомной области.

горнаки китая
Фото © nipic.com

Горнодобывающая промышленность Китая с лета 2018 года непрерывно наращивает объемы. Снижение зафиксировано только в феврале и начале марта из-за вспышки коронавируса. Уже апрельские данные продемонстрировали рост. При этом китайцам не удается, например, подтянуть уровень безопасности на своих шахтах к мировым стандартам – в 2019 году мир снова регулярно узнавал о пожарах и обвалах, прорывах воды и выбросах газа.

Другой масштабный вызов горнодобыче КНР – отставание геологоразведки от объемов выработки месторождений. Здесь, как и в решении проблемы безопасности, российские научные разработки и практический опыт чрезвычайно интересны китайцам. Более того, есть успешные реализованные проекты. В сотрудничестве с несколькими зарубежными вузами, в том числе Китайским университетом горного дела и технологий, Санкт-Петербургский горный университет уже несколько лет организует студенческие Летние школы. Это интенсивные курсы, включающие теоретическую и практическую подготовку.

«Мне было интересно прочувствовать атмосферу академического образования в российском вузе. Здорово, что удалось пройти обучение именно в Санкт-Петербургском Горном университете, ведь это один из старейших технических вузов Европы и первый – в России – отметил один из участников Летней школы по направлению «Новые источники энергии и инженерия» Санг Жо Янг. - Я искренне надеюсь, что в будущем у меня будет возможность проводить совместные исследования с российскими учёными».

Кстати, это вполне реализуемая возможность. Победителей проходящего в эти дни международного форума-конкурса разработок молодых исследователей в области недропользования Горный университет наградит возможностью продолжить образование в своей аспирантуре. Именно это, как выяснилось, стимулировало китайских студентов представить на конкурс наибольшее количество докладов.

А вот мнение Фумин Чжао, окончившего магистратуру нефтегазового факультета Горного университета:

«Я учился в частной школе в Китае, где в качестве иностранного языка изучал русский. В контексте сегодняшней мировой повестки это наиболее перспективный вариант. Здесь больше возможностей для роста в сравнении с той же Европой: экономика находится в процессе активного развития. К моменту окончания школы я принял решение изучать нефтегазовое дело – отрасль, в которой наши страны очень тесно сотрудничают. Несмотря на то, что у нас есть Китайский университет горного дела и технологий, я хотел учиться именно в России. Во-первых, диплом об окончании иностранного вуза выше котируется. А во-вторых, у нас сейчас очень высокая конкуренция среди молодежи, которая сказывается на конкурсах в вузы - поступить туда практически невозможно».

Фумин Чжао
Фото © Форпост Северо-Запад /

Многие молодые китайцы оценивают высшее образование, полученное в России, как серьезное преимущество на рынке труда. Помимо ядерной энергетики и минерально-сырьевого комплекса интерес у иностранцев вызывают исследовательские разработки в комической сфере, в гидроэнергетике, самолетостроении, кораблестроении, в военно-технической области.

Количество китайских студентов по образовательным направлениям, связанным с упомянутыми отраслями, можно было бы значительно увеличить. Странно, что мероприятия федерального проекта «Экспорт образования» распылены по всей нашей высшей школе и направлены в большей степени на рекламу вузов, а не на формирование осмысленной мотивации.

Структура финансирования по проекту говорит сама за себя. Из ₽107,5 млрд ассигнований федерального бюджета ₽102,2 млрд, то есть 95% предполагается использовать на строительство и реконструкцию студенческих общежитий. Дело, безусловно, благое, и китайцы, конечно, обращают внимание на качество общежитий. Но все-таки в первую очередь на знания.

Из оставшихся пяти с небольшим миллиардов рублей ₽3,1 млрд будет потрачено на проведение рекламных компаний в иностранных средствах массовой информации, и почти пятьсот миллионов на создание интернет-сайтов. Предполагается сделать десять специализированных порталов для привлечения абитуриентов. Кроме того, на сайте каждого российского университета будут поддерживаться регулярно обновляемые иноязычные версии.

Очевидно, что все это утонет в нынешнем перенасыщенном информационном пространстве.

Помочь проекту «Экспорт образования» сконцентрировать ресурсы там, где это наиболее необходимо, призвана разработанная Минобрнауки РФ «Программа стратегического академического лидерства». Она предусматривает государственную поддержку реализации стратегий развития, разработанных самими университетами. Естественно, в рамках целевых ориентиров, указанных правительством.

Отдельные университеты, к чьим образовательным программам есть высокий потенциальный интерес за рубежом, могли бы включить развитие экспортного направления в свои стратегии как приоритетное. Если сконцентрировать на таких проектах целевую поддержку государства, то отдача будет намного выше, чем от «размазывания» средств - всем на всё.

И это не было бы очередным подарком для избранных. Поскольку «Программа стратегического академического лидерства» предусматривает вовлечение до 150 университетов.