Saint-PetersburgPartly Cloudy+9°C
$ЦБ:76,44ЦБ:90,45OPEC:40,91

Почему в Бейруте востребованы «ливанские россияне»

Бейрут
Фото © Freimut Bahlo, Википедия

Взрыв селитры, разрушивший часть Бейрута и унесшей жизни более 200 человек в августе 2020 года, в очередной раз привлек внимание всего мира к проблемам Ливана. Как это ни странно, справиться с последствиями ЧП может помочь стране российская высшая школа.

Многочисленные протесты оппозиции, требующей смены власти, миллиардный госдолг и безработица, которая достигла показателя в 25-30%. Местные жители от отчаянья уже готовы перейти под протекторат Франции…

Рано или поздно, с помощью стороннего вмешательства или без него, политические разногласия внутри республики, которую когда-то называли «ближневосточной Швейцарией», будут урегулированы. И тогда понадобятся специалисты, чтобы ее восстанавливать – реформировать экономику с акцентом на наиболее перспективные отрасли, отстраивать заново и реставрировать предприятия, порт и жилые дома.

Ливан
Фото © Из личного архива

«Пострадали здания на расстоянии до 10 км от места взрыва. Были полностью уничтожены 3 больницы, склад медикаментов, несколько музеев и зерновой элеватор. В разной степени пострадали здания посольств и консульств разных стран. И, конечно же, жилые дома - примерно 300 тысяч человек остались без крова. На месте самого взрыва в порту – образовался огромный кратер. А ведь этот транспортный узел обеспечивает 60% нашего импорта. Чтобы все это воссоздать, необходимо будет привлечь огромное количество инженеров: архитекторов, строителей, механиков. Их деятельность в обязательном порядке должна сопровождаться работой геодезистов. Именно они обеспечивают точность и безопасность будущих сооружений – проводят изыскания с целью составления планов и карт на первоначальном этапе строительства, отвечают за разбивку, контроль монтажа зданий и вертикальное проектирование территории, а также следят за деформацией уже готовых строений. И здесь мы сталкиваемся с проблемой – в Ливане серьезнейший дефицит высококвалифицированных геодезистов», - рассказывает профессор Ливанского международного университета Мохаммед Абуд.

Он является одним из четырех геодезистов страны, которые имеют ученую степень по данной науке и проводят как фундаментальные, так и прикладные исследования. Причем, трое из них получили образование в советских и российских вузах.

Моххамед родился неподалеку от Бейрута в семье главного бухгалтера Министерства сельского хозяйства и после школы поступил в столичный университет на факультет высшей математики. Спустя пару лет он понял, что на родине карьерных перспектив и финансового успеха на данном поприще не добиться. Возможно, на Западе или в Америке это реально, но не в Ливане. Поэтому он стал искать направление, которое бы опиралось на точные науки, и при этом было гораздо более востребованным. Им оказалась геодезия.

ливан
Фото © CapCase, Википедия/ Бейрут, 1982 год

«В начале 1990-х годов Бейрут, как и многие другие города, пострадавшие в результате гражданской войны (ред. 1975—1990), начали капитально реконструировать. Если строителей было в запасе, то геодезистов катастрофически не хватало. Представьте, ни один вуз страны не готовил по этой специальности. Поэтому я стал рассматривать варианты учебы за рубежом. Мой брат к тому моменту уже получил диплом одного из советских институтов и настоятельно рекомендовал ехать в Россию. Кроме того, выбор объяснялся тем, что многие европейские государства отказывались принимать иностранных студентов на обучение по интересующей меня специальности. Она связана с картами и самыми подробными координатами местности - эта информация считалась закрытой. К моему счастью, вы стали одними из первых, кто снял гриф секретности. Единственным вузом на территории огромной страны, занимающимся подготовкой инженеров-геодезистов, был Санкт-Петербургский горный институт. В 1994 году я поступил в него на контрактной основе и переехал», - вспоминает Мохаммед.

Образование в России, как сегодня, так и тогда, значительно дешевле, чем в Ливане. Университетов, институтов и колледжей в республике открыто много, а государственный вуз - лишь один. Он всегда оставался доступным для населения (в настоящее время плата составляет порядка 400 долларов в год), но его вместимость не отвечает запросам страны. Поэтому молодежь устремляется в коммерческие заведения, где стоимость курсов начинается от 7000-8000 долларов в год.

В России молодые ливанцы, поступившие по квоте Россотрудничества, платят лишь за проживание в общежитиях и транспорт (в целом от 625 до 1250 долларов в год, в зависимости от категории комфортности номеров). Но даже стоимость учебы на контрактной основе будет доступнее, чем в частных вузах Ливана. Например, в Горном университете – менее 3400 долларов в год.

«Мне очень повезло, что я поступил после 90-х годов. Систему образования активно модернизировали, и университет менялся буквально на моих глазах: с одной стороны, по-прежнему сохранялась сильная советская научная школа, с другой – закупались современная лабораторная техника, компьютеры и специализированное ПО, библиотека пополнялась зарубежными книгами и научными журналами. Каждый год в течение двух месяцев мы проходили учебно-производственную практику. Когда после получения диплома я вернулся на родину, моих знаний с лихвой хватило на то, чтобы устроиться в крупную компанию на соответствующую должность и параллельно открыть собственную геодезическую фирму, которая до сих пор приносит мне солидный доход. Примерно через год я прочитал в газете, что Министерство образования РФ выделило квоты для граждан Ливана на бесплатное обучение в аспирантуре. Я хотел продолжать развиваться в профессии и мечтал преподавать в вузе, поэтому незамедлительно подал документы на конкурс и вернулся в свою альма-матер», - объясняет профессор.

Ливан
Фото © Ливанский международный университет

После возвращения на родину Мохаммеда сначала пригласили в Исламский университет и инженерный техникум, а затем в Ливанский международный университет. Молодому инженеру доверили создание с нуля кафедры геодезии и картографии и предложили ее возглавить. Взяв в качестве примера петербургский вуз, он создал образовательную программу, согласовал ее в профильном Министерстве, перевел с русского языка на арабский свои студенческие лекции и практические задания, организовал закупку необходимого оборудования, нашел преподавателей, в том числе выпускников российских университетов.

«С каждым годом конкурс на обучение растет. Сделки с земельными участками и недвижимостью, строительство зданий, мостов, дорог, корабле- и авиастроительство немыслимы без нашего участия. Кроме того, отрасль постоянно развивается и требует регулярного обновления профессиональных знаний. Так, наиболее востребованным направлением сейчас являются ГИС-технологии, позволяющие создавать глобальную базу данных о территориях страны в цифровом формате», - рассказывает профессор.

ливан
Фото © Мохаммед Абуд со своими студентами в Горном университете

Профессия продолжает оставаться редкой и даже уникальной. Для сравнения: 18 вузов Ливана выпускают около 600 механиков в год, при этом на территории страны работают всего 400 геодезистов. Конечно, такое соотношение напрямую сказывается на доходах специалистов обоих направлений.

На сегодняшний день уже два ливанских университетах осуществляют подготовку бакалавров и магистров по направлению геодезия и картография. Однако получить ученую степень по-прежнему невозможно. Поэтому наиболее талантливых студентов профессор направляет на учебу в Россию.

«Четверо моих выпускников учатся в Горном университете, и еще двое - в Москве. Таким образом, через несколько лет они вернутся на родину и пополнят ряды Phd-докторов по геодезии Ливана. В перспективе, они получат возможность стать преподавателями, вести собственные исследования и развивать научную школы страны. Кроме того, молодые ученые будут крайне востребованы в качестве консультантов в самом широком спектре областей. Например, в обороне страны и обеспечении боевых действий, ведь эффективное использование современного высокоточного оружия невозможно без геодезического и гравиметрического обеспечения», - резюмирует Мохаммед.

летняя школа
Фото © Форпост Северо-Запад, Ливанские студенты в Летней школе Горного университета

Сын ученого в этом году окончил школу и также решил связать будущее с горнотехническими науками, а именно с нефтегазовым делом. Выбирая между самыми сильными профильными вузами Норвегии и России, он остановился на университете, который когда-то окончил его отец. Свой интерес новоиспеченный студент объяснил перспективами, которые открылись перед ближневосточной страной по части освоения месторождений углеводородов.

Ливан на сегодняшний день готовится к началу первой в истории добычи нефти и газа на своем шельфе. Залежи были открыты в 2011 году на стыке территориальных вод Ливана, Израиля и Кипра. В силу отсутствия опыта и технологий, страна привлекла к работам иностранные компании. Соглашение о разведке и разработке было подписано с Total, ENI и российской Novatek, создавшими единый консорциум. Выдача лицензий на разработку месторождений назначена на конец 2020 года. Ожидается, что разведка на ливанских участках месторождения продлится около 5 лет. В случае подтверждения их перспективности эксклюзивное право на добычу будет предоставлено членам консорциума на 25 лет. Министр энергетики и водных ресурсов Сезар Абу Халил отметил, что порядка 80% от общего числа сотрудников должны быть ливанскими гражданами. По предварительным оценкам, объем еще неразведанных до конца запасов углеводородов в Левантийском море может составить до 1,6 млрд баррелей нефти и 3,5 трлн кубометров газа.

Ливан
Фото © total.com