Saint-PetersburgClear+3°C
$ЦБ:76,47ЦБ:90,41OPEC:40,91

Человек, который стал ртутным королем России

Ауэрбах
© Общественное достояние

Такой токсичный и необходимый для многих отраслей промышленности металл как ртуть долгие годы импортировался в нашу страну из Испании. Ситуация изменилась в конце 19 века, когда известный горнопромышленник Александр Ауэрбах организовал первое отечественное ртутное производство. Предприятие ждал неминуемый успех. Почему же тогда спустя 20 лет он объявил себя банкротом?

В России было множество королей – хрустальные Мальцовы, хлопчатобумажный Клоп, мануфактурные Морозовы, гастрономические Елисеевы, тифлисский армянин Александр Манташев считался одним из «нефтяных королей» своего времени. Они открывали и скупали банки, строили заводы, завоевывали отечественный рынок и покоряли Европу. Их состояние оценивалось десятками миллионов рублей, что по сегодняшним меркам приравнивается к сотням миллионов долларов. Александр Ауэрбах также был «коронован», однако в отличие от перечисленных предпринимателей являлся скорее ученым и изобретателем, основавшим целую отрасль промышленности.

ртуть
Фото © Wilco Oelen

Ртуть использовали с древних времен в различных областях. Некоторые из вариантов применения сегодня кажутся весьма спорными. Ее соединения по-прежнему активно применяют в медицине, но в древние времена стакан «серебряной воды» напрямую вливали в больного, например, для лечения заворота кишок. Кроме того, считалось, что металл способствует долголетию. По мнению историков, «эликсир молодости» стал причиной гибели ряда представителей царских фамилий как в России, так и за рубежом.

Ремесленники применяли ртуть для золочения металлических поверхностей и извлечения золота, платины и серебра из руд. В качестве примера амальгамирования можно назвать покрытие тонким слоем золота медных куполов Исаакиевского собора. Использовали химический элемент в производстве красок, зеркал и градусников.

К концу 19 века всего две страны снабжали «жидким серебром» весь мир: Испания со своим крупнейшим месторождением Альмаден, на долю которого приходилось около 80% мировой добычи, и Австрия. В России о существовании запасов «жидкого серебра» ничего не было известно, поэтому ее закупали в Европе. Пока горный инженер Александр Ауэрбах не узнал об открытии первого в стране месторождения ртутных руд в Бахмутском уезде, на территории сегодняшней Донецкой области... Сам первооткрыватель не знал, что с ним делать – требовалась консультация специалиста относительно возможного потенциала участка, и крупные вложения, чтобы взять в аренду или выкупить драгоценные земли с залежами у крестьян. Он получил и то, и другое. Но обо всем по порядку.

рудник
Фото © Ртутный рудник Акционерного общества "Ртутное и угольное дело А. Ауэрбаха и Ко"

Александр Ауэрбах родился в 1844 году в Тверской губернии. Дед владел фаянсовой фабрикой, отец был доктором, а мать происходила из саратовских дворян немецкого происхождения. Мальчик с детства интересовался геологией, поэтому в 11 лет убедил родителей отдать его в Институт корпуса горных инженеров в Санкт-Петербурге.

Это было единственное высшее учебное заведение, готовившее специалистов горного дела. Попасть туда было крайне сложно, но если поступить удавалось, то хорошее образование и блестящая карьера молодому человеку были обеспечены. Воспитанники вуза изучали не только профильные предметы – алгебру и геометрию, физику, пробирное искусство, металлургию, горную механику, минералогию, экономику и право. Их обучали французскому, немецкому и латинскому языкам, фехтованию и риторике. Много времени отдавалось практическим занятиям. Так, во дворе института был построен «рудник» с подземными ходами и выработками, а плавить металлы студенты учились на Санкт-Петербургском монетном дворе. Образование подобного уровня обеспечивало выпускникам хорошую должность и солидный доход.

горный университет
© Общественное достояние

Ауэрбах окончил его в 1863 году с чином поручика и свою карьеру начал с организации разведки на каменный уголь на Самарской луке.

Последующие несколько лет молодой специалист потратил на написание диссертации. Успешно защитив работу и став адъюнкт-профессором своего института, он был командирован за границу. В Париже, Вене и Фрайберге под руководством известнейших западных профессоров юноша занимался исследованиями целестина, лабрадора и топаза. Именно там Ауэрбах сконструировал свой первый механизм – гониометр с очень сильным микроскопом, позволявший составить уникальные для того времени таблицы микроскопического определения минералов. Его труды публиковали «Горный журнал» и издание «Венской академии наук».

Однако требующая постоянных профессиональных побед натура не позволили Александру Андреевичу целиком посвятить себя науке. Кабинетная работа была слишком спокойной для него. Поэтому по возвращению на родину он окунулся в практическую деятельность.

Горный инженер активно занимался поиском полезных ископаемых для частных предприятий. В те годы на территории России началась, так называемая, «угольная горячка». По поручению английской, а затем французской компании Ауэрбах заведовал разведкой каменноугольных месторождений в Подмосковье, Туле и Донбассе. В качестве консультанта работал на соляных промыслах в Крыму и в золотопромышленных товариществах Екатеринбурга и Златоуста.

уголь
© Общественное достояние

Получив широкую известность как талантливый промышленник и организатор горнозаводских производств, Александр Андреевич начал получать множественные предложения возглавить то или иное предприятие, управление или даже целый регион. Одно из них изменило его жизнь. А также благосостояние далекого уральского горного округа - Богословского.

Ауэрбаха пригласили управлять им наследники тамбовского богача Башмакова, который скоропостижно скончался и оставил своим родственникам обширные территории. Радость от такого имущества была не долгой. Поселки были практически заброшены, дома заколочены, население представляло собой потомков бывших каторжан и беглецов. Но был там и фактор, который заставил горного инженера взять под свое руководство данные земли. Они были богаты медью, по качеству считавшейся чуть ли не ценнее золота. Правда, местный медеплавильный завод напоминал скорее сарай, а все его работники буквально умирали от голода. Для Ауэрбаха это был вызов, соответствующий его амбициям.

За 15 лет он превратил забытое Богом место в успешный регион.

Первым делом развития требовало медное производство. Уже за первый год объем выплавки меди увеличился с 17 тысяч пудов до 50 тысяч. Конечно, добиться успехов было бы невозможно без усовершенствования техники. Александр Андреевич модернизировал шахтные печи, установил вентиляторы Беккера, неизвестные в то время на Урале, новые рафинировочные горны. Правда, способ Манеса для переплавки купферштейна в черновую медь в ретортах хоть и давал большое сбережение дров по сравнению с ранее применявшимся методом переплавки в отражательных печах, Ауэрбах заметил недостатки в конструкции реторты при бессемеровании купферштейна. В результате он создал собственную версию реторты, которая позволила устранить недочеты.

жд
Фото © Укладка пути на Средне-Сибирской железной дороге

Не менее значимым достижением ученого стало открытие чугуноплавильного и рельсопрокатного завода. Это стало возможным благодаря разработке обширного железорудного месторождения, названного впоследствии Ауэрбаховским, и строительству Сибирской железной дороги, для которой требовалось громадное количество рельсов. Ученый подписал контракт на поставку 6 000 000 пудов стальных рельсов, чем обеспечил Богословский округ работой и стабильным доходом на долгие годы.

Но, конечно, самым важным вкладом Александра Андреевича в горное дело стало основание первого в России ртутного производства. Месторождение в Екатеринославской губернии было найдено другим выпускником Института корпуса горных инженеров – Аркадием Миненковым.

Киноварь
Фото © jewellery.org.ua/ Киноварь

В природе ртуть редко встречается в самородном состоянии - в виде жидких капель на горных породах. Чаще всего ее получают из киновари. Залежи этого минерала располагались на землях крестьян. Арендовав их на собственные деньги, первооткрыватель вскоре разорился. К тому же ему требовалась консультация относительно качества металла и перспективам разработки более опытного специалиста. С этой просьбой он и обратился в 1885 году к Ауэрбаху, который мгновенно «заразился» идеей организовать ртутную промышленность.

Он лично осмотрел месторождение, убедился в его благонадежности и заключил с крестьянами контракт. Расставшись с Богословским округом, Александр Андреевич совместно с Миненковым съездил в Испанию и Австрию для ознакомления с европейскими предприятиями и приступил к постройке завода в Донецкой области. В то время годовое потребление металла в России не превышало 4000 пудов.

Завод и рудник были лично спроектированы Ауэрбахом. Более того, специально для производства он создал рудообжигательные печи для вытапливания ртути, имеющие ряд преимуществ перед импортными аналогами.

Ауэрбах
Фото © Форпост Северо-Запад / Горный музей

Писатель Валентин Пикуль посвятил этому периоду жизни горного инженера историческую повесть «Ртутный король»:

«Русский рынок получил свою ртуть, но дешевизна добычи заставила Ауэрбаха думать о вывозе ее на рынок европейский, вступая в единоборство с ртутью испанской и австрийской. От завода протянулись подъездные пути – и ртуть, коварная и обольстительная, словно порочная женщина, тяжело и густо, переливаясь фальшивым серебром, потекла за границу. Уже в 1897 году Александр Андреевич получил 37 600 пудов ртути.

У с п е х! Первый в России ртутный завод под Бахмутом доставил ему ордена, почет и чин действительного статского советника, приравненный к званию генеральскому».

Если ранее страна импортировала 4 тысячи пудов, то теперь экспортировала 28 тысяч.

Однако в 1904 году удача отвернулась от горнопромышленника. С началом войны с Японией железные дороги переориентировали на армейские нужды. Ртуть не вывозили. Правительство на все просьбы выделить хотя бы пару вагонов отвечало молчанием. Не желая останавливать производство, Ауэрбах платил зарплату рабочим из собственных средств, вложений требовал и сам завод. Через несколько месяцев Александр Андреевич признал себя банкротом. В 1916 году он скончался, не дожив всего год до революции, которая национализировала все частные компании.

жд
© Общественное достояние

Тема воздействия ртути на окружающую среду и здоровье человека широко обсуждается уже не первый год. Международная дискуссия достигла своего апогея в 2013 году, когда была создана Минаматская конвенция о ртути. Россия подписала ее в 2014 году. Документ не допускает открытие новых шахт и предусматривает поэтапное сокращение объемов производства на старых. С 2020 года запрещается производство, экспорт и импорт широкого спектра ртутьсодержащей продукции (электрических батарей, электрических выключателей и реле, некоторых видов люминесцентных ламп, термометров и приборов измерения давления).

ртуть
Фото © Jani Peternelj/ Музей на месте закрытой шахты в Австрии

Ученые занимаются исследованиями в области организации производств безртутных изделий. Однако в ряде отраслей промышленности в техническом и экономическом отношении пока невозможно применение альтернативных вариантов. Среди них - атомная энергетика; оборонная промышленность (изготовление детонаторов и управляемых снарядов); химическая промышленность, связанная с производством винилхлорида (ПВХ), хлора и каустика, полиуретана; медицина и фармацевтика; металлургия и горное дело.