Сенатор Дмитрий Василенко о речи школьника в бундестаге: «Ему дали текст, который писался в Германии»

Василенко
Фото © Форпост Северо-Запад /

Старшеклассник из Нового Уренгоя Николай Десятниченко был участником мероприятий, проходивших в Германии в День скорби 19 ноября. К этому дню российские и немецкие школьники изучали биографии жертв Второй мировой войны. Доклады они прочли с трибуны бундестага. Немецкие школьники рассказали о советских жертвах — офицере и девушке, погибших в немецком плену, а российские школьники — о погибших немцах.

Десятниченко рассказал о немецком солдате Георге Йоханне Рау, погибшем от тяжёлых условий советского плена в 1943 году. В своей речи Николай Десятниченко отметил, что посетив захоронение солдат Вермахта под Копейском, он «увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать».

«Они испытывали невероятные трудности во время войны, о которых мне рассказывал мой прадедушка — участник войны», — добавил Десятниченко.

Свою речь Николай закончил словами: «Я искренне надеюсь, что на всей земле восторжествует здравый смысл и мир больше никогда не увидит войн».

Мероприятия Дня скорби проводятся в Германии гуманитарной общественной организацией — «Народным союзом Германии по уходу за военными захоронениями». Эта организация в числе прочего следит за сохранностью могил советских солдат в Германии. Выступления школьников укладывались в постулируемую организацией идею о том, что войн не должно быть в принципе, а каждый погибший на войне человек — её жертва.

Выступление
Фото © YouTube


Речь Десятниченко в России вызвала настоящий скандал. Несколько политических деятелей заявили, что высказывание старшеклассника из Нового Уренгоя - это пропаганда нацизма и потребовали проверить его гимназию. Некоторые комментаторы призывали наказать школьника. В конце концов за подростка и его речь вступился пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, назвав происходящее «экзальтированной травлей» и добавив, что «очевидно, что подросток не имел в виду ничего плохого».

«Форпост» поговорил о реакции на выступление школьника с сенатором Совета Федерации от Ленинградской области и членом Комитета по науке, образованию и культуре Дмитрием Василенко.

- Дмитрий Юрьевич, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков уже назвал происходящее вокруг истории с выступлением Николая Десятниченко травлей и «упражнениями в плане человеконенавистнечества». Вы согласны с ним?

Все, кто это говорят, они, конечно, правильно говорят. От мальчика надо отстать, юноша здесь совершенно ни при чём. Ему что в голову вложили, как его научили, так он и сказал. Мало того, ему это там ещё написали, и не надо забывать, что преподаватели имеют очень большое влияние на детей, и, соответственно, это просто недоработка того педагогического коллектива, который совершенно точно знает, что он едет в Бундестаг, парламент Германии, что всё очень непросто, и каждое слово должно быть взвешенным. О том, что толкование может быть неоднозначным. Что он озвучивает позицию не только учеников своей гимназии, а этого поколения страны. И что позиция должна быть более чёткой. От ребёнка, конечно, нужно отстать, ещё раз скажу, что он совершенно тут ни при чём.

- Те мероприятия, в которых участвовал школьник - двусторонние, и немецкие школьники также изучают истории погибших советских солдат. Тон их докладов был аналогичным: что война это безусловное зло и личная трагедия каждого солдата. Каким должен был быть тон доклада российских старшеклассников?

Ну, во-первых, надо признать, что 22 июня 1941 года фашистская Германия пришла к нам не с хлебом и солью и не цветы дарить, а убивала наших граждан и бомбила наши города. Любая война - это трагедия. Но дело в том, что материал преподнесён так, как давно уже добивался Запад. Запад очень хочет, чтобы мы все покаялись, назвали себя кровавыми тиранами. Телеканал History неделю назад показывал Германию и голос за кадром говорил, что Германия жила тихо и мирно до 44 года, и что руководителем её был «бывший художник». Это про Гитлера! Пока полчища Советского Союза не ворвались на территорию Германии и не изнасиловали миллион немок, вот этих женщин несчастных.

- Согласны ли Вы с тем, что тот факт, что Николай Десятниченко в сухих цифрах числа погибших и забытых именах немецких солдат смог разглядеть личные истории, личные трагедии — это в каком-то смысле достижение российского образования и культуры, которые он получил? Тот факт, что он интересуется такой глубиной вопроса.

Слушайте, у нас сотни тысяч школьников интересуются историей войны. Не только он заинтересовался, поехал в Бундестаг, лучший он или не лучший — мне сложно судить об этом. Я точно знаю, что ни один школьник из Ленинградской области, где шла война, где есть Невский Пятачок, где был прорыв блокада Ленинграда, Тихвинская операция, где есть Крондштат, никогда бы не сказал, что «бедный немецкий солдат пришёл и вот тут его убили». Понимаете, ведь подача материала может быть совершенно разной. Наши школьники знают, что это такое. Вы думаете, он был на Мамаевом кургане? Я сомневаюсь. Что он был в доме Павлова? Ему дали текст, который писался в Германии - что они пришли такие вот несчастные, их тут убили в Советском Союзе, в России. Это недоработка педагогического коллектива, это недоработка социальной среды конкретного региона.

Сегодня у нас на комитете был вице-губернатор ЯНАО, председатель комитета образования. Они представили доклад о том, как они всё хорошо и правильно делают. В итоге они всё-таки 15 минут выслушивали о том, кто они такие и что нужно делать, чтобы правильно воспитывать детей. Сказать им было нечего. Хотя нет, они просили о том, чтобы эту тему иначе склоняли в интернете, будто сенаторы на это влияют. Глупость полная. В ответ я сказал, что готов организовать поездки школьников, и что было бы очень правильно привезти их в Ленинградскую область. Мы готовы взять все расходы на себя, показать Невский Пятачок, показать выставку техники, показать Пискарёвское кладбище, побывать в Крондштате, побывать в музеях. Максимально, чтобы ребят просветить и рассказать, как это было. Ещё раз говорю, это очень важно, потому что материал, к сожалению, мальчик не усвоил.

Школьник
Фото © vk.com/Николай Десятниченко

И знаете, что самое страшное? Его теперь будут использовать, как своеобразный фетиш. Этого ребёнка будут использовать ещё десятки лет и показывать в документальных фильмах пропаганды про «плохую Россию», про то, что это самый большой агрессор. Завтра скажут, что мы напали. Из европейского информационного поля выпадают дети и взрослые, замученные в блокадном Ленинграде. Про Бабий Яр никто не вспоминает. А потом выходит такой российский мальчик и кается в том, что мы такие нехорошие, что вот был такой солдат, пришёл, видимо, с миром, а его взяли его и убили.

- Как экс-главе Кировского района Ленобласти, Вам не понаслышке известны работы на Невском Пятачке по перезахоронению. И там, насколько мне известно, работают и немецкие историки, откапывают и немецких солдат...

Всё это есть. Когда в 2001 году я избрался мэром, мне сразу показали, где похоронены немецкие солдаты. Там люди ногами ходили. Я позвонил немецкому консулу, сказал: «Забирай своих бойцов». Там был десантый отряд из 16 человек, которые были расстреляны из пулемётов ещё в воздухе. Так как шёл 2001 год, тогда ещё были живы ветераны, которые воевали. Они показали место. Немцы ещё долго меня благодарили.

У нас в районе есть село Сологубовка, где похоронено больше 20 тысяч немецких солдат. Мы тысячи человек в год примерно находим, безымянных бойцов Красной Армии. И немцев так же со всеми почестями хороним. К нам приезжают немецкие делегации, возлагают цветы на Невском Пятачке нашим войнам, потом своим. И даже католический священник приезжает отслужить мессу за упокой.

- Сама работа по перезахоронению погибших — она важна? Если посмотреть речь Николая Десятниченко то, рассказав о посещении захоронения, он закончил её словами, что любая война - это зло. Может быть, как раз такая работа позволяет взглянуть на войну, как на личную трагедию?

Безусловно. Я говорю, как человек, умудрённый опытом, специалист, который работает и работал давно с людьми, в том числе, с детьми. Но речь здесь совершенно о другом. Скорее всего его [Николая Десятниченко — прим.ред.] учителя хотели там понравиться, скорее всего, там были какие-то подарки. То, что он рассказывал по подсказке — у меня никаких сомнений нет. Это не его речь. Она рафинирована, она сделана под заказ.

А мальчика надо оставить в покое, пусть приезжает, берёт своих друзей, я их встречу, познакомлю с их ровесниками, которые всё расскажут, сводят по музеям, покажут, где воевал отец Путина, где был ранен. Ведь это всё тесно связано. Президент близко принимает это всё. Об этом мало очень говорят. Но у президента умер старший брат во время блокады. И маму уже выносили, она уже накрыта была, отец её узнал по ботиночкам. Это ведь очень большая личная трагедия президента, который говорит, что нельзя допустить переписывания истории. Уже уходят ветераны, которые могут что-то рассказать. И то, что сейчас будет вложено в голову подрастающему поколению, то и получим мы в результате. И поэтому мы должны немедленно обратить на это ещё больше внимания. У нас сейчас написано в Конституции, что не должно быть идеологии. Должна быть идеология. Я говорю об этом совершенно открыто. Должно быть патриотическое воспитание.

- А какой должна быть идеология?

Идеология одна — любовь к Родине и память о мужестве наших предков.