Аркадий Дворкович: «Россия проиграет от разрыва связей с ЕС, так же как и ЕС проиграет от разрыва связей с Россией»

Дворкович
Фото © Форпост Северо-Запад / Андрей Кучеренко

В Санкт- Петербурге, на полях Российско-Германского сырьевого форума, прошли переговоры в закрытом режиме между министром иностранных дел ФРГ Зигмаром Габриэлем и заместителем председателя Правительства РФ Аркадием Дворковичем. По их завершению российский вице-премьер поделился с «Форпостом» своим видением перспектив сотрудничества с немецкой стороной.

У Германии и России сегодня довольно много противоречий. Удалось ли в связи с этим найти общий язык с министром иностранных дел ФРГ Зигмаром Габриэлем?

У нас по 95% вопросов, которые мы обсуждали, позиции полностью совпадают. Мы сходимся и в оценке того, что происходит сегодня, и в планах на будущее. Да, у нас разные мнения относительно Крыма и Украины. Но важнее разногласий по этому вопросу понимание нашей общей ответственности за стабильность в Европе, за мир, за рост взаимного доверия. Это чрезвычайно важно.

Безопасность является нашей общей ответственностью. Это касается как военной, так и экономической безопасности. В том числе и энергетической. На этом рынке не может быть успешен один партнёр, в то время как другие терпят убытки. Поэтому мы долгие годы строили свои взаимоотношения с Европой, с Германией, исходя из принципа взаимной выгоды. Мы всегда исполняли контракты, и будем продолжать это делать в рамках законодательства, в рамках тех договорённостей, которые у нас есть.

Мы прекрасно понимаем, что точно так же проиграем от разрыва связей с ЕС, как проиграют и наши партнёры. Но мы видим, что у нас есть возможность выиграть всем вместе, и надеемся на то, что никто этому не помещает, исходя из краткосрочных, сиюминутных политических интересов.

Если говорить о товарообороте с Россией, то Германия здесь значительно уступает Китаю. Существуют ли перспективы его роста в свете нынешней политической ситуации?

Да, товарооборот с ФРГ находится на втором месте после Китая. С Китаем у нас он приближается к 100 млрд, с Германией – к 50 млрд долларов в год. Если бы не падение последних трёх лет, то показатели, безусловно, были бы выше. Но главное, мы переломили тенденцию к спаду, и в этом году наблюдается рост торговли более чем на 20%.

Дворкович и Габриэль
Фото © Форпост Северо-Запад / Андрей Кучеренко

Продолжают расти и прямые инвестиции как из ФРГ в Россию, так и из России в ФРГ. На недавней встрече в Сочи с представителями германского бизнеса были обозначены, как минимум 15 новых проектов, реализованных в первом полугодии 2017 года. Было открыто 15 новых производств.

Постепенно меняется структура инвестиций. Мы рассчитываем, что нам удастся реализовать новые проекты в транспортной сфере, в том числе на железнодорожном транспорте, в цифровой экономике. И у Германии, и у России есть свои планы, свои инициативы, Центры разработки технологий. Необходимо обеспечить их более тесную координацию и сотрудничество.

Один из проектов, который мы могли бы совместно реализовать, - транспортно-логистический коридор от стран азиатско-тихоокеанского региона до Европы. Германия здесь может выступать в роли европейского хаба. Это сложный, долгосрочный проект, но вполне реальный. Предварительные расчеты показывают, что он может быть коммерчески выгодным.

Удастся ли России и другим заинтересованным в стабилизации сырьевых рынков государствам, достичь этой стабилизации?

Мировые энергетические рынки сегодня действительно нестабильны. Был период значительного падения цен практически на все сырьевые товары. Это привело и к падению инвестиций в сырьевой сектор во всём мире. Среди товаров, которые оказались не подвержены этому тренду, можно выделить редкоземельные металлы. На них сохраняется устойчивый спрос и высокие цены в связи с дефицитностью этого стратегического сырья. В России есть такие месторождения. И мы готовы совместно их разрабатывать.

Дворкович и Литвиненко
Фото © Форпост Северо-Запад / Андрей Кучеренко

Россия стремится играть активную роль в обеспечении стабильности мировых сырьевых рынков. Это касается, прежде всего, нефтегазового сектора. Мы рассчитываем, что наши усилия в формате ОПЕК + принесут свои плоды, и цены на нефть будут держаться на приемлемом для потребителей и для производителей уровне. Это создаст предпосылки для привлечения в энергетический сектор дополнительных инвестиций.

На конференции много говорилось о возобновляемых источниках энергии. Насколько их развитие необходимо России?

Мы понимаем, что технологии не будут стоять на месте и постепенно возобновляемые источники энергии вытеснят нефть, которая будет все больше и больше использоваться для производства продукции нефтехимии. А в энергетическом балансе всё большую роль будут играть альтернативные энергоресурсы.

Сейчас в энернгобалансе России доля газа – около 45%, атомная энергетика выросла и приближается к 18%, гидроэнергетика - примерно 14%, уголь – около 10%. Возобновляемые источники энергии постепенно повышают свою роль. Наша задача - сформировать предсказуемую среду для инвестиций в этот бизнес. Мы рассчитываем на то, что такие проекты будут реализовываться, в том числе, и в сотрудничестве с нашими партнёрами из Германии.

На Российско-Германскую сырьевую конференцию традиционно приезжает много учёных из обеих стран. Насколько, на Ваш взгляд, важна интеграция высших школ и науки?

Совместная научная работа, безусловно, повышает уровень доверия, она необходима для интенсификации сотрудничества в целом. Отличный пример – взаимодействие Санкт-Петербургского Горного университета и Фрайбергской горной академии. Сегодня мы видим взаимную заинтересованность российских и немецких учёных в совместных арктических исследованиях, наблюдениях за климатическими изменениями, изысканиях в области медицины, биотехнолоий и так далее. Надеюсь, что эти инициативы будут реализованы. Мы со своей стороны будем поддерживать их, в том числе, с помощью бюджетных ресурсов.

Нам крайне интересны новые разработки для сырьевого сектора, а также использование энергетического комплекса в качестве драйвера для разработок в машиностроении, в информационных технологиях, в использовании больших данных для промышленного применения.