Saint-PetersburgPartly Cloudy+16°C
$ЦБ:73,15ЦБ:85,92OPEC:45,21

Человек, который первым в мире предложил добывать нефть в море

морская платформа
Фото © Пресс-служба компании Total

По мнению экспертов, в море добывается до 35% общего объема нефти. И хотя первый проект строительства нефтяных платформ был предложен соратником Роберта Нобеля еще в 1896 году, более 50 лет документ просто пролежал на полке.

Поляка Витольда Леона Юлиана Згленицкого зачастую называют польско-российским геологом и именуют Виктором, а порой и Леонидом Константиновичем. Дело в том, что его деятельность неразрывно связана с развитием науки и промышленности Польши, России и Азербайджана (который в 19 веке находился под властью Российской империей). В действительности же Згленицкий повлиял на успех всей мировой добычи углеводородов с морского дна.

Згленицкий
© Общественное достояние

Он родился в 1850 году в дворянской семье в деревне Стара Варгава, расположенной в центральной Польше. Положение и связи родителей позволили мальчику попасть в губернаторскую гимназию города Плоцк. Учебное заведение было открыто еще в 1180 году и считалось самым престижным в регионе. Блестяще окончив его, в 1866 году Витольд поступил на физико-математический факультет Главной варшавской школы (сегодня Варшавский университет). Через 5 лет юноша, уже будучи дипломированным специалистом, принял решение закрепить образование за рубежом. Из всех возможных вариантов он выбрал Горный институт в Санкт-Петербурге.

горный университет
© Общественное достояние

У вуза была хорошая репутация за пределами Российской империи, привлекающая не только перспективных студентов, но и преподавателей. Здесь читали лекции профессоры из Западной Европы, по большей части из Германии. Но, прежде всего, иностранцы ехали ради представителей российской научной мысли. Так, оценив способности Витольда Згленицкого, проявленные им в ходе обучения в Горном институте, место ассистента в своей лаборатории предложил молодому человеку Дмитрий Менделеев.

Окончив с отличием старейший технический вуз России, новоиспеченный горный инженер приступил к работе. Он вернулся на родину и вскоре стал руководителем металлургического завода в городе Мрочкув на реке Каменна. Спустя десять лет переехал в Ригу и получил место в Горном совете. В 1891 году ему предложили заманчивую должность главного инженера в Донбассе. Следом поступило еще одно приглашение - в Баку, специалистом пробирной палаты. Згленицкий выбрал Азербайджан, где на тот момент происходило стремительное развитие нефтяной промышленности.

баку
© Общественное достояние

Регион с каждым годом привлекал все больше людей, в том числе таких крупных предпринимателей как братья Альфред, Роберт и Людвиг Нобели и Альфонс Ротшильд. В 1901 году бакинские промыслы обеспечивали 50% мировой и 95% российской добычи нефти. Но центр мировой добычи углеводородов многие воспринимали как место для ссылки – с точки зрения быта город был далек от комфорта. Из-за отсутствия водопровода и канализации там регулярно вспыхивали эпидемии дифтерии, тифа и холеры. Именно Витольд Згленицкий инициировал строительство муниципального водопровода в Баку.

За несколько лет польский геолог стал главой пробирной палаты, но все свободное время он тратил на геологические исследования и изобретения устройств, позволяющих эффективно добывать природные ресурсы. На территории Азербайджана он открыл залежи железной руды, пирита, молибдена, кобальта, барита, угля, марганца, меди, каменной соли, золота, серебра, мышьяка. Не остался без внимания специалистов и сконструированный им аппарат для измерения кривизны и отклонений скважин. Он предотвращал возникновение взрывов и диких пожаров, которые с высокой частотой происходили тогда в окрестностях Баку, позволял увеличить скорость буровых работ за счет раннего обнаружения кривизны валов.

баку
© Общественное достояние

Однако делом его жизни стала морская нефтедобыча. С 1893 по 1896 году годы горный инженер исследовал дно Каспийского моря вблизи Абшеронского полуострова и установил перспективные для разработок нефтеносные участки. В частности речь шла о Биби-Эйбатской бухте. Впервые в мировой практике были открыты запасы нефти в море. Свои исследования Витольд отправил в альма-матер и приложил к ним революционный проект - способ бурения. Идея заключалась в строительстве специального гидроизоляционного помоста на высоте 12 футов (до 4 м) над уровнем моря. Площадку предлагалось установить на деревянных сваях, вбитых в дно. В случае фонтанирования нефть складировалась бы на пришвартованной к платформе железной барже вместимостью более 3000 тонн нефти, а затем на ней же транспортировалась к берегу. Оставалось заполучить участки для строительства экспериментальных платформ и бурения разведочных скважин. И именно с этим вопросом возникла проблема.

Сначала со своим предложением геолог обратился в Управление Государственным имуществом Бакинской губернии и Дагестанской области. Просьбу отклонили по причине того, что морское дно не относится к их ведению. Тогда Витольд обратился в Министерство земледелия и госимущества.

Надо сказать, что выпускник Петербургского Горного института был не первым, кто пытался добиться от местных властей разрешения на разведку морских глубин. Двадцатью годами ранее Роберт Нобель, чья семья сколотила огромное состояние на Бакинских промыслах, уже обращался в Управление горной частью с подобной просьбой. Его желание вызвало бурю негодования со стороны местных нефтепромышленников. Владельцы участков на берегу Биби-Эйбатской бухты убедили губернатора Баку, что скважины будут мешать их кораблям подвозить необходимые материалы для добычи черного золота к причалам.

История повторилась. Згленицкий получил очередной отказ на свое прошение. В числе аргументов - дороговизна морской добычи в сравнении с добычей на суше. Кроме того, Министерство полагало, что организация нефтепромысла в Каспии принесет ущерб рыболовству и станет помехой для судоходства.

Была и хорошая новость: Бакинское горное управление признало морское дно возле Апшеронского полуострова нефтеносным, а проект платформы интересным, правда, излишне смелым и преждевременным решением.

баку
Фото © Общественное достояние, Засыпка Биби-Эйбатской бухты

В 1900 году по заказу бакинских нефтепромышленников Витольд определил 165 перспективных с точки зрения добычи участков на Апшеронском полуострове. Проект опубликовал в профильном журнале «Нефтяной дело», и власти приняли его к реализации в качестве плана работ. В 1901 году правительство согласилось добывать нефть, найденную горным инженером на морском дне, однако для осуществления этой задачи было решено сначала засыпать часть побережья землей.

Згленицкого за профессионализм, усердную работу и сделанные открытия повысили до звания полковника и предоставили право за собственные средства приобрести два нефтеносных участка на суше и в воде. Казалось бы, долгожданная реализация новаторских идей была так близко, но в 51 год он узнал, что неизлечимо болен сахарным диабетом. Тогда по примеру своего приятеля Альфреда Нобеля, с которым познакомился в Баку, геолог составил завещание. Большая часть его весьма солидного состояния переходила Кассе имени Юзефа Мянского (старейший фонд поддержки польской науки) на выплату премий для лучших работ по науке, искусству и культуре. Сегодня за этот поступок горного инженера называют «Польским Нобелем».

В 1904 году в Баку он скончался. Похоронен в деревне Воля-Келпиньска в Польше.

Геологическое сообщество признало Витольда Згленицкого основоположником в области добычи нефти со дна моря. Все сегодняшние буровые платформы в море берут своё начало именно от его изобретения.

Первые разведочные скважины на насыпной суше в Биби-Эйбатской бухте были заложены только в 1922 году. На следующий год нефтяной фонтан со дна Каспийского моря ударил с глубины 460 метров.

Нефтяные камни
Фото © Пресс-служба компании Socar

В 1946 году экспедицией Академии Наук Азербайджана было проведено исследование дна Каспийского моря на расстоянии 40 км от берега, которое привело к обнаружению огромных запасов черного золота. Все открытия, сделанные польском геологом, подтвердились. После окончания Второй мировой войны Россия остро нуждалась в нефти, и подходящее время для освоения морских месторождений наконец наступило. В 1949 году в 42 км от берега была пробурена первая скважина со 100-тонным суточным дебитом, началось активное освоение месторождения. С годами здесь построили город на сваях Нефтяные камни, вошедший в Книгу рекордов Гиннеса как старейшая морская нефтеплатформа.