Saint-PetersburgPartly Cloudy+9°C
$ЦБ:76,46ЦБ:90,36OPEC:39,53

Братья Бокии: основоположник горной науки и создатель ГУЛАГа

Бокии
© Общественное достояние

Бориса Бокия по праву считают одним из отцов горной науки – именно он заложил аналитические методы проектирования шахт и вывел угледобычу в начале 20 века на принципиально новый уровень. Не меньший след в истории страны оставил и его брат, которого до сих пор называют «самой необычной фигурой спецслужб» и «куратором советской чертовщины».

Братья родились в старинной дворянской семье в Тифлисе: Борис в 1873 году, Глеб – шестью годами позже. Их предок Федор Бокий упоминается еще в переписки Ивана Грозного с Андреем Курбским, когда во второй половине XVI века был назначен владимирским подкоморием в Литве. Прадед был известным математиком, а отец – автором учебника «Основания химии» и преподавателем сыновей великого князя Михаила Николаевича.

Юноши пошли по стопам предков. В 1890 году Борис выдерживает конкурс в крупнейшее высшее техническое заведение России – Горный институт, а через шесть лет его примеру последует брат. В Петербурге ими овладевает идея борьбы за права пролетариата. Но если для старшего брата это было скорее хобби, которое не мешает ему окончить вуз по первому разряду, то Глеба демократические идеи захватили всерьез.

Переломный момент для обоих наступил в 1898 году. В один из дней Борис, тогда уже работавший на Донбассе, приехал погостить в столицу и позвал младшего брата принять участие в студенческой демонстрации, переросшей в столкновение с полицией. Оба были арестованы. Их быстро отпустили по ходатайству отца, но больное сердце родителя не выдержало позора, и спустя несколько дней Иван Дмитриевич скончался. Потрясенные горем, братья приняли диаметрально противоположные решения: Борис совсем отошел от политики, а Глеб наоборот окончательно стал на стезю профессионального революционера и включился в борьбу за освобождение рабочего класса.

Илья Репин
Фото © Илья Репин. "17 Октября 1905"

Борис Бокий

После окончания обучения в институте в 1895 году юноша был распределен на Донбасс, где как раз в это время активизировась промышленность. По всей стране шло усиленное железнодорожное строительство. Развитие металлургии сопровождалось возрастающим спросом на каменный уголь. Всего за 10 лет (1890— 1900 годы) было выстроено свыше 21 000 вёрст новых путей, и добыча угля в Донбассе выросла в четыре раза.

До 1870 годов у России практически не добывали уголь. Его импортировали из Англии и Бельгии. Путь морем до Санкт-Петербурга был гораздо выгоднее, чем телегой до Малороссии, и лишь с развитием сети железных дорог началась масштабная угледобыча.

По заказу Союза горнопромышленников Юга России молодого инженера направили в Донецкий регион поднимать угольную отрасль. В 1898 году 24-летнего Бокия назначили заведующим шахтой «Иван». Однако спустя несколько дней на ней произошел сильный взрыв газа, в результате которого погибло 78 человек.

шахта
Фото © Agrillo Mario Me contacter/ Закрытая шахта в Бельгии

Это было время частных катастроф в области добычи. В 1889 году на шахтах близ города Льеж в Бельгии погибло 1642 человека, в 1902 году под Вашингтоном - 788 шахтеров. И это только самые крупные трагедии, число более мелких исчислялось десятками, если не сотнями. Причин было множество, но основная – шахты рыли не профессионалы. Как следствие – обвалы забоев, затопления и, конечно, главный фактор риска – газ! Спускаясь на глубины с керосиновыми лампами, рабочие тогда еще не подозревали, что смесь метана и угольной пыли может взорваться при соприкосновении с открытым огнем.

Борис Иванович был одержим идеей многократного увеличения угледобычи при значительном снижении риска гибели рабочих. Первое, что обратило на себя его внимание – это плохое проветривание шахт. Бокий сконструировал принципиально новую систему вентиляции, работающую с помощью нескольких одновременно действующих вентиляторов.

шахта
© Общественное достояние

Это решение в частности он применил на Кадиевском руднике Днепровского общества. Большой, но запущенный рудник словно ждал приезда талантливого специалиста, способного раскрыть его потенциал в полной мере. Так, на капитальной шахте № 1/2 в момент прихода Бокия из-за плохой вентиляции работали только на двух пластах, а уже через год - на всех шести.

Однако настоящей революцией в угледобыче стало следующее изобретение Бокия. Производственным процессом, требующим переосмысления, была разработка пластов. Традиционной считалась камерно-столбовая система. В данном варианте отрабатывался объем в пределах камеры, и до 20% этого объема приходилось на охранные подпорки. Уголь, содержавшийся в них, оставляли, что означало большие потери по показателям.

столбовая система
© Общественное достояние

Борис Иванович предложил сплошную систему разработки, когда шахтеры поднимают на поверхность весь уголь без остатка. Это стало возможным благодаря системе механических крепей – деревянных столбов, подбирающих свод шахты. Данный принцип в усовершенствованном виде до сих пор используется во всем мире.

шахта
© Общественное достояние

На протяжении 10 лет на Донбассе были опробованы более 40 изобретений петербургского инженера. Деятельность Бокия было настолько успешной, что в 1906 году его пригласили обратно в Петербург заведовать кафедрой горного дела в собственную альма-матер. Изначально ему дали звание адъюнкт-профессора, с 1908 года – экстраординарного, а с 1914 года – ординарного профессор вуза.

За годы работы в институте Борис Иванович создал фундаментальные труды - Практический и Аналитический курсы горного искусства. Они радикально отличались от аналогов, выходивших за рубежом.

«Иностранцы не имеют даже представления о тех громадных концессиях, которыми подчас владеют предприятия в России. Само собой разумеется, что в Бельгии, например, где концессия в 300 десятин считается громадной, трудно развернуться во всю ширь, нет возможности даже обсудить все эти комбинации, которые могут иметь место при концессии в 20 тысяч десятин, а потому там берут то, что выработано десятилетиями практики, не подвергая критике применяющиеся способы эксплуатации и не имея даже на это ни времени, ни охоты, ни средств», - утверждал автор.

У нас же, со слов Бокия, ещё столько нетронутого места, что для предприимчивого инженера имеется широкое поле деятельности и возможностей, несравнимое по масштабам с Европой.

Свыше 20 лет Борис Иванович посвятил разработке аналитических методов проектирования горных предприятий. Какими выработками и как вскрыть месторождение, подготовить его к выемке, какими способами разрабатывать пласт, какие размеры давать рудничным полям? Ученый первым разработал эти вопросы, стараясь находить решения, которые бы давали наименьшие капитальные затраты и эксплуатационные расходы.

Не прервали он и связи с производством: часто выезжал на предприятия для консультаций, экспертиз, обследований, в том числе за границу. С 1921 года он был ответственным консультантом крупнейших трестов Союза - «Донуголь», «Югосталь» и «Кузбасстрест». Его основная цель – восстановление и реконструкция горной промышленности страны после революции и первой мировой. В день 20-летнего юбилея научной деятельности ему присвоено звание заслуженного профессора, а через год – в 1927 году старший брат Бокий скончался в возрасте 54 лет.

Бокий
© Общественное достояние

Глеб Бокий

Судьба младшего брата была не менее интересной. В то время как Борис уже стал преподавателем, Глеб из-за своей революционной деятельности все еще не мог даже окончить институт. Его ученичество растянулось более чем на два десятка лет. Неудивительно, если учитывать, что до 1917 года он 12 раз арестовывался, провел полтора года в одиночной камере, 2,5 года – в сибирской ссылке, а от побоев в тюрьме получил туберкулез.

Он активно участвует в событиях революции 1905-1907 годов. Организует боевые рабочие дружины и является одним из руководителей петербургского большевистского подполья. Тогда же в нем проявляется талант шифровальщика – под видом математических формул он создает секретный язык.

Демонстрация
© Общественное достояние

По-настоящему звездный период в жизни и карьере Глеба Ивановича начинается в 1917 году. Секретарь Петроградского комитета РСДРП(б), член Петроградского военно-революционного комитета, председатель Петроградской ЧК, организатор Красного террора в Петрограде и Северном регионе. Вот далеко не полный список должностей и занятий Глеба за два послереволюционных года.

Наконец, в 1921 года Бокий оказывается в Москве на Лубянке, где ему поручают возглавить Специальный шифровальный отдел ОГПУ. Вот когда пригодился его талант в криптографии. Именно Бокий был инициатором создания в СССР так называемой «Радиопеленгаторной станции № 3», положившей начало советской военно-морской разведке. Так что его не без основания считают отцом-основателем Федерального агентства правительственной связи и информации.

Но было и еще одно детище Глеба Бокия, о котором сегодня мало кто вспоминает без содрогания. Он – один из самых активных создателей системы ГУЛАГа, в частности - Соловецкого лагеря особого назначения. Без его подписи не обходился ни один из тысяч вынесенных тогда смертных приговоров. «Этот живой человек, в честь кого был назван пароход, - людоед - главный в той тройке ОГПУ, которая приговаривала людей к срокам и расстрелам», - так писал о Глебе Ивановиче бывший соловецкий узник академик Дмитрий Лихачев. Действительно, еще при жизни Бокия его именем был назван теплоход, перевозивший политзаключенных на Соловки.

Бокий
Фото © Визит Максима Горького в Соловецкий лагерь в 1929 году на борту корабля "Глеб Бокий" (Бокий справа)

7 июня 1937 года Глеб Бокий был арестован, обвинен в шпионаже в пользу Великобритании и расстрелян. Рассказывают, что истинной причиной его казни стала фраза «А что мне Сталин? Меня Ленин на это место поставил».

Ходит также легенда, что шифровальный отдел был маскировкой изучения паранормальных и экзотерических явлений. По типу гитлеровской Аненербе. Якобы все должности Бокия были прикрытием руководства парапсихологического отдела НКВД, с которым сотрудничали в принудительном порядке ученые, медиумы, парапсихологи, шаманы СССР. Как утверждают литературоведы, Булкагов использовал младшего Бокия в качестве прообраза Воланда. После расстрела Глеба Ивановича сотрудники его отдела также были уничтожены практически в полном составе. По слухам, нескольких выживших немцы выискивали во время войны и платили им 0,5 млн долларов за информацию о результатах их исследований.

Бокий
© Общественное достояние

Судьба братьев Бокиев - неотъемлемая часть истории России. Им была уготована блестящая научная или производственная карьера, имя Бориса Ивановича и сегодня можно увидеть на памятной доске Горного института. Однако лишь один из них выбрал этот путь...