14:42 28.04.2017 - Илья Андреев
Поделиться
максим резник
Фото © maximreznik.ru

Законодательное собрание уже второй раз подряд отказывается включить в повестку заседания вопрос о проведении референдума о статусе Исаакиевского собора. Такая позиция парламентского большинства вынудила сплотиться петербургскую оппозицию.

Противники передачи собора в управление РПЦ обещают подать на коллег в суд, а 1 мая пройдут единой колонной: «Марш в защиту Петербурга» уже согласовали. Какие есть аргументы у оппозиции? Об этом в интервью «Форпост Северо-Запад» рассказал один из ее лидеров Максим Резник.

резник
Фото © http://maximreznik.ru

- Что происходит с вопросом о референдуме? Изначально говорилось, что у ЗакСа всего 20 дней на вынесение решения о возможности его проведения, но этот срок давно истек.

- С точки зрения юристов ЗакСа, все в порядке. Дело в том, что Комитет по законодательству уже вынес постановление по этому вопросу и рекомендовал не разрешать общенародное голосование по этому поводу. Мы считаем, что это незаконно, потому что решение ЗакСа – а именно это прописано в законе – это решение пленарного заседания, а не комитета. Вот эти расхождения в трактовке закона и стали причиной путаницы.

- И что дальше?

- На мой взгляд сейчас возможны три сценария развития событий. Первый – самый невероятный. Законодательное Собрание разрешит проведение референдума. Второй – парламент все-таки внесет этот вопрос в повестку дня, но проголосует, как и рекомендовал Комитет по законодательству: против референдума. Аргументация? Вопрос, вынесенный на референдум, противоречит законодательству. Но в такой вариант я тоже не очень верю. Подозреваю, что, несмотря на все бравурные заявления, в «Единой России» понимают шаткость своей позиции, а мы собираемся оспаривать ее в суде. Видимо, они не очень этого хотят, потому что в суде будут рассматривать претензии по существу.

И третий вариант, самый вероятный. ЗакС будет «заматывать» этот вопрос. Под тем предлогом, что Комитет рассмотрел проблему, а выносить это на заседание или нет – на усмотрение парламента. Ну, вот появится у нас больше времени, тогда может быть, мы рассмотрим этот вопрос…

- Как вы собираетесь действовать в этом случае?

- Подавать в суд на ЗакС. К слову, у нас уже был неудачный опыт такого обращения, когда мы оспаривали бездействие городского парламента по поводу референдума об «Охта-центре». Тогда суд решил, что раз ЗакС какое-то заключение подготовил - это уже действие. А значит БЕЗдействия нет.

- Тогда какие надежды на суд?

- У нас не прецедентное право, и суд каждый раз должен заново рассматривать дело по существу. Мы рассчитываем на это.

- По существу, так по существу. Отдадут в итоге Исаакиевский?

- Нет, не отдадут. Я так уверенно говорю не потому, что даю интервью и должен демонстрировать боевой настрой: ура, всех победим! Нет, просто действительно есть ощущение, что мы в этом вопросе окажемся сильнее противников. Я точно также высказывался про башню «Газпрома» на Охте. Когда Миллер говорил: построим, построим, построим. А я отвечал: не построите, не построите, не построите. В том случае правда оказалась на нашей стороне. Как будет теперь, пока не знаю, но есть ощущения, основанные на интуиции, на опыте, что и здесь мы победим.

резник победа
Фото © maximreznik.ru

- В СМИ появилось много «сливов» по поводу собора. Одни анонимные источники говорят, что не согласовали с президентом этот вопрос, другие – что согласовали и уже давно… Говорят об особой позиции Патриарха и Премьер-министра. Если в игре задействованы такие участники, то какие шансы?

- Я тоже считаю, что вопрос уже вышел за пределы спора хозяйствующих, так сказать, субъектов. Он стал предметом серьезных, невидимых обычному глазу разборок. Но можно сколько угодно говорить, что включились какие-то там силы, одни - за, другие - против… Это неважно. Фундамент борьбы за Исаакий – это мнение петербуржцев. Как было и в ситуации с «Охта-центром».

- А не боитесь, что ваши усилия кто-то использует в своих целях?

- Да, это может быть кем-то использовано в каких-то узкоклановых интересах. Ну и что. Наша задача защитить содержательную позицию. Не дать забрать у города собор.

- А чем так опасна передача Исаакия?

- Мы потеряем музей. Мы потеряем доходы города. Мы потеряем то, что не должно принадлежать только одной, пусть и очень уважаемой кем-то организации. Будет еще больше раздражения против власти, раздражение петербуржцев, что их мнение не услышано. Здесь масса негативных эффектов.

- Тогда, что делать?

- Сохранить статус кво. И продолжить практику, которая существовала ранее при митрополите Владимире. Есть музей, есть храм. Есть экскурсии и есть богослужения. И вообще, когда спрашивают: чем вы не довольны, я отвечаю, вопросом на вопрос - а что было не так? Кого и что не устраивало? Или митрополит Владимир был недостаточно хороший владыка? А приехавший к нам из Мордовии митрополит Варсонофий так хорошо чувствует петербургский культурный код? Да мы вообще не обязаны объяснять, что нас не устраивает в этом решении. Это его авторы должны обосновать, а зачем оно вообще было нужно.

- Но у сторонников передачи собора есть аргумент: федеральный закон обязывает передать собор, а закон надо соблюдать.

- Да нет там прямой нормы! Если бы она была, то губернатор Полтавченко не смог бы отказать в передаче собора два года назад. Что же получается? Сейчас значит нужно выполнять закон, а в 2015 году можно было не выполнять? Братцы, вы либо крест снимите, либо трусы наденьте. Я уже не говорю, что этот закон вступает в противоречие с другим: о музеях и музейных фондах. Согласно последнему, такие передачи имущества, с точки зрения наших юристов, возможны только в двух случаях: ликвидация музея или нецелевое распоряжение имуществом. В случае с Исаакиевским собором не было ни того, ни другого.

- А можно оценить, как РПЦ распоряжается другим вверенным ей имуществом: Смольный собор, Казанский собор?

- А вот посмотрите на колонны Казанского собора. Вот посмотрите и поймете, как РПЦ «профессионально» заботится о музейных объектах. Что тут комментировать? Просто приглядитесь к их цвету. И все поймете.

Обсудить и поделиться