11:06 14.12.2017 - Леонид Сергеев
Поделиться
Владимир Литвиненко
Фото © Форпост Северо-Запад / Андрей Кучеренко

В результате технической неисправности на газораспределительной станции в Австрии произошел взрыв, который спровоцировал прекращение поставок «голубого топлива» в несколько европейских стран. Италии из-за отсутствия необходимых энергоресурсов даже пришлось ввести чрезвычайное положение. Станет ли это сигналом для более активного развития возобновляемых источников энергии? Смогут ли они заменить в ближайшем будущем нефть и газ? И можно ли за счёт внедрения научных инноваций уменьшить число аварий на объектах энергетики? Эти вопросы «Форпост» адресовал ректору Горного университета Владимиру Литвиненко.

Владимир Стефанович, сегодня много говорится об инвестициях в развитие альтернативных источников энергии. В ряде стран Европы действуют государственные программы, связанные с бюджетным финансированием научных исследований в области так называемой «зелёной» энергетики. А нуждается ли в инвестициях наука, работающая на отечественную традиционную добывающую промышленность?

Без науки невозможен прогресс ни в одной сфере человеческой деятельности, в том числе и в минерально-сырьевом комплексе. Легкодоступные запасы углеводородов с высоким содержанием полезного компонента стремительно истощаются. А основные разведанные месторождения находятся в труднодоступных местах. Для того, чтобы их освоить и создать там необходимую инфраструктуру требуется всё больше и больше средств.

Это значит, что нам необходимо повышать эффективность добычи углеводородов, в частности, использовать инновационные методы, увеличивающие коэффициент извлечения нефти. Это позволит повысить рентабельность действующих месторождений, вернуть в эксплуатацию ранее отработанные, вовлечь в разработку трудноизвлекаемые запасы. Внедрение инноваций в долгосрочной перспективе заметно продлит срок эксплуатации уже известных залежей и на десятилетия отодвинет момент исчерпа­ния промышленных запасов традиционных углеводородов.

Во всём мире в науку инвестируются огромные деньги. Например, Канада вкладывает в неё до 8% от себестоимости добытого сырья. То же самое происходит в Норвегии, в США. В Техасе работают качалки, которые добывают в сутки всего два-три барреля, то есть они убыточны. Но государство всё равно инвестирует в них средства, поскольку сырьевые ресурсы – это не просто товар, а геополитический инструмент.

нефть
Фото © rosneft.ru

Если на улице зима, а у вас в квартире отключили свет и тепло, это становится серьёзной проблемой для вас, ваших соседей и местных коммунальных служб. Но если света и тепла не будет несколько дней подряд, это уже политическая проблема. Поэтому пополнение ресурсной базы должно происходить постоянно и развиваться через науку. Без науки невозможно работать с тяжёлой нефтью, создавать продукты нефтехимии, то, чем мы практически не занимаемся, в то время как наши конкуренты получают за счёт этого серьёзную прибавочную стоимость.

Россия – богатая страна и очень важно распорядиться нашими богатствами максимально эффективно. В частности, выходить на рынок не с сырым продуктом, а с товарами прямого потребления. Если мы сможем хотя бы 30% углеводородов перевести на эти рельсы, то поднимем внутренний валовый продукт минимум в 4 раза.

Сегодня запасы нефти и газа, - это наш стратегический ресурс, который позволяет поддерживать тот уровень энергопотребления, к которому все привыкли. А он довольно высок. Россия хоть и значительно уступает по этому показателю США и Китаю, но уверено входит в четвёрку государств-лидеров мирового энергопотребления. Та же Япония от нас заметно отстаёт. Сможет ли развитие альтернативных источников энергии снизить значимость углеводородов?

По оценкам ООН к 2050 году население Земли достигнет 9 миллиардов человек. Продолжится тенденция повышения уровня жизни, особенно в таких развивающихся странах, как Индия. Будут расти потребности человечества, в том числе, и мировое энергопотребление. В 2016 году, кстати, оно увеличилось на 1%. Расчеты показывают, что эта динамика сохранится вплоть 2040 года, причём спрос будет повышаться на все ресурсы, а основной объем абсолютного прироста энергопотребления придется на газ.

Если говорить о возобновляемых источниках, то они, конечно, тоже будут развиваться. В Германии, например, к 2050 году планируется получать 80% всей энергии за счёт ветряных генераторов и солнечных батарей. Однако сегодня существует ряд объективных проблем, которые не позволят нам отказаться от традиционных сырьевых ресурсов. Например, до сих пор не разработаны технологии, позволяющие хранить энергию, вырабатываемую ВИЭ. Кроме того, те же ветрогенераторы довольно часто выходят из строя. Это грозит падением мощности в сети или даже полным отключением подачи электроэнергии потребителям.

Нам необходимо сосредоточить основные усилия не только и не столько на внедрении дорогих «зелёных» технологий (хотя планы их развития в России существуют), а на создании условий для минимизации экологического ущерба от добычи, переработки и потребления традиционных ресурсов, попутно повышая эффективность этих процессов.

Сегодня налицо тенденция увеличения числа аварий на топливно-энергетических объектах, которые наносят серьёзный вред мировой экосистеме и окружающей среде. Последний пример – взрыв на газораспределительной станции в Австрии. Если брать общую статистику, то более 50 % техногенных выбросов парниковых газов в атмосферу приходятся на объекты энергетики. Более 70% тепловых выбросов генерируются объектами ТЭК. В результате неблагоприятная окружающая среда провоцирует около 20% смертельных болезней.

газ
© Общественное достояние

Мы должны минимизировать экологические риски, привлекая лучшее оборудование, лучшие технологии и научные разработки. Нужно строить ТЭЦ, работающие на водоугольной суспензии, а не на угле. Это не только повысит эффективность их работы, но и кратно уменьшит выбросы вредных отравляющих веществ. Создание таких ноу-хау, работающих на базе традиционных ресурсов, - одна из важнейших задач, стоящих сегодня перед российским минерально-сырьевым комплексом. Это возможно только за счёт развития науки.

Насколько важно повышать научную составляющую в высших учебных заведениях, привлекать к исследованиям, которые имеют потенциал внедрения в производство, молодёжь?

Вуз не может существовать в отрыве от науки, если это происходит, университет перестаёт быть университетом. У преподавателя, который занимается научной деятельностью, учебный процесс построен на совершенно иных принципах, выходит на более высокий уровень.

Знания сегодня очень быстро устаревают. Поэтому без обновления лекций, без включения в свои учебные программы информации о последних научных достижениях, готовых к внедрению или уже внедрённых в минерально-сырьевом комплексе, наши преподаватели не могут быть допущены 1 сентября к педагогической деятельности. Для того, чтобы подготовить квалифицированного инженера, востребованного на производстве, нам необходимо дать студентам максимально возможную информацию о современных тенденциях в отрасли, а также привлечь их к практическим изысканиям.

Доля научного обеспечения учебного процесса с каждым годом увеличивается. Мы создаём условия для того, чтобы заниматься наукой для ребят было так же естественно, как использовать ручку на лекциях. У нас в университете доля студентов, активно задействованных в научных исследованиях, - более 40%. Многие выполняют совместные работы в сотрудничестве с представителями зарубежных вузов. Мы развиваем академическую мобильность, наши студенты и преподаватели ездят на стажировки в Германию, Америку, Канаду, другие страны. Это очень важно.

Горный университет
Фото © Форпост Северо-Запад / Андрей Кучеренко

Без практических навыков, на одной лишь теории далеко не уедешь. В Горном университете на один квадратный метр аудиторного фонда 8 квадратных метров лабораторий. Это единственный в России вуз с таким высоким уровнем наукоёмкости и такой технологичной материальной базой. У нас создано 32 рабочих места, стоимость каждого из которых превышает 1,5 миллиона евро.

Это современные лаборатории, оснащённые сверхчувствительными приборами, которые могут, например, определить глубину залегания пласта до 10 километров. При этом используется естественное электромагнитное поле Земли, а времени на то, чтобы получить необходимую информацию требуется 2-3 часа. Технология разработана нами совместно с канадцами, сейчас внедряется, причём с её помощью мы уже открыли три месторождения в Ненецком автономном округе. Она примерно в 8 раз эффективнее, чем традиционные методы поиска и разведки полезных ископаемых, применяемые нашими компаниями.

Будущее России, безусловно, - за экономикой знаний. А её важнейшая составная часть, даже, скорее, её фундамент – это вузовская наука.

Горный университет
Фото © Форпост Северо-Запад / Андрей Кучеренко
Обсудить и поделиться