11:25 11.07.2018 - Леонид Сергеев
Поделиться
мигранты
Фото © Форпост Северо-Запад /

Социологи называют новое поколение крайне рациональным. Тем временем львиная доля молодых жителей России не без интереса смотрит «за бугор». По данным опроса, проведённого ВЦИОМ 6–7 июня 2018 года, среди двух тысяч респондентов каждый третий опрошенный в возрасте от 18 до 24 лет хотел бы уехать из России на постоянное место жительства за рубеж.

Если бы опрос проводился после феерического выступления нашей футбольной сборной на Чемпионате мира-2018, наверное, результаты были бы другими. Но всё равно, полученные данные (а речь идёт о нескольких миллионах молодых россиян) заставляют задуматься. И прежде всего – понять причины и мотивы этой части нашей молодежи. Ведь те же социологи называют это поколение крайне рациональным.

Возможно, кого-то из желающих уехать пугает российская коррупция или раздражает бездушная бюрократия? Но за рубежом есть и то, и другое. А бюрократии, наверное, ещё больше. Если они рассчитывают на большие барыши и роскошную жизнь, то там они вряд ли это найдут, так как большие налоги съедают значительную часть заработка, а за каждым заработанным евро стоит огромный труд. Если у миллионов наших молодых сограждан проявилась вдруг страсть к предпринимательству, то реализовать её проще на родине – в Европе и конкуренция выше, и прибыли меньше.

Было бы правильно организовать специальное туристическое агентство, которое бы предлагало эксклюзивные туры для желающих уехать из России на ПМЖ. Люди могли бы постоять на берегу в каком-нибудь итальянском или французском порту, чтобы увидеть, как принимают ливийских и африканских беженцев. Или побывать на греческих островах, через которые из Турции до сих пор идёт поток беженцев - арабских и сирийских, в частности.

мигранты
Фото © Форпост Северо-Запад /

Или побывать в Великобритании, чтобы почувствовать, как изменилось отношение к «польским сантехникам», к настоящему времени сильно разбавленным сантехниками прибалтийскими. И что после Brexit оказалось, что англичане вовсе не в восторге от своих восточноевропейских друзей и были бы им крайне признательны, если бы те вернулись в родные пенаты. И что даже польское посольство в Лондоне было вынуждено вмешиваться, чтобы предотвратить акты ксенофобии. И что скоро намечается эффект домино: поляки-сантехники вернутся домой и примутся выгонять на родину украинцев, которые заняли их рабочие места.

Или они не знают, как живут в той же Польше украинские гастрабайтеры – в компактных городках-лагерях, разве что не обнесённых колючей проволокой, выходить из которых, без особой необходимости, гостеприимные хозяева им не рекомендуют. Сами же эмигранты давно приметили, что наши соотечественники, обосновавшиеся за рубежом, делятся на два лагеря. Одни всячески стараются поддерживать дружеские отношения со всеми русскими, кого они знают, постоянно видятся, приходят в гости целыми семьями и держатся большой единой компанией, помогая адаптироваться в новой стране.

Другие, переехав, стремятся забыть о своём происхождении, друзей заводят только среди местного населения и стараются не общаться с русскими, дабы и ничего им не напоминало о России. Примерно на третий месяц своего проживания «там» эти люди в разговорах с русскими туристами или прежними друзьями, многозначительно заявляют: «Мы – испанцы (итальянцы, немцы, французы …) так не делаем». Выглядит это, как минимум, смешно. Впрочем, есть ещё другая эмиграционная идея, иная мотивация.

Например, в Ирландии сегодня проживает около четырёх миллионов ирландцев. В США их около 40 миллионов. В остальном мире – порядка 80 миллионов людей с ирландскими корнями. 22 американских президента имеют ирландские корни! Среди них – Джон Фицджеральд Кеннеди, Ричард Никсон, род которого происходит из графства Килдэр, Рональд Рейган, Джордж Буш, Билл Клинтон. Даже пра-пра-пра-пра-прадед президента Барака Обамы был сапожником в Маниголл.

А есть ещё президент Мексики Альваро Обрегон — от корня манстерских О’Брайенов. Президент Чили — Бернардо О’Хиггинс. Даже знаменитый Че Гевара по бабушке со стороны отца — из ирландского рода Линчей. Для людей, которые ставят перед собой подобные цели, эмигрируя из России, не должно возникать вопроса – ехать или не ехать. Конечно, ехать! Ведь пройдёт всего лишь каких-нибудь жалких 150-200 лет и ваш потомок станет президентом Франции. И притом – месье. Или – новой фрау канцлерин, с немного экзотической для Германии фамилией пра-пра-пра бабушки или дедушки.

мигранты
Фото © Leonrid

Так что – ехать, однозначно! Тем более, что у отъезжающих есть достойная замена. Ведь из России не только уезжают, но в Россию едут. Согласно статистическим данным в 2017 году в Россию въехали из Узбекистана - более двух миллионов человек, из Украины - более двух миллионов, из Таджикистана – около миллиона. Есть ещё Казахстан (45 тысяч) и Армения (30-35 тысяч). По данным за январь – май 2018 года в страну въехало и встало на миграционный учет 6 160 879 иностранных граждан и лиц без гражданства. Эти замечательные люди не только поднимают лопатами и мётлами наш высокотехнологичный ЖКХ на недосягаемую высоту, но и стараются жить вполне себе полноценной жизнью. Как говорится, «некоторые женятся, а некоторые – так». Ну а что делать? Не знаю, свято ли это место, но пустым оно точно не бывает. Речь о замещении генофонда.

Но это уже задачка для людей постарше – для российской власти. Хотя не слышал, чтобы эта проблема их интересовала. Но ведь и построением социальных лифтов занялись не сразу.

Обсудить и поделиться