Санкт-ПетербургПеременная облачность-1°C

Как снизить себестоимость нефти

газпром нефть
Фото © www.gazprom-neft.ru

НК «Роснефть» за первые три квартала нынешнего года повысила объёмы эксплуатационного бурения на 4,5%. Эксперты говорят о том, что российские нефтегазовые компании будут вынуждены увеличивать их и далее в связи с тем, что большинство действующих месторождений постепенно иссякают, а значит, необходимо осваивать новые. «Форпост» поинтересовался у заведующего кафедрой бурения Санкт-Петербургского Горного университета Михаила Двойникова, сколько стоит новая скважина и можно ли сделать её строительство дешевле, снизив, таким образом, себестоимость добычи углеводородов.

Михаил Владимирович, бурение — одна из самых дорогостоящих операций при разработке месторождений нефти и газа. Можно ли за счёт внедрения новых технологий снизить его стоимость и повысить, тем самым, рентабельность добычи?

Горный университет
Фото © Форпост Северо-Запад / Андрей Кучеренко

Удорожания буровых работ избежать практически невозможно. Дело в том, что большинство нефтегазовых месторождений России находится на поздней стадии разработки. В связи с этим приходится осваивать труднодоступные залежи, расположенные на больших глубинах и арктическом шельфе. Обеспечить рентабельность бурения таких скважин можно только при условии использования современной дорогостоящей техники.

Стоимость их строительства удастся снизить лишь в одном случае – если мы уйдём от необходимости привлекать к работам импортный сервис. Сейчас и отечественный инструмент, и технологические жидкости - очень хорошего качества. Они обеспечивают высокую эффективность бурения, дают возможность строить многозабойные и многоствольные скважины с большим отходом от вертикали, вплоть до 8-10 километров.

Российский нефтегазовый сервис отвечает всем требованиям таких компаний, как, например, «Газпром» или «Газпром нефть». При помощи оборудования, которое выпущено нашими предприятиями, можно осваивать самые северные месторождения - Мессояхское, Крузенштерское, Харасавэйское и другие.

газпром нефть
Фото © www.gazprom-neft.ru

Приведу несколько цифр. Сложные скважины, которые ведущие компании бурят, например, с береговой линии шельфовых месторождений, стоят от 800 миллионов до одного миллиарда рублей. Но это далеко не предел. На Сахалине, где в роли генерального подрядчика выступает ExxonMobil, цена скважины длиной 12 – 15 километров, строящейся с буровых добывающих платформ, составляет в среднем 3,5 миллиарда. Если же использовать отечественное оборудование, то вполне реально уложиться в 500 млн.

А компании готовы переходить на российские аналоги? Они могут обеспечить весь комплекс буровых работ?

Да, российские разработки постепенно внедряются в производство. Единственное, что мы пока не можем – создать собственные высокоинтеллектуальные роторные управляемые системы. Они необходимы для проводки наклонно-направленных, горизонтальных, а также многоствольных скважин, поскольку способны создавать нагрузку на долото с постоянным вращением бурильной колонны и одновременным управлением её траекторией.

Сразу несколько наших предприятий - и НПП «Буринтех», и концерн «Электроприбор», и многие другие пытаются создать такие же системы, как у Baker Hughes и Schlumberger. Они находятся на стадии опытно-промышленных испытаний, но в серийное производство пока не поступили. Поэтому при бурении, по-прежнему, приходится пользоваться услугами импортных сервисных компаний. Я уверен, что через несколько лет мы уже начнём выпускать собственные роторные управляемые системы, сможем полностью отказаться от зарубежной техники и снизим, тем самым, стоимость скважины.

газпром нефть
Фото © www.gazprom-neft.ru

Специалисты компании ПАО «Газпром нефть» два года назад заявляли, что использование уникального бурового раствора позволило им повысить скорость работ и уменьшить срок строительства скважины на 10%. Насколько я знаю, учёные Горного университета занимаются как раз разработкой рецептур технологических жидкостей для Татбурнефти и Газпрома. Действительно ли они так сильно влияют на эффективность бурения?

Да, конечно, и именно поэтому нефтегазовые компании стараются повысить их качество. Горный университет, например, только в этом году выполнил работы по трём подобным договорам. Два из них были заключены с ООО «Газпром добыча Ноябрьск». Мы проводили для них исследования буровых растворов отечественного производства, которые применялись на Чаяндинском месторождении в Якутии.

Ещё один договор у нас был заключён с УК «Татбурнефть», для которой мы занимались созданием противосальниковых добавок. Заказчик уже одобрил выполненные нами работы, и в декабре мы начинаем опытно-промышленные испытания на двух скважинах. Если всё пройдёт удачно, то вскоре начнётся производство этих составов, скорее всего, в Альметьевске. Представители нашей кафедры обязательно будут вести научное сопровождение проекта, осуществлять авторский надзор.

Кстати, к таким работам подключены не только маститые учёные нашего вуза, но и аспиранты, которые получают серьёзный научный опыт и затем используют его для выполнения диссертационного исследования.

газпром нефть
Фото © www.gazprom-neft.ru

Буровые установки становятся всё более дорогими, растёт и сложность месторождений. Это значит, что требования к квалификации инженеров также повышаются. Готовы ли сегодня к этому российские университеты? Или изменения в образовательных программах не успевают за реалиями производства?

В отрасли, конечно, наблюдается определённый дефицит квалифицированных инженеров, которые способны управлять бурением современной скважины. Но он возник не сегодня, это следствие тех реформ образования, которые связаны с переходом на двухступенчатую систему – магистратуру и бакалавриат, а также снижением популярности технических профессий у молодёжи.

Горный университет идёт в ногу со временем. Мы прекрасно понимаем, что ближайшее будущее добывающей отрасли связано с бурением в Арктике - с морских платформ, с полупогружных установок. Поэтому у нас в нынешнем году набрана группа по профилю «Бурение нефтяных и газовых скважин на шельфе», её учащиеся получают максимально возможный объём современных знаний и навыков в этой сфере.

Другое дело, подготовить за четыре года квалифицированного специалиста в области морского бурения очень сложно. Кафедра, естественно, прилагает максимальные усилия для того, чтобы обеспечить всех студентов учебной и производственной практикой. Но здесь очень многое зависит от желания самого молодого человека совершенствоваться в профессиональном плане после окончания университета и наличия хороших наставников, готовых передать ему свой опыт.

Считаю, что положительную динамику качества подготовки кадров обеспечит созданный на базе Горного университета Международный Центр компетенций в горнотехническом образовании под эгидой ЮНЕСКО. Принято абсолютно правильное решение об аттестации в Центре компетенций выпускника технического вуза после двух или трёх лет его работы по специальности на производстве. Он должен будет подтвердить свой уровень квалификации и сдать экзамен экспертам, которые признаны международным профессиональным сообществом. Думаю, что создание такой системы действительно позволит повысить качество подготовки инженеров, в том числе, и специалистов, отвечающих за бурение скважин и их строительство в целом.