Санкт-ПетербургПеременная облачность+7°C

Петербургский взгляд из Версаля: синдром чужака, поцелуи с незнакомцами и французские спряжения

Дарья Журавлёва
Фото © Форпост Северо-Запад /

Моушн-дизайнер из Северной столицы Дарья Журавлёва волею судьбы оказалась во Франции. «Форпост» узнал, как выжить в Бордо, не зная французского языка, поцеловать незнакомцев 32 тысячи раз за год и ностальгировать по пельменям.

До переезда во Францию я работала в студии видео и графики Cotton, занималась там немного монтажом, немного моушн-дизайном (графика движений, визуальное оформление для видео, телевидения и кино, которое создаётся в основном при применении компьютерных технологий - прим. ред.) и организаторской работой. Всего по чуть-чуть. Работа в таком месте - это сразу и работа, и хобби, и большая любовь. Я всю жизнь жила в Питере и, честно говоря, совсем не собиралась никуда уезжать. У меня была отличная перспективная работа, я жила в лучшем городе на Земле, что могло пойти не так?

Дарья Журавлёва
Фото © Форпост Северо-Запад /

История моего переезда началась ещё в Петербурге – мы тогда встречались с моим другом Ромой, который писал PhD (учёная степень – прим. ред.) во Франции. Поначалу мы ездили друг к другу, но это было ужасно тяжело. Не поездки, а именно такой тип отношений, когда живёшь вместе месяц, а потом два месяца в скайпе.

Постепенно пришли к тому, что нужно съезжаться. Так как у Ромы тут (во Франции – прим. ред.) гораздо больше перспектив, а я могу работать где угодно, вариант жить в Питере мы даже не рассматривали. К тому же мне было интересно пожить в другой стране. Франция мне всегда нравилась, весь этот романтический флёр. И я решила налаживать фриланс - к тому времени я уже начала заниматься моушн-дизайном плотнее.

Дарья Журавлёва
Фото © Форпост Северо-Запад /

Я переезжала с котиком. Поэтому готовиться надо было сильно заранее. Это довольно стрессовый момент - очень сложно найти поэтапную процедуру подготовки кота к переезду. Тем более что он у меня был нечипированный, без прививок. А эти процедуры нужно разносить во времени, и не менее чем за три недели до отъезда получать справку в государственной ветеринарной клинике - я даже не знала, что такие существуют. Потом надо было звонить в авиакомпанию, искать подходящую переноску (та ещё боль).

Ещё за пару месяцев мне пришлось съехать с квартиры и искать, где остановиться на короткий срок. Плюс надо было делать документы, сходить к врачам, решить вопрос с вещами. Организационные моменты так перекрывают, что ты совсем не думаешь, что уезжаешь, возможно, навсегда.

Более того, Рома должен был защитить PhD в ноябре (я переехала 27 августа 2016 года). У него заканчивался контракт, а работа была ещё не дописана. Было неизвестно, продлят ли ему срок пребывания в стране, найдёт ли он работу после. Так что я, конечно, со всеми прощалась, но говорила, что может через пару месяцев увидимся. В итоге мы прожили в таком подвешенном состоянии почти два года.

Уезжать, на самом деле, не сложно. Сложно через пару месяцев после переезда. Первое время энтузиазм, ты стремишься общаться, посмотреть всё вокруг, быстрее почувствовать себя местным. А потом возникает чувство, что ты муха, которая бьётся в закрытое окно. Из-за языкового барьера тебя никто не понимает, по-английски в Бордо мало кто говорит, первый вопрос всегда один - а почему ты переехал? Это абсолютно нормально, естественная человеческая реакция. Только от неё чувствуешь себя лишним чужаком. И от этого опускаются руки и начинается классическая депрессия эмигранта. Самооценка очень страдает. Ты чувствуешь себя хуже и менее значимой, чем другие люди - французы, эмигранты, которые хорошо говорят и адаптировались, те, у кого есть работа.

Марсово поле во Франции
Фото © Форпост Северо-Запад /

Марсово поле

До переезда я говорила только по-английски, французский начала учить за пару месяцев до отъезда. Мне кажется, если бы не было языкового барьера, адаптироваться было бы куда легче. Не было бы этого дурацкого чувства социальной изоляции, как будто ты зверёк из леса.

В итоге знание языка у меня спустя три года очень неровное. Говорю я на B2 (продвинутый уровень – прим. ред.), а ошибки делаю абсолютно идиотские из A1 (начальный уровень, уровень «выживания» – прим. ред.). Я предпочитаю думать, что это из-за того, что язык я учила «в поле», бессистемно, а не потому что не очень умная.

Вообще это ужасно утомляет, когда ты изо дня в день пытаешься общаться с людьми, но они тебя не понимают, и ты их тоже. Ненавижу этот момент, когда начинаешь говорить, и все на тебя смотрят внимательно, пытаясь продраться через твой акцент и ошибки. Французы ещё никогда не помогают - например, я пытаюсь вспомнить спряжение глагола, говорю его в инфинитиве, неуверенно, в надежде, что мне подскажут, а они просто смотрят, ждут когда я соображу как сказать. Это очень усложняет общение.

Дарья Журавлёва
Фото © Форпост Северо-Запад /

Сейчас я работаю моушн-дизайнером в компании Music World Media. Делаю рекламу для приложений в Facebook. А ещё учусь на альтернансе. Это значит, что я три недели работаю и одну неделю учусь. Очень выгодная штука, альтернантов легко нанимают на работу, так как навыки у них высокие, а платить можно минималку (это зависит от возраста и того, как договоришься).

Вообще, моя жизнь здесь уже не сильно отличается от жизни в Питере. Разве что сейчас мы живём в Версале, из-за этого после работы почти никогда не ходим в бар с друзьями, сразу едем домой, чтобы приехать не очень поздно. Но это, скорее, старость. А так - мы такие же люди, как и все, надеваем по одной штанине за раз, ходим в бассейн, пьём винчик, по выходным гуляем с друзьями.

Я переехала в 25 лет, до этого как-то почти не решала взрослые вопросы, за исключением смены паспорта. Я сейчас сравниваю не только жизнь в разных странах, но и разный возраст, уровень ответственности, жизнь одной и с партнёром. Одно могу точно сказать - здесь государство даёт гораздо больше возможностей развиваться. Взять тот же альтернанс. Обычно это последний год обучения, но не обязательно. Я нашла курс, который длится один год, три недели я работаю, одну - учусь. По итогу я получу диплом моушн-дизайнера, что значительно облегчит мне жизнь во Франции, где люди одержимы бумажками и подтверждениями навыков. Кроме того, мне это ничего не стоит, а на работе платят зарплату. В общем, это очень лёгкий способ мягко, без рисков войти в рабочую среду.

Если сравнивать Россию и Францию, могу сказать, что здесь вкусная еда, а в Питере она ещё и разнообразная.

Дарья Журавлёва
Фото © Форпост Северо-Запад /

Французский завтрак

Во Франции довольно жуткое метро (не внешне жуткое, а тем, что там постоянно всё ломается и нет нормальных кондиционеров), абсолютно нелогичные проездные, штрафы идиотские, зато почти весь транспорт сообщается между собой и ездить выгодно, так как по одному билету в течение полутора часов можно менять разные виды транспорта без доплаты.

В Питере же станции метро далеко друг от друга, и если нужно пересесть ещё и на автобус, то двоим проще будет доехать на такси, если расстояние в пределах центра. С другой стороны, метро очень опрятное и большое, а такси - дешёвое. В Париже такси даже на небольшое расстояние, даже на Uber, стоит дорого. Но зато водитель во Франции получает нормальную зарплату, и ему не нужно работать 24 часа, чтобы выживать.

Так же и про рестораны - да, здесь дороже. Зато работники могут жить на свою зарплату, а не выживать. Так же, как и на пособие по безработице.

Мучительно проходит только процесс приветствия. Как известно, во Франции все целуются в щеки. Чаще всего два раза. Меня до сих пор смущает интимность этого процесса, быть так близко лицами с малознакомыми людьми. И ещё это очень долго. На работе процесс приветствия занимает 15 минут днём и 15 вечером. Я как-то считала, что за год работы в моей небольшой компании я поцелуюсь с людьми около 32 тысяч раз.

Самое жёсткое в Питере и, наверно, во всей России - это наружная реклама. Её повсюду очень много, она блестит, сверкает и лезет в глаза. Очень портит город. Ещё хотелось бы, что ремонт проводили своевременно, я недавно приезжала - ужас сколько облупленных домов. Франция в большинстве своём очень чистая, аккуратная, повсюду клумбочки с цветами, всё благоустроенно. В Питере же какие-то двойные заборы повсюду, пустыри непонятные. Центр - красиво, но делаешь шаг в сторону и там всё уже не очень. Хотелось бы видеть больше заботы о городе.

Тем не менее, когда уезжаешь, учишься - скучать не приходится. Хотя вот пельменей я бы поела сейчас.

Кстати, после переезда у меня накопилось очень много информации об опыте жизни в другой стране, об изучении французского в полевых условиях. И я завела канал в Telegram - «чай, не Франция» https://t.me/EgaliteFraterniteLiberte.

Читайте больше историй о жизни за границей в спецпроекте «Иммигранты».