Санкт-ПетербургНебольшой дождь+5°C

Конец эпохи трубопроводного газа

Газпром
Фото © www.gazprom.ru

Комитет по иностранным делам палаты представителей Конгресса США одобрил законопроект о введении санкций против «Северного потока-2». Эксперты из разных стран мира уже успели заявить о том, что вне зависимости от итогов голосования в сенате, трубопровод, идущий по дну Балтийского моря в Германию, всё равно будет достроен. «Форпост» уверен, что так и произойдёт, однако усилия американцев не окажутся напрасными. Они ясно дали понять европейцам, что подобные прожекты в будущем попадут под запрет уже на стадии планирования. Это значит, что пик объёмов поставок «Газпрома» в ЕС будет пройден в нынешнем или следующем году, после чего последует неизбежный спад. А единственной возможностью сохранить свою долю на глобальном рынке торговли газом для России станет развитие СПГ-сегмента.

Чего хотят американцы, того хочет Бог?

Документ, получивший название ESCAPE Act (о сотрудничестве в области энергетической безопасности с союзниками в Европе), направлен на увеличение экспорта американского природного газа и снижение зависимости ЕС от российского голубого топлива. Конкретные компании или физические лица, в отношении которых будут приняты ограничительные меры, там не обозначены. Однако санкции в теории могут быть применены к любому из сотни предприятий, так или иначе участвующих в строительстве трубы. В том числе и против пяти европейских нефтегазовых гигантов, выступивших в качестве инвесторов и профинансировавших половину стоимости «Северного потока-2».

северный поток
Фото © www.gazprom.ru

Глава одной из них - австрийской OMV Райнер Зеле, комментируя ситуацию, обвинил США в том, что те пытаются «диктовать энергетическую политику» Евросоюзу, и призвал Брюссель защищать свои газовые интересы от диктата заокеанских партнёров. Аналогичным образом отреагировали и немецкие политики. Канцлер ФРГ Ангела Меркель в ходе встречи с новоизбранным Президентом Украины Владимиром Зеленским подчеркнула, что её позиция относительно «Северного потока-2» не изменилась – он должен быть достроен. А глава российско-германской группы Бундестага Робби Шлунд пошёл ещё дальше и заявил, что «США должны прекратить шантаж Германии по вопросам строительства трубопровода».

Аналитики склоняются к мнению, что проект в любом случае будет доведён до конца. Ведь попытки давления со стороны Соединённых Штатов, которым активно подыгрывают Польша и прибалтийские государства, продолжаются с тех пор как начались работы, но они, тем не менее, идут строго по графику. При этом в «Газпроме» неоднократно заявляли, что даже если европейские партнёры откажутся от своих обязательств из-за угрозы санкций, необходимые средства выделит сама российская компания.

Украинская карта

В 2018 году «Газпром» поставил в ЕС и Турцию 201,8 млрд кубометров газа, увеличив долю на этом рынке с 34,2 до 36,7% от уровня потребления региона. Объём продаж вырос на 3,8% (в 2017-м он составил 194,4 млрд), то есть компания вновь установила очередной, уже четвёртый по счёту исторический рекорд. Казалось бы, ввод в эксплуатацию «Северного потока-2» и «Турецкого потока», изначально намеченный на конец нынешнего года, должен гарантировать дальнейшее повышение этого показателя. Ведь их проектная мощность - 55 и 31,5 миллиардов кубов соответственно.

Турецкий поток
Фото © www.gazprom.ru

Однако на самом деле всё не так просто. В 2018 году из России в ЕС через украинскую газотранспортную систему прошло 86,8 миллиардов кубометров природного газа. Эта ровно столько, сколько позволят прокачать оба строящихся трубопровода. И в том случае, если американцы убедят Зеленского не продлевать соглашение с Россией и не вкладывать средства в модернизацию обветшавшей ГТС, наши транзитные возможности останутся в лучшем случае на прежнем уровне.

Есть и ещё менее оптимистичный для европейцев вариант. Соглашение о транзите не будет подписано, а американцам удастся затянуть момент прибытия в ФРГ первой партии газа по новой трубе. Это создаст колоссальный дефицит голубого топлива на рынке ЕС, позволит Соединённым Штатам нарастить на нём свою долю (сейчас она крайне мала и составляет около 1%), а также в очередной раз заявить о недобросовестном исполнении Россией своих обязательств перед партнёрами.

Куда потянем следующую трубу?

Конечно, такой сценарий кажется маловероятным, ведь страны ЕС должны приложить максимум усилий, чтобы не допустить подобного развития событий. Но нездоровая атмосфера, сложившаяся вокруг проекта, скорее всего, отобьёт у них желание хотя бы теоретически рассматривать возможность строительства трубопроводов из России в будущем. Особенно учитывая постоянное увеличение в Старом Свете мощностей терминалов по разжижению СПГ.

регазификационный терминал
Фото © とまりん♪

«В Европе действительно наблюдается переизбыток регазификационных терминалов. Их мощность уже превышает 160 млн тонн в год, хотя реально в ЕС в 2018 году было поставлено лишь 47 миллионов тонн СПГ. С учётом строящихся и проектируемых объектов уже через 5 лет объём импорта Европой сжиженного газа теоретически может возрасти до 200 млн тонн. А к 2030-му – ещё в полтора раза. Это станет возможным в случае снижения себестоимости добычи, сжижения и транспортировки газа, дальнейшего ужесточения антимонопольного законодательства ЕС, который планирует понизить долю одного поставщика до 20-25% и продолжения геополитических войн, инициируемых Соединёнными Штатами», - отметил ректор Санкт-Петербургского горного университета Владимир Литвиненко.

Нет сомнений в том, что Евросоюз тщательно и планомерно готовит свою инфраструктуру к резкому росту объёмов потребления СПГ. Объяснить чем-то иным появление такого количества мощностей для приёма сжиженного газа попросту невозможно. Даже Германия, словно извиняясь перед Штатами за свою позицию по «Северному потоку-2» объявила, что построит в земле Шлезвиг-Гольштейн первый в ФРГ терминал. Это значит, что новых газопроводов, проложенных из России, здесь действительно больше не ждут.

Сила Сибири
Фото © www.gazprom.ru

Куда же в таком случае будет протянута следующая труба? Наиболее вероятный вариант – в Китай. Разговоры о том, что после начала эксплуатации «Силы Сибири» начнётся сооружение второй её нитки, ведутся довольно давно. Однако не следует забывать, что стоимость первой линии, которая будет доставлять в Поднебесную 38 млрд кубометров голубого топлива ежегодно, - 1,1 триллиона рублей. Это в полтора раз больше, чем цена пресловутого Nord Stream-2. Причём, без учёта затрат на возведение Амурского газоперерабатывающего завода и вложений в Чаяндинское месторождение.

Альтернатива трубе

В 2018 году мировые поставки СПГ достигли рекордных 432 млрд кубических метров (313,8 млн тонн), что на 9% или 36 млрд кубов больше, чем в 2017-м. Его основные потребители, по-прежнему, сосредоточены в азиатском регионе, на который приходится 76% мировых поставок (238 млн тонн). Лидерами среди импортёров остаются Япония (82), Китай (54) и Южная Корея (43 млн). Всего в мире насчитывается 42 государства, которые покупают сжиженный газ.

Соединённые Штаты за минувший год укрепили свои экспортные позиции и поднялись с седьмого на четвёртое место в списке крупнейших продавцов СПГ (20 млн тонн, из которых 28% приходится на государства Северной и Латинской Америки). Их опередили Катар (76), Австралия (66) и Малайзия (24 млн тонн).

Ямал СПГ
Фото © www.novatek.ru

России, благодаря выходу завода «Ямал-СПГ» компании «Новатэк» почти на полную проектную мощность (16,5 млн тонн), удалось превзойти США по объёмам поставок на азиатские и европейские рынки. В ЕС наша страна продала 4,43 млн тонн. Больше СПГ туда поставляют только Катар, Алжир и Нигерия.

«Единственно возможный вариант сохранения и умножения российской доли на рынках Европы в сложившихся геополитических условиях – это увеличение экспорта СПГ. Развитие этого сегмента позволит нарастить поставки и в другие части света, закрепить за Россией статус одной из ведущих держав в области торговли сжиженным газом. Спрос на него постоянно повышается, прежде всего, за счёт государств Азиатско-Тихоокеанского региона. Резкий рост объёмов производства СПГ – это не просто бизнес-план, ведущий к повышению прибыли той или иной корпорации. Это государственная задача, связанная с полноправным участием нашей страны в международной конкуренции», - уверен Владимир Литвиненко.

Потребление сжиженного газа в краткосрочной и среднесрочной перспективе продолжит стремительно расти. По мнению аналитиков Refinitiv, в 2019 году оно увеличится ещё на 46 млрд кубических метров, а к 2035 году, как полагают эксперты Ernst&Young, достигнет отметки 551 млн тонн.

Произойдёт это не только в силу беспрецедентного давления США, но также в связи со снижением себестоимости СПГ-поставок. Среди новых тенденций рынка – всё большее число плавучих заводов по сжижению газа и регазификационных терминалов. Их строительство занимает гораздо меньше времени, чем возведение стационарных предприятий, а также удешевляет стоимость доставки. По данным Next Decade, в последующие 10 лет плавучие заводы будут производить до 120 млн тонн продукции в год.

газовоз
Фото © www.chevron.com

Ещё один тренд - постепенное падение цен на морские перевозки за счёт существенного увеличения ёмкости танкеров. По оценкам Qatar Gaz Transport Company, эксплуатация газовозов-гигантов класса Q-Flex и Q-Max позволяет сократить расходы на транспортировку СПГ на 40%, что даёт возможность более успешно конкурировать с трубопроводными проектами.

России для того, чтобы успеть отхватить свой кусок пирога у таких крупных игроков как Австралия, Катар и США, вкладывающих огромные средства в увеличение мощностей по сжижению газа, необходимо предпринять все возможные меры для создания СПГ-кластера. Известно, что его новыми составляющими после 2023 года станет завод «Арктик СПГ-2» мощностью 20 млн тонн в год, «Сахалин-2» (9,6 млн) и «Балтийский СПГ» (10 млн). Однако для успешной и своевременной реализации этих проектов и претворения в жизнь последующих, связанных, прежде всего, с освоением арктического потенциала, необходима более чёткая координация всех заинтересованных бизнес-структур, министерств и ведомств. Сегодня их решения носят несогласованный, а зачастую и противоречивый характер, что приводит к снижению эффективности развития отрасли.