Санкт-ПетербургПеременная облачность+4°C

В Британии назвали дату окончания эпохи газа

BP
Фото © riotinto.com

В Соединённом королевстве произошло эпохальное событие – по итогам третьего квартала возобновляемые источники энергии произвели больше электричества, чем ТЭС, работающие на угле, нефти и газе. Лондон уже заявил, что не собирается останавливаться на достигнутом, и планирует довести к 2050 году долю зелёной генерации до 80-100%. «Форпост» решил выяснить, насколько это реально.

Девять лет назад в Великобритании с помощью электростанций на ископаемом топливе вырабатывалось 288 ТВт-ч, что составляло три четверти необходимой стране электроэнергии. Объём генерации ВИЭ был в десять раз меньше - 26 ТВт-ч (1 тераватт равен тысяче гигаваттам). С тех пор производство энергии из традиционных источников снизилось вдвое, а из альтернативных (с учётом ГЭС) возросло более чем в 4 раза.

По данным экологического портала Carbon Brief, с начала июля по конец сентября ветряные, солнечные, биотопливные и гидроэлектростанции совместными усилиями поставили на рынок 29,5 ТВт-ч, что составляет 40% всей генерации Туманного Альбиона. А ископаемое топливо (в основном – газ) обеспечило лишь 29,1 ТВт-ч (39%). Остальное пришлось на долю АЭС.

BP
Фото © www.bp.com

Стратегическая программа развития зелёной энергетики предполагает, что к 2030 году она обеспечит половину всей потребности населения и предприятий Соединённого королевства в электроэнергии. А к 2050-му – от 80 до 100%. Свои слова британцы подкрепляют делом. Масштабы строительства ветрогенераторов вдоль линии берега в Шотландии и на крупнейшей в Северном море песчаной отмели Доггер не могут не впечатлять. Именно подводная банка, находящаяся в 100 километрах от суши, станет местом строительства крупнейшей в мире ветроэлектростанции. Её мощности (3,6 ГВт) хватит для энергоснабжения четырёх с половиной миллионов домохозяйств.

Новые ветропарки растут в Великобритании, как грибы. Hornsea Project One (1,2 ГВт), Веаtrice (588 МВт), East Anglia One (714 МВт)… Все эти проекты, как ожидают эксперты, позволят возобновляемым источникам превысить долю ископаемого топлива в общем объёме генерации Туманного Альбиона уже по итогам всего 2020 года, а не только одного квартала.

BP
Фото © bhp.com

Но реалистичны ли планы, связанные с полным отказом от углеводородов? Ведь технологии хранения в промышленных масштабах энергии, выработанной возобновляемыми источниками, пока слишком «сырые» и дорогостоящие. Ветер, в отличие от газа, невозможно закачать в подземные хранилища для того, чтобы в случае необходимости им воспользоваться. Это значит, что как только лопасти генератора остановятся, в зданиях, которые он питал, погаснет свет, а вместе с ним выключатся холодильники, телевизоры и роутеры.

«Калифорнийская комиссия по электроэнергетике приняла стандарт, который обязывает строителей, начиная с 2020 года, оборудовать все новые жилые дома, в том числе и многоквартирные, солнечными панелями. Понятно, что в Калифорнии нет проблем с солнцем, а заряда литий-ионных батарей, которые накапливают энергию днём, хватит на то, чтобы обеспечить ей домохозяйства ночью. Но если речь идёт о северных широтах или нуждах промышленности, необходимо строить огромные силовые литий-полимерные аккумуляторы, способные отдавать многократно больше тока. Два года назад компания Tesla, принадлежащая Илону Маску, завершила работы по возведению в Австралии подобной станции мощностью более 100 МВт. Она уже показала себя с наилучшей стороны и позволила решить проблему так называемого летнего всплеска, когда включённые по всей стране кондиционеры повышают потребность в электроснабжении примерно на 30%», - рассказал заведующий кафедрой электроэнергетики и электромеханики Санкт-Петербургского горного университета Вадим Шпенст.

станция хранения энергии
Фото © https://twitter.com/hevcarsua/status/1154063918500917248

По его мнению, ископаемое топливо будет востребовано, ещё как минимум ближайшие 50 лет. Речь идёт, прежде всего, о газе, который способен обеспечивать пиковые нагрузки энергопотребления и в то же время является гораздо более чистым ресурсом, чем нефть и, тем более, уголь. В связи с необходимостью больших финансовых вложений в технологии хранения энергии ветра и солнца, многие страны ещё долгое время будут обеспечивать генерацию, комбинируя ВИЭ и голубое топливо. Среди них – Россия и другие государства, обладающие большими запасами газа, а также ряд наиболее развитых индустриальных держав, таких как Германия, США, Южная Корея, Япония. А вот Дания, которая декларировала полный переход на зелёную энергетику уже к 2045 году, вполне может выполнить своё обещание.

«Безусловно, в долгосрочной перспективе человечество будет вынуждено отказаться от использования ископаемых источников энергии. И дело не только в необходимости минимизировать выбросы углекислого газа в атмосферу. Запасы углеводородов небезграничны, рано или поздно они подойдут к концу. Это не станет проблемой нашего поколения, наших детей или внуков. Но наши правнуки, скорее всего, с ней столкнутся. То есть через 30-50 лет будет необходимо найти альтернативу газу и нефти. Это потребует серьёзных вложений в науку, в том числе в технологии восстановления из использованных батарей лития, запасы которого также ограничены. Впрочем, на мой взгляд, наше энергетическое будущее не столько за солнцем и ветром, сколько за управляемым термоядерным синтезом. Именно он позволит человечеству обеспечить себя энергией даже в условиях постоянного роста населения Земли и повышения среднего уровня жизни. Этот способ генерации безвреден для экологии, а термоядерные реакторы, синтезирующие более тяжёлые атомные ядра из более лёгких, намного безопаснее традиционных», - подчеркнул Вадим Шпенст.

BP
Фото © www.bp.com

Тем временем, в Британии, подводя итоги третьего квартала, отмечают, что это уже вторая символическая веха в экологической трансформации местной энергосистемы. Первая была пройдена в 2017 году, когда для генерации электричества в течение 25 часов не использовался уголь. Сегодня трудно прогнозировать, удастся ли Лондону в полной мере соблюсти график своего «энергетического перехода». Однако в том, что предпосылки для него назрели, нет никаких сомнений.