Санкт-ПетербургПеременная облачность+15°C
$ЦБ:68,34ЦБ:76,62OPEC:34,95

Почему Россия превратилась для Запада в злодея, загрязняющего природу трубами устаревших предприятий

загрязнение
Фото © pixabay.com

Citigroup официально объявил о том, что прекратит сотрудничество с угледобывающими компаниями в течение следующих 10 лет, а также откажется от инвестиций в проекты, связанные с разведкой и добычей нефти и газа в Арктике. «Форпост» решил выяснить, что стоит за этим заявлением – желание поспособствовать снижению выбросов углекислого газа в атмосферу или же совершенно иные мотивы.

К 2025 году финансовый конгломерат перестанет оказывать консультации фирмам, специализирующимся на добыче угля, и вдвое сократит сумму кредитов, выданных в адрес таких компаний. А к 2030-му окончательно разорвёт с ними все деловые отношения. Как сказано в заявлении руководства банка, «это поможет избавить мир от ископаемого топлива и ускорить переход к углеродной нейтральности».

В Citigroup также уточнили, что это решение относится и к угольным электростанциям. Причём, исключение не будет сделано даже для проектов, реализуемых в странах с низким энергопотреблением. Кроме того, американцы присоединятся к пулу своих коллег из Goldman Sachs, JPMorgan и UBS, которые ранее сообщили, что отказываются от инвестиций в разработку арктических нефтегазовых месторождений.

Газпром нефть
Фото © gazprom-neft.ru

«В течение многих лет мы говорили о необходимости держать буровые установки подальше от арктических земель, и удивительно, что всё большее число крупных банков начало прислушиваться к этому мнению»,- приводит издание Financial Post слова исполнительного директора руководящего комитета Gwich'in (группы, созданной для борьбы с эксплуатацией нефтегазовых залежей на Крайнем Севере) Бернадетт Дементьевой.

Она не одинока в своей оценке происходящего. Западная общественность в целом, как и эта активистка в частности, «на ура» встретила новость об очередном финансовом институте, не словом, а делом доказавшем свою приверженность принципам Парижского соглашения о климате. О том, что отказ от инвестиций в ископаемое топливо ведёт не только к улучшению экологии на планете, но и к снижению уровня жизни в развивающихся странах, никто в постиндустриальных государствах думать не хочет.

Сегодня во всём мире около миллиарда человек не имеют доступа к электричеству. То есть не могут хранить продукты в холодильнике, смотреть телевизор, пользоваться роутером и зарядкой для телефона. В основном это жители африканских и азиатских государств, правительства которых не в состоянии финансировать дорогостоящую и не слишком эффективную с точки зрения хранения и генерации альтернативную энергетику. Это значит, что перспектива повышения качества жизни условного индийца или конголезца и их приобщение к элементарным благам цивилизации зависит именно от развития нефтегазовой и угольной индустрии. А отказ от их финансирования равнозначен отказу в праве на доступ к электричеству седьмой части населения земного шара.

уголь
Фото © Rob Loftis

38% электроэнергии во всём мире сегодня вырабатывается за счёт сжигания угля (который необходим ещё и в качестве сырья для металлургических и ряда других предприятий). То есть около двух с половиной миллиардов человек на планете имеют возможность зажигать дома свет именно благодаря добыче этого ресурса. Изменить ситуацию в течение 10 лет при всём желании не получится. Средств на столь стремительную трансформацию не хватит даже у Китая, не говоря уже об Индии и других, менее богатых державах.

Вопрос о том, что важнее – наше с вами экологическое благополучие или право азиатов с африканцами на доступ к электроэнергии, конечно, дискуссионный. Но проблема в том, что западные политики не собираются вести на этот счёт никакой полемики. Они уже выбрали первый вариант ответа и попросту подгоняют под него любую задачу, вне зависимости от того, как на самом деле она должна решаться. Экономика же, как известно, - неотъемлемая часть политики, поэтому многие финансовые киты под давлением национальных правительств вынуждены принимать продиктованные им правила игры.

При этом постиндустриальные государства, в недрах которых лежит ископаемое топливо, продолжают наращивать его добычу. Там прекрасно понимают, что на протяжении многих десятилетий именно оно, а не ветрогенераторы и солнечные панели, будет лежать в основе энергетического комплекса, как бы это ни хотели изменить экологи.

шельф
Фото © equinor.com/месторождение Aasta Hansteen

В Норвегии, например, добыча углеводородов за первые два месяца этого года возросла по сравнению с аналогичным периодом 2019-го на 5%, до 39,9 млн кубометров н.э. США за последние годы совершили настоящий технологический прорыв в нефтяной индустрии, что позволило им выйти на первое место в мире по уровню добычи чёрного золота. Даже сейчас, в условиях пандемии и связанных с ней карантинных мер она составляет 12,2 млн баррелей в день (данные на 23 апреля).

Израиль в преддверии Нового года начал разработку газового месторождения «Левиафан», расположенного на шельфе Средиземного моря. Его технические извлекаемые запасы составляют около 3,5 триллионов кубометров. Этого достаточно не только для того, чтобы на долгие годы вперёд обеспечить потребности внутреннего рынка, но и гарантировать масштабные поставки в соседний Египет.

Австралия продолжает наращивать добычу и экспорт угля. В 2018 году его продажи за рубеж принесли стране 47 млрд долларов. А Соединённым Штатам - 12 млрд . В том, что этот бизнес ещё долгое время будет оставаться рентабельным нет никаких сомнений. По прогнозам Международного энергетического агентства, к 2040 году спрос на уголь в количественном выражении останется на прежнем уровне, а в процентном соотношении сократится до четверти от общего объёма глобального энергопотребления.

уголь
Фото © iea

В чём же причина такого диссонанса? Почему Запад, активно разрабатывая собственные месторождения ископаемого топлива, всё чаще и чаще заявляет о планах прекратить финансирование профильных проектов? Во-первых, электорату ЕС и США абсолютно наплевать на то, смогут ли жители азиатских и африканских стран зажечь свет в своих домах. А вот экологическая повестка является весьма популярной, и обращение к ней всякий раз позволяет политикам набирать дополнительные очки в ходе предвыборных кампаний.

Во-вторых, постоянные заявления о том, что именно ископаемое топливо является основным источником глобального изменения климата, а потому прогрессивные государства должны всеми силами стремиться к энергопереходу, направлены на то, чтобы разделить в понимании общественности весь мир на два лагеря. Первый – это Запад, развивающий чистую энергетику и спасающий Землю от экологической катастрофы. А второй – страны-варвары, экономика которых построена на использовании грязных ресурсов, что ведёт к гибели планеты.

Образ врага западных ценностей в современных условиях – это не только солдат с Калашниковым в руках, а ещё и мифический злодей, который загрязняет атмосферу чадящими трубами устаревших предприятий. Защита природы от него сегодня служит не менее веской причиной для раздувания оборонных бюджетов или введения санкций против конкурирующих держав, чем пресловутая военная угроза.