Санкт-ПетербургПеременная облачность+15°C
$ЦБ:68,34ЦБ:76,62OPEC:34,95

Нефтяному рынку необходим регулятор. Биржи с этой ролью не справились

нефть
Фото © pixabay.com

Цены на нефть после периода крайне высокой волатильности стабилизировались выше отметки 20 долларов за баррель и на протяжении двух недель показывают уверенный рост. Однако многие эксперты считают, что это временное явление, и во второй половине мая мы увидим очередные «американские горки» в исполнении биржевых спекулянтов. «Форпост» решил выяснить, велика ли вероятность такого развития событий. И понять, какая организация могла бы гарантировать устойчивость котировок в будущем для того, чтобы обеспечить поступательное развитие национальных экономик после окончания пандемии.

Ещё в девяностые годы Егор Гайдар объяснил россиянам, что «рынок расставит всё по своим местам». То есть если спрос на тот или иной товар будет расти, а предложение падать, то его цена пойдёт вверх, а если наоборот – то вниз. Казалось бы, всё логично, и нефть, которая является таким же продуктом, как и все остальные, должна этому закону подчиняться. Раз уж сегодня в связи с карантинными мерами её потребление упало примерно на треть, то и стоимость соответственно серьёзно уменьшилась.

Но можно ли всерьёз говорить о том, что углеводороды – это обычный товар? Ведь в том случае, если их поставки после снятия всех ограничений окажутся недостаточными, это вполне может привести к перебоям в работе энергосистем, транспорта и параличу ряда предприятий, залогом устойчивости которых является именно стабильность снабжения сырьевыми ресурсами. При этом, согласитесь, весьма проблематично обеспечить такую стабильность в ситуации, когда страны-производители не могут заниматься стратегическим планированием, поскольку не знают, сумеют ли заработать на экспорте нефти или газа.

нефтепровод
Фото © saudiaramco.com

Биржи, разрешившие трейдерам торговать чёрным золотом «в минус», 20 апреля фактически расписались в том, что не способны в критические моменты выступать в качестве регулятора рынка. А, напротив, являются ещё одним фактором неопределённости. Ситуация котанго, когда цена фьючерса в отдалённой перспективе выше, чем в ближайшем будущем, конечно, вполне обычное явление, в нём нет ничего нового. Только вот две недели назад разница между стоимостью нефти с поставкой в мае и с поставкой в июне достигла почти 60 долларов, что никак нельзя назвать нормальным развитием событий.

Всё дело в том, что спекулянты, купившие фьючерсы на май с целью перепродажи, в условиях отсутствия спроса столкнулись с серьёзной дилеммой. В последний день торгов они должны были либо «скинуть» бумаги любой ценой, пусть даже доплатив за это, либо арендовать очень дорогие в условиях отсутствия свободных площадей хранилища и держать там купленную нефть до тех пор, пока кто-нибудь не приобретёт её для переработки. Большинство предпочло остаться в виртуальном пространстве и не связываться с физическими операциями, то есть выбрало первый вариант. Именно поэтому цена на сорт WTI в моменте опускалась до -37 долларов. Какая уж тут стабильность?

По прогнозам Международного энергетического агентства падение спроса на нефть в мае по сравнению с докризисным периодом составит около 26 млн баррелей в день. В то время как предложение упадёт примерно на 12 млн бочек. Это значит, что ближе к 20 мая, когда наступит финальный этап торговли фьючерсами на июнь, ситуация котанго, аналогичная апрельской, вполне может повториться. Причём лихорадить начнёт уже не только американские площадки, но также европейские и азиатские биржи, поскольку хранилища в этих частях света продолжают заполняться и их аренда вскоре станет так же малодоступна, как и в США.

Литвиненко
Фото © Форпост Северо-Запад /

«Рынок углеводородов непредсказуем в связи с тем, что не существует реальных механизмов его регулирования. Это привело к тому, что наибольшую прибыль в этом бизнесе извлекают не те компании, которые добывают или перерабатывают сырьевые ресурсы, а те, кто занимается хранением нефти или СПГ. И сегодня их доходы, как вы понимаете, возросли ещё больше. Конечно, мы не должны уходить с рыночной площадки и поддерживать монополизм. Но необходимо создать регулирующие органы на базе объединений, признанных международной общественностью. Тех организаций, деятельность которых направлена не на извлечение прибыли, а на гуманизацию общества. Например, ЮНЕСКО», - считает ректор Санкт-Петербургского горного университета, ведущий эксперт отрасли Владимир Литвиненко.

По его мнению, ОПЕК+ не способен занять эту нишу, поскольку многие крупные производители, в том числе США, Норвегия, Канада и другие не входят в картель. Да и среди государств-участников нет чёткого понимания, кто и какие обязательства должен брать на себя ради достижения баланса спроса и предложения. Достаточно вспомнить тот факт, что во время встречи в марте Россия и Саудовская Аравия не смогли договориться о снижении добычи. А в апреле Мексика заявила о неготовности сократить её на 400 тыс баррелей в сутки и согласилась лишь на 100 тысяч, да и то при условии, что ей в этом помогут США. Более того, соглашения, достигнутые членами группы, вполне могут носить лишь декларативный характер, то есть не претворяться в жизнь, что уже неоднократно случалось ранее. Причина проста – для бизнесменов своя рубаха ближе к телу, и коммерческие интересы порой важнее, чем «честное купеческое».

«Органом, координирующим мировую торговлю нефтью совместно с ЮНЕСКО, вполне могла бы стать ВТО. Эта организация изначально создавалась специально для того, чтобы обеспечить странам-участникам равный доступ к рынкам. И регулировать их торгово-политические отношения. Сегодня она потеряла свой прежний вес, но потребность в стабилизации мировых рынков остаётся. Особенно в такой сфере как углеводороды, поскольку они будут лежать в основе прогресса человечества, в том числе и постиндустриальных стран, как минимум, ближайшие 30 лет. Именно поэтому нам нужно обеспечить за счёт появления авторитетного регулятора некий взвешенный, понятный уровень стоимости сырья, который давал бы возможность и покупателям, и производителям развивать свои экономики», - говорит Литвиненко.

рукопожатие
Фото © pixabay.com

Всемирная торговая организация была образована в 1995 году на основе Генерального соглашения по тарифам и торговле, заключённого в 1947-м. Это единственная глобальная структура, в задачу которой входит координация торговых отношений между различными странами, а также выработка международных норм, способствующих соблюдению равенства прав членов ВТО при интеграции в мировую рыночную систему. В настоящее время в неё входят 164 государства, ещё 24 имеют статус наблюдателя. В последние годы из-за введения западных санкций против России, торговых войн между США и Китаем, значимость ВТО оказалась подорвана.

Он напоминает, что на бирже заключается лишь малая толика контрактов, в то же время именно её котировки служат ориентиром при заключении всех договоров. Казалось бы, к достижению стабильности цен и предсказуемости деловых отношений должен стремиться каждый участник рынка, но происходит это далеко не всегда. Крупнейшие государства-потребители и, прежде всего, США откровенно потворствуют созданию спекулятивных трендов. Или же «вкладывают огромные деньги в мифические проекты, создающие недоверие к углеводородам и транснациональным компаниям, работающим в этом бизнесе». Хотя сами при этом сильно от них зависят.

«Сегодня мы наблюдаем за попыткой перераспределения сфер влияния и рынков. Но такая игра очень опасна, поскольку нефтяная скважина – это не водопроводный кран, который можно закрыть, а потом открыть одним движением руки. Её консервация – достаточно дорогостоящий процесс, а повторный ввод в эксплуатацию занимает не один месяц. При этом восстановить дебет в прежнем объёме вряд ли получится, физические потери могут составлять до 30% от прежнего уровня добычи. Всё это в конечном итоге может привести к дефициту нефти и очередному экономическому кризису», - пояснил ректор Горного университета.

попутный газ
Фото © travelask.ru

Нынешняя конъюнктура, скорее всего, негативно скажется и на экологии. Ведь при стабильных ценах производители уделяли достаточно серьёзное внимание утилизации попутного нефтяного газа. Но сейчас эта проблема отойдёт на второй план, основной же задачей станет достижение рентабельности. Поэтому ПНГ, скорее всего, начнут сжигать в факелах в гораздо больших объёмах, а это априори приведёт к увеличению выбросов в атмосферу СО2.

Владимир Литвиненко уверен, что первым шагом к появлению регулятора, без которого рынку трудно будет обрести стабильность, должно стать создание доверительной среды, что невозможно без повышения профессионализма специалистов, занятых в отрасли. Сегодня практически во всех странах мира дефицит компетентных инженеров очень велик в связи с падением уровня высшего технического образования.

«Нам необходимо срочно возрождать специалитет и отказываться от двухуровневой системы – бакалавриата и магистратуры, которая совершенно не подходит для подготовки инженеров. При этом следует понимать, что оперативность восстановления нашей экономики после окончания любого кризиса, в том числе и нынешнего, зависит, прежде всего, от того, какие люди будут разрабатывать стратегии выхода из ситуации. Как в правительстве, так и во флагманских компаниях. И успеха мы сможем достичь лишь в том случае, если вся вертикаль, от топ-менеджера до специалиста по бурению, будет состоять из профессионалов своего дела. Только в этом случае мы сумеем создать доверительную среду и обеспечить стабильность рынка нефти», - резюмировал Литвиненко.

Отметим, что ранее он рассказал о том, как скоро окончится эпоха углеводородов, грозит ли России «проклятие ресурсов» и какой должна быть логика развития экономики России.