Санкт-ПетербургПеременная облачность+17°C
$ЦБ:70,50ЦБ:79,22OPEC:42,89

«Жарко, как в аду»: в Петербурге началось голосование по поправкам в Конституцию

голосование
Фото © Форпост Северо-Запад /

День тишины в связи с голосованием по вопросу внесения поправок в Конституцию РФ законом не предусмотрен, однако в Петербурге он случился сам собой. «Форпост» посетил несколько избирательных участков, чтобы выяснить, почему плебисцит стартовал в городе на Неве почти незаметно.

В Северной столице открыли 1899 постоянных участков для голосования и 48 временных, в том числе 42 участка в медучреждениях, два в СИЗО, по одному в аэропорту Пулково, на Ладожском и Московском вокзалах, а также в центре учёта и социального обслуживания граждан России без определённого места жительства.

В девять часов утра в школе №243 (участок №17) царила совсем не избирательная тишина. О том, что в учебном заведении открыта точка для голосования, говорили только информационные плакаты и улыбчивые полицейские с градусником наготове.

- Вы избиратель? - подпрыгнул молодой правоохранитель, заметив корреспондента «Форпоста».

- Нет, я журналист.

- Аааа, ну тогда можно и без измерения температуры, так проходите.

В самом помещении УИКа сцена повторилась почти полностью. Члены избирательной комиссии при появлении нового человека принялись натягивать маски, но выяснив, что перед ними представитель СМИ, оставили защитные средства в покое и, сократив до минимума социальную дистанцию, стали рассказывать о ходе голосования:

голосование
Фото © Форпост Северо-Запад /

«Вы смотрите. У нас всё хорошо. Роспотребнадзор утром проверял. Вот, видите, кабинка какая необычная – без шторки. С утра проголосовали восемь человек. Вот только что уехали члены комиссии с наблюдателями по адресам – девять бабушек у нас сегодня в планах», — отрапортовала одна из членов комиссии (ЧПРГ).

голосование
Фото © Форпост Северо-Запад /

Она же доверительным полушёпотом, уже совсем без страха инфекции, добавила: «Жарко, как в аду». В помещении, действительно, было душно, хотя людей там почти не наблюдалось. При этом, видимому отсутствию страхов перед инфекций противоречила коробка с масками, бутылочки с антисептиком и много одноразовых перчаток.

голосование
Фото © Форпост Северо-Запад /

Аналогичная картина ждала корреспондента «Форпоста» и на участке №241: измерять температуру и давать рекомендации о нахождении в помещении в маске журналисту там снова не стали, зато предусмотрительно переписали паспортные данные, не побоявшись взять в руки чужие документы.

«А вдруг вы американский шпион», - объяснили в комиссии бдительность.

В это же время в помещении появилось двое избирателей – пожилая петербурженка и женщина средних лет. Обе после проверки тепловизором, протерев руки антисептиком и облачив их в перчатки, вытянули перед собой паспорта. Члены комиссии попытались данные переписать, но в итоге всё равно попросили основную информацию прочитать.

голосование по поправкам
Фото © Форпост Северо-Запад /

«Всё смешно, но безопасно! Мне ручку дали, маску, перчатки. Скажу жене, чтобы тоже сходила – взяла маску, можно и сэкономить на этом деле будет», - поделился впечатлениями на выходе с участка петербуржец Анатолий.

На вопрос, почему он решил идти на участок в первые несколько часов открытия, мужчина ответил ёмко:

«Гражданский долг нужно отдавать быстро, чтобы не зудел».

голосование
Фото © Форпост Северо-Запад /

Собеседник издания при этом уточнил, что он не бюджетник, а голосовать пришёл исключительно по собственной воле. Зато ещё одна посетительница того же УИКа призналась в обратном:

«Я работаю в школе, учительницей младших классов. У нас был педсовет, на котором сказали, что всем нужно открепиться и проголосовать на определённых участках. Мне это может и неприятно, но не хочу, чтобы у начальства были проблемы. Отвечать им за явку, а что я там в бюллетени нарисовала – уже моё личное дело, тут отчитываться мне не перед кем».

голосование
Фото © Форпост Северо-Запад /

Тишина, которая опутала избирательные участки, объяснялась просто: петербургские комиссии устроили массовые выездные голосования. Один из наблюдателей Дмитрий Наумов в Twitter поделился впечатляющими кадрами того, как сотрудники Театра музыкальной комедии проявляли волеизъявление прямо на сцене. Именно там УИК разместил урну, сделанную из обычной картонной коробки.

По словам петербуржцев, очереди на отдельных участках создавали только чиновники. Например, у УИК №2183 в 11 часу утра собрались избиратели из комитета по тарифам. Их фото опубликовали в Twitter. Но основной электоральный потенциал Смольного должен был кучковался на участке №2248, куда прикреплялись госслужащие из «Невской ратуши». По открытым данным, число избирателей, которые решили проголосовать там, а не возле дома, составило 1666 человек.

голосование
Фото © Форпост Северо-Запад /

Но, пожалуй, единственный заметный скандал первого избирательного дня проходил вдали от этих участков – на Хрустальной улице в школе №330. Раньше это заведение было известно тем, что его закончил председатель правления ПАО «Газпром» Алексей Миллер. Теперь же в историю войдёт и то, что на участке №1545 заместитель председателя ТИК№24 Павел Дмитриев попытался отобрать телефон у журналиста Сергея Еремеева.

Видеозапись, на которой Дмитриев кричит на корреспондента, употребляя слова «идиот» и «придурок», Еремеев опубликовал в соцсетях. Гласность дала определённый эффект. По словам молодого человека, представители ТИК№24 перед ним извинились, однако записывать происходящее так и не разрешили.

Поводом для секретности стало голосование служащих одной из воинских частей, прикреплённых к данному участку. Когда корреспондент «Форпоста» доехал до школы, где разворачивались эти события, напряжения там не осталось. Председатель УИК Татьяна Соснина, обращаясь к собеседникам не иначе, как «девочка моя» и «хорошие мои», повторила автору этого текста свод правил:

- Фотографировать избирательные урны нельзя, снимать военнослужащих нельзя, лица избирателей снимать нельзя…

- Может быть, вы сразу скажете, что можно?

- Да вы присаживайтесь вот тут на диван (в противоположном углу от урны - прим.ред.). Если увидите, что я в урну пачку бюллетеней засовываю, то тогда и снимайте.

После такого инструктажа Сосинина посмеялась и добавила, что в тюрьму не хочет, и про ответственность за фальсификацию знает.

«Вы, конечно, можете здесь сидеть, смотреть, но ведь вы понимаете, что сейчас и фальсификаций-то никаких быть не может? Ну, какие они могут до 1 июля? У нас всё опечатано», - добавила она позже.

При этом, когда члены комиссии спросили у Сосининой, будут ли они запирать бюллетени, собранные на выездных площадках в сейф, председатель УИК, понизив голос, попросила не бежать впереди паровоза, а слушаться её указаний.

Отметим, за несколько часов, проведённых на участке, корреспонденту «Форпоста», так и не удалось застать тех таинственных военных, из-за которых в УИК запрещали вести съёмку. При этом к четырём часам вечера там проголосовало меньше 100 местных жителей, но более 150 тех «прикреплённых», за чьими голосами съездили сами члены комиссии. Впрочем, тем, кто приходил на участок самостоятельно, в УИК всё равно были рады и даже разрешали ставить подписи в избирательных листах вверх ногами, ведь «теперь можно, а так быстрее».

К концу дня стало понятно, что ситуация в Петербурге в первый день голосования сложилась как в известной рекламе, где зрителей предупреждали, что если они всё ещё кипятят, тогда телевизионная группа идёт к ним. Только в городе на Неве формулу поменяли на: «вы всё ещё не проголосовали? Тогда мы идём к вам».