Санкт-ПетербургПеременная облачность+21°C
$ЦБ:73,14ЦБ:86,99OPEC:74,42

С книгой на выходных: экзотическая «Красная птица», сборник японской литературы

красная птица
© Издательство магазина «Жёлтый двор»

В новом выпуске рубрики «С книгой на выходных», выходящем в начале второго, обычно самого жаркого, «красного», месяца лета — антология японского детского журнала «Акай тори» (в переводе — «Красная птица»). Он издавался в первой половине прошлого века, и на его страницах появлялись тексты лучших молодых литераторов того времени. В России столь оригинальной книгой занялись подвижники из петербургского книжного магазина «Жёлтый двор», который специализируется на литературе Японии и других стран Востока.

В антологию вошли 22 текста, написанные в том числе японскими классиками: Акутагавой Рюноскэ, Ниими Нанкити, Миядзавой Кэндзи, Огавой Мимэй. Рассказы и стихи сборника на русский перевели 18 разных переводчиков — составители отмечают, что таким образом происходит знакомство не только с литературой Японии, но и с лучшими японистами России.

В самой «Красной птице» в период с 1918 по 1936 годы публиковалось много переводов, в том числе из русской литературы — например, тексты Толстого и Чехова. Ещё для японских детей печатали сказки Андерсена и братьев Гримм, произведения Киплинга, «Алису в стране чудес», «Питера Пэна» «Приключения барона Мюнхгаузена». Журнал был по-настоящему прорывным: он знакомил японского читателя — причём как ребёнка, так и взрослого — с европейской литературой и европейскими ценностями.

Из послесловия к сборнику узнаём, что журнал выходил в такой период истории Японии, когда власть стала более демократичной, и, как следствие, начала уделять внимание женским правам. А где женщины, там и дети: их перестали воспринимать как «маленьких взрослых» и позволили иметь свой, работающий по особым законам, мир. На страницах «Красной птицы» он был представлен в двух жанрах: детском рассказе дова и детском стихотворении доё. Главный редактор журнала Судзуки Миэкити ставил во главу угла невинность и чистоту юной души. В текстах говорилось об особых правах детей, о важности творческого восприятия действительности и о том, что у каждого ребёнка должна быть возможность стать тем, кем он хочет.

В рассказах и стихотворениях «Красной птицы» больше поэзии, чем назиданий, но идеологические особенности 1920-1930-х годов прокрадываются и сюда — и вот посреди изящного текста о керосиновых лампах, свете и памяти видим отрывок, который с некоторыми правками вполне подошёл бы и советской агитационной прозе:

На небе показалась луна, и в голове Миноскэ тоже прояснилось. Он понял свою ошибку: керосиновые лампы действительно устарели. Появилась новая и более удобная электрическая лампочка. Потому что мир несётся вперёд. Потому что миром движет прогресс. А раз Миноскэ — гражданин Японии, он должен радоваться прогрессу, который происходит в его стране. Разве достойно мешать прогрессу только потому, что он рискует потерять своё приходящее в упадок дело?! Разве достойно мужчины ненавидеть того, кто ничего плохого не сделал, и пытаться поджечь его дом?! Раз мир меняется и его работа больше не нужна этому миру, разве не должен мужчина бросить старое дело и начать новое, полезное для общества?!

Сборник «Красная птица» отсылает нас исключительно к детской литературе, но гарантированно будет интересен и взрослым, в том числе антропологически. Вроде бы совсем простые сюжеты, но за счёт экзотических деталей, нетипичной композиции — и потому, что мы в принципе знаем про Японию и японскую литературу не так много — сборник уходит влёт. Дети тут пьют рамунэ – безалкогольный газированный напиток со вкусом лайма и лимона в бутылках с узким горлышком, внутри которого находится стеклянный шарик, и едят ампан — булочку с начинкой из сладкой фасолевой пасты анко. Здесь встречаются совсем миниатюрные рассказы о горестях улитки и полноценные, зачастую пугающие, полотна — например, рассказ «Машина цвета стали», в центре которого оказывается группировка киднепперов.

красная птица
© Издательство магазина «Жёлтый двор» / фото магазина «Подписные издания»

Большое место занимает буддизм: есть текст о гуляющем по саду Будде Шакьямуни, а есть — о лучнике, который достиг дзена и перестал нуждаться в луке. От детских книг часто ждут непреходящей доброты и нежности; «Красная птица» эти ожидания бодро разбивает. Примерно половина рассказов не получают хэппи-энда, а некоторые изобилуют и вполне себе неоднозначными подробностями — правда, говорится, что мир был таким жестоким давно, а сейчас уже всё хорошо; ну да, так мы и поверили.

Сейчас, с учётом современных моральных норм, это выглядит странно. Но когда-то один гурман по имени Хуань Гун из царства Ци пожелал откушать что-нибудь новенькое, чего доселе не пробовал, и его повар по имени И Я приготовил своего собственного сына. А шестнадцатилетний юноша, в будущем первый император династии Цинь, в ночь смерти отца завладел его любимой наложницей. Такие уж были нравы…

P.S. Книга богато иллюстрирована плакатами, которые составители взяли в библиотеке Хиросимы, — городе, где жил и работал Судзуки Миэкити.

красная птица
© Издательство магазина «Жёлтый двор» / фото магазина «Фаланстер»
красная птица
© Издательство магазина «Жёлтый двор» / фото магазина «Фаланстер»

Красная птица: Детская литература Японии. — СПб.: Изд-во книжного магазина «Жёлтый двор», 2020. — 224 с., илл. (12+)

Подписывайтесь на наши каналы:Google NewsGoogle НовостиYandex NewsЯндекс НовостиYandex ZenЯндекс Дзен