Перейти к основному содержанию

Владимир Литвиненко: «Водород – это эфемерный продукт»

водород
© pixabay.com

По мнению ректора старейшего технического вуза России, этот ресурс не может конкурировать с природным газом. А все попытки сделать его в обозримом будущем частью глобальной энергетики обречены на провал.

В четверг, 31 марта ректор Санкт-Петербургского горного университета, ведущий эксперт в области ТЭК Владимир Литвиненко стал участником передачи «Полный контакт». Её ведущий Владимир Соловьёв попросил гостя прокомментировать свою статью, опубликованную накануне в «Российской газете». Автор предупреждает в ней о существенных рисках для устойчивости энергетического комплекса страны и мира в случае чрезмерного увлечения водородными технологиями. Эта тема, как отметил г-н Соловьёв, стала особенно актуальной после бегства из страны главного лоббиста проектов, связанных с Н2, Анатолия Чубайса.

Водород как эфемерный эквивалент углеводороду может взорвать мировую экономику

Впрочем, началась беседа с обсуждения другого, не менее знаменательного события: перехода на рубли при расчётах за поставки нашего природного газа в недружественные страны. По мнению Владимира Литвиненко, эта мера является крайне востребованной для повышения устойчивости социально-экономического развития России.

«У нас положительное сальдо торгового баланса. Примерно 10-15%. Но на что мы тратим эти средства? Учитывая, что поставки наших полезных ископаемых за рубеж оплачиваются в иностранной валюте, мы, по сути, тратим их на то, чтобы укреплять экономику государств, которые проводят эмиссию этой валюты. В частности, Соединённых Штатов, если речь идёт о долларах. Нам это не нужно. Нам нужно укреплять отечественную экономику. Поэтому наша страна, конечно же, должна выставлять счета за энергоносители и другие полезные ископаемые в рублях, тем самым, укрепляя свою валюту», - заявил Литвиненко.

юганскнефтегаз
© www.rosneft.ru

Он подчеркнул, что природные ресурсы, которые лежат в российских недрах, должны работать, прежде всего, в интересах российского общества. Богатая сырьевые база - это одно из наших конкурентных преимуществ и оно должно быть использовано максимально эффективно. Однако этому препятствует та часть общества, которая придерживается либеральных взглядов, ратует за минимальное вмешательство правительства в экономику и отвергает необходимость государственного регулирования.

Как пояснил эксперт, идеологи такого пути развития нашего общества до сих пор составляют значительную часть истеблишмента и оказывают серьёзное влияние на формирование экономических стратегий. Они, например, полагают, что Центробанк не может выпускать в обращение рубли для финансирования инвестиционных проектов, если эти средства не обеспечены иностранной валютой. А её можно получить именно за счёт экспорта нефти, газа и ряда других ресурсов.

«Это очевидная глупость. Нам не нужны доллары и евро. Рубль через 10-20 лет сам может стать доминирующей мировой валютой. Это не пустые слова. Для развития любой страны необходимо минеральное сырьё, оно лежит в основе практически всех технологических цепочек. Конечно, сфера услуг, сервисные или IT-компании вносят значительный вклад в прогресс западных экономик. Но длительность геополитической борьбы так называемых стран коалиции глобального лидерства показывает, что итогом их целевой дипломатии является именно свободный доступ к минеральному сырью. Прежде всего, к углеводородам, редкоземельным, цветным металлам и ряду других полезных ископаемых, которыми они бедны. В США и Евросоюзе прекрасно понимают, что без ресурсной базы никакое устойчивое развитие невозможно. У нас есть превосходство по 32 видам минерального и 4 видам углеводородного сырья. И продавать его мы должны именно за рубли», - отметил ректор Горного университета.

ФосАгро
© phosagro.ru

Он также акцентировал внимание на том, что деньги являются эквивалентом труда. Но если ещё вчера условный компьютер продавался в магазине электроники за 80 тысяч рублей, а сегодня за него просят 240 тысяч, то труд человека, который хочет этот компьютер купить, автоматически оказывается обесцененным. В какой бы валюте ни получала Россия средства от недружественных покупателей наших полезных ископаемых.

Именно поэтому при расчётах за энергоресурсы следует руководствоваться, прежде всего, их способностью генерировать определённое количество энергии, необходимое, например, для производства одного автомобиля. Чем выше становится конечная стоимость машины в автосалоне, тем выше должна становиться и цена того количества природного газа, который требуется для её изготовления. То есть в идеале эквивалентом оплаты за сырьё должны быть даже не рубли, а джоули.

нефть
© equinor.com

Переходя к основной теме беседы, Владимир Литвиненко призвал не копировать слепо западные стратегии в области энергетической безопасности. Поскольку в их основе лежит импортозависимость. У России такой проблемы нет. Мы сами способны обеспечить себя всеми необходимыми ресурсами.

«Почему сейчас Европа занимается водородом? Вовсе не потому, что он может составить конкуренцию природному газу, это не реально. А потому, что у них нет свободного доступа к традиционным сырьевым ресурсам. Да, конечно, человечество должно совершить энергопереход. Это важнейшая стратегическая задача. Но следует понимать, что он будет длиться не два-три дня и даже не два-три десятилетия, а гораздо дольше. Запад позиционирует водородные технологии, как некий спасательный круг, который позволит интенсифицировать все эти процессы, уйти от зависимости от российских нефти и газа. Но это иллюзия. Водород – это эфемерный продукт, элементарные законы физики никогда не позволят ему занять значительную нишу в мировом топливно-энергетическом балансе», - уверен Владимир Литвиненко.

Он напомнил, что первым о вхождении мира в эпоху водородной экономики, заявил ещё в 2003 году президент США господин Буш. Его аналитики тогда предложили нехитрый, но, как они полагали, эффективный способ уйти от импортозависимости в ТЭК. Его суть заключалась в том, чтобы производить водород от электричества в ночные часы, когда потребление электроэнергии становится меньше и на рынке наблюдается её профицит. В часы пиковых нагрузок этот водород, как заверяли «эксперты», можно было бы сжигать.

водород
© www.tart-aria.info

«Единственная цель, которую преследовали адепты этой идеи, - обесценить потенциал углеводородов и сократить, тем самым, возможности для развития стран, обладающих богатой ресурсной базой. В том числе, и России. В массовое сознание потребителей начали внедрять мысль о том, что нефть и газ – это пещерное топливо, а его использование ведёт к климатическим изменениям. Что единственный путь, который позволит предотвратить глобальное потепление – это развитие возобновляемых источников энергии и водородных технологий. Хотя очевидно, что на данном этапе научно-технологического развития это нереально – ВИЭ и водород не могут быть фундаментом энергетического комплекса из-за низкой плотности производимой энергии и высокой материалоёмкости», - подчеркнул Литвиненко.

Он уверен в необходимости развития на территории нашей страны солнечной и ветровой генерации, однако не менее важной задачей на ближайшие десятилетия считает внедрение на традиционных объектах энергетики технологий, снижающих антропогенное воздействие на окружающую среду. Поскольку роль ТЭЦ, работающих на газе, нефтепродуктах и угле, будет доминирующей ещё, как минимум, до 2050 года, а, скорее всего, гораздо дольше. Что же касается попыток сделать водород неотъемлемой частью глобальной энергетики, то в обозримом будущем они обречены на провал.

«На сегодняшнем этапе эффективное получение электрической энергии из водорода возможно только электрохимическим методом, при помощи так называемых водородных топливных элементов. По сути это батарейка, не более того. То есть построить автомобиль или автобус, который работает на водороде, конечно, возможно. С технологической точки зрения проблем здесь нет. Но экономически это нерентабельно. И небезопасно. Представляете, что произойдёт при столкновении машин, разгерметизации баков, заправленных водородом, и реакции их содержимого с кислородом? Очень сильный взрыв, жертвами которого могут стать другие участники движения. Подобные катастрофы часто случались в двадцатые и тридцатые годы прошлого столетия, они привели к отказу от использования дирижаблей, которые тогда были очень популярны и заправлялись именно водородом», - напомнил ректор Горного университета.

дирижабль
© Общественное достояние

Он также уточнил, что основной способ получения электроэнергии в традиционных энергетических системах - электромагнитная индукция. Это относится и к теплофикационному циклу, и к газотурбинному циклу ТЭЦ. Эксперт уверен в том, что заменить первым номером таблицы Менделеева тот же природный газ, который используется там в качестве энергоресурса, невозможно.

«Существующие системы генерации, которые применяются на ТЭС, рассчитаны на температуру горения 1500-2500° C. Но температура горения водорода при схожих условиях значительно превышает этот уровень. То есть нам, как минимум, требуются дополнительные комплексные исследования в области материаловедения и других смежных областях науки. Даже, если представить, что они окажутся успешными, нам придётся с нуля построить всю необходимую для получения, транспортировки, хранения и генерации водорода инфраструктуру. Это колоссальные затраты. Не менее важной проблемой является и образование в процессе сжигания водорода оксида азота NO2. Это ядовитый газ с удушающим воздействием», - предупредил Владимир Литвиненко.

Он резюмировал, что с учётом элементарных законов физики, термодинамических и логистических недостатков новых источников энергии потребуются десятилетия для того, чтобы они потеснили углеводороды и стали фундаментом глобальной энергетики. Поэтому нефть и газ, как полагает эксперт, обречены лежать в основе энергоперехода. Именно они могут обеспечить человечество дополнительными объёмами энергии, требующимися для смены традиционного энергетического уклада. В частности, для создания инфраструктуры, необходимой для использования водородных технологий и ВИЭ.

Соловьев
© Форпост Северо-Запад