Перейти к основному содержанию

Трагедия Александра Невзорова

невзоров
© vk.com/agnevzorov

Что делать, когда позади бурная и полная приключений жизнь по принципу «Есть упоение в бою и бездны мрачной на краю», а впереди – срок дожития? Когда земная слава уходит, а червь невостребованности источает мятежный дух?

Александр Глебович – фигура из 90-х. Он абсолютно резонансен эпохе полубандитского государства и был органичен в борьбе с лозунгом «За нашу и вашу свободу», когда сражался в рядах ОМОНа против «националистов», или когда придумывал ярлыки своим якобы друзьям – «ночной губернатор Петербурга» (именно это мифотворчество и определило судьбу Владимира Кумарина), или когда, как «Свобода на баррикадах» Эжена Делакруа, штурмовал Пятый канал.

Но всё в прошлом. Мирная жизнь и «дружба с Александром Бегловым», которую ему приписывают недоброжелатели губернатора (вот дружба с Березовским – это реалия, а Беглову симпатичны люди другого типажа, например, глава телеканала «Санкт-Петербург» Александр Малькевич), не подходят для «агитатора, горлана, главаря». Пока есть ещё время, надо успеть войти в последний вагон истории.

Найдена новая тема – вчерашнее доверенное лицо кандидата в президенты Владимира Путина в выражениях, которые Дзен признаёт «языком вражды», «атакует» его из Израиля. Заодно и всю военную операцию, по-детски радуясь, например, крейсеру «Москва» в качестве детали аквариума.

Почему Израиль? Потому что там «на четверть бывший наш народ» и ему, народу, очень надо, чтобы его поддерживали в убеждениях, что «правильно мы свалили из этой Рашки». Вот и Невзоров, признанный в России СМИ-иноагентом, «с нами». В общем, резонанс. Или – «За неимением гербовой пишем на простой».

Израиль
© Общественное достояние

Проблема только одна – в российской аудитории. В годы его молодости «Был обычай на Руси ночью слушать Би-би-си». Глушили этот голос ответственные товарищи нещадно. Сейчас ситуация повторяется в смешном варианте. ВВС сегодня – это Арестович, поскольку, хоть и вяжет фейк за фейком, но всё же с блёстками реальной информации от офиса Зеленского, а Невзоров – это как раз те самые шумы, поскольку в его Telegram-постах информации ноль, а одна сплошная … скажем так, оценка.

Что дальше? Ведь скоро инфернальные «кудри Шуры» примелькаются, дворцовый переворот и триумфальный возврат на родину проблематичен, а градус надо повышать. Прорыв к друзьям на «Азовсталь», чтобы оттуда вести «репортажи с петлёй на шее»? Это вряд ли. Никогда ему не стать там своим. Вон госпожа Овсянникова сделала в эфире Первого канала с Эрнстом практически то же, что Невзоров с Бегловым, то есть подставила (рисуй я карикатуры, конечно украл бы у Гойи офорт «Какое мужество»). Взял её на работу аж целый Die Welt, а украинцы в Берлине всё равно протестуют уже против неё. Говорят, пропиталась насквозь духом режима. И никакой «правильный» поступок работу редактором на московском телевидении не оправдывает.

Офорт Гойи "Какое мужество"
© Франсиско Гойя «Какое мужество»

Проблема у Александра Глебовича, объявленного в розыск, только одна. Если тот же Зеленский или Арестович – это противник, то Невзоров с точки зрения людей, которые ему хорошо знакомы и которым он хорошо знаком, это аналог гоголевского Андрия:

- Ну, что ж теперь мы будем делать? - сказал Тарас, смотря прямо ему в очи.

Но ничего не знал на то сказать Андрий и стоял, утупивши в землю очи.

- Что, сынку, помогли тебе твои ляхи?

Андрий был безответен.

- Так продать? Продать веру? Продать своих? Стой же, слезай с коня!

Покорно, как ребёнок, слез он с коня и остановился ни жив ни мертв перед Тарасом.