Перейти к основному содержанию

Эксперт из ЮАР раскрыл грязный секрет «зелёной революции»

ветрогенератор
© Ole Jørgen Bratland/Equinor

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш считает, что масштабы мирового энергетического кризиса были бы менее значительны в том случае, если бы человечество выделяло больше средств на строительство ветрогенераторов и солнечных панелей. Об этом он написал в своей статье, опубликованной японским изданием Nikkei.

«Возобновляемые источники (ВИЭ) - это мирный план ХХI века. Но сражение за быстрый и справедливый энергетический переход проходит в неравной борьбе. Инвесторы по-прежнему поддерживают ископаемое топливо, а правительства по-прежнему выделяют миллиарды субсидий на уголь, нефть и газ - около 11 миллионов долларов каждую минуту», - заявил г-н Гуттериш.

Подавляющее большинство экспертов с ним не согласилось. Главе ООН напомнили, что на финансирование «зелёной» энергетики во всём мире ежегодно выделялись колоссальные средства – более 300 млрд долларов, что вполне сопоставимо с инвестициями в нефть и газ, без которых цивилизация попросту перестанет существовать. Однако столь существенные денежные вливания в ВИЭ не только не снизили эмиссию СО2, но и привели к возникновению ряда структурных проблем, препятствующих достижению целей устойчивого развития. Тех самых, которые ООН провозгласила 7 лет назад, и от которых все мы сегодня далеки, как никогда прежде.

Во-первых, энергетический переход, который, по мнению западных политиков, является единственно возможным для человечества вектором прогресса, стал одной из причин дефицита ископаемого топлива на рынке и, как следствие, роста цен на него. Ведь те огромные деньги, которые направлялись на строительство ветропарков и солнечных электростанций, были по большей части изъяты именно из проектов, связанных с добычей или разведкой углеводородов. Хотя их востребованность в мире не только не снижалась и не снижается, а, напротив, растёт.

солнечная панель
© total.com

Во-вторых, энергопереход, по крайней мере, в том масштабе, в каком его представляют себе адепты альтернативной энергетики, требует наличия огромного количества дефицитных металлов и минералов. Руководители горнорудных компаний предупреждают, что не могут наращивать добычу меди, лития, кобальта или никеля при нынешнем уровне инвестиционной активности. А значит заводы, в свою очередь, не смогут произвести такое количество электромобилей или ветрогенераторов, которое требуется для претворения в жизнь «зелёной» повестки.

Но политики, такое впечатление, их не слышат. Тот же Европейский союз, который готовится к веерным отключениям электричества, то есть живёт в условиях энергетической бедности, недавно запретил, начиная с 2035 года, продажи автомобилей с двигателями внутреннего сгорания. За счёт каких ресурсов Брюссель планирует нарастить генерацию, для того, чтобы через 13 лет обеспечить дополнительной электроэнергией всех автолюбителей, не вполне понятно. Хотя, скорее всего, мы стали свидетелями очередного популистского заявления, благодаря которому можно пустить пыль в глаза избирателям, но совершенно точно не удастся уменьшить техногенное воздействие на природу.

«Редкоземельные металлы (РЗМ) сегодня востребованы очень многими отраслями экономики. Это, без преувеличения, фундамент устойчивого развития. Проблема в том, что, согласно прогнозам, в 2035 году предложение на глобальном рынке покроет спрос лишь на две трети. Для того, чтобы изменить ситуацию, необходимо резко увеличивать уровень инвестиций в добычу, в противном случае все решения, подобные тому, что принял Евросоюз, можно уже сейчас выкидывать в мусорное ведро», - приводит Fortune слова старшего вице-президента компании MP Minerals Мэтта Шлустчера.

РЗМ
© mpmaterials.com

Из-за дефицита цены на РЗМ растут, впрочем, как и котировки любого другого сырья. Согласно подсчётам Barron's, цена корзины металлов, необходимых для производства электромобилей, за последний год подскочила на 50% в силу различных факторов, в том числе западных санкций против России, которая является крупным поставщиком таких металлов в Европу.

Сочетание дефицита предложения и нынешней динамики цен, конечно же, делает энрергопереход ещё более дорогостоящим удовольствием, чем предполагалось ранее. В последнее время эксперты даже перестали озвучивать сумму, которая для этого потребуется. Причина банальна – она астрономическая и называть её потребителям, и так озлобленным повышением стоимости электроэнергии и топлива, как говорится, себе дороже.

Впрочем, у «зелёной» революции есть ещё более «грязный» секрет. Его в недавнем анализе для Foreign Policy раскрыл эксперт Южноафриканского института международных отношений Кобус ван Штаден, который сравнил ненасытную жажду ресурсов странами Запада с колониальной политикой прошлого.

«Чересчур поспешный энергопереход, в том числе, спешка в столь важном деле, как изготовление электромобилей, угрожает повторением такого разрушительного явления, как колониализм. Мы прекрасно помним, что вывоз ресурсов с глобального юга сделал развитые государства невообразимо богатыми, но привёл к деградации окружающей среды, многочисленным нарушениям прав человека и экономической отсталости во всём развивающемся мире», - подчеркнул ван Штаден.

Симонов
Действительно ли завтрашний день энергетики предопределён и углеводороды совсем скоро окажутся никому не нужны?

Действительно, промышленная революция, которая стала основной причиной нещадной эксплуатации недр в Африке, Азии и других регионах мира со стороны господствующей группы западных государств, способствовала лишь их собственному процветанию. Но никак не повлияла на уровень жизни местного населения, разве что в худшую сторону. Кто-то может гарантировать, что сейчас всё окажется по-другому?

Этим вопросом задался американский портал Oilprice.com, который проанализировал заявление южноафриканского профессора и пришёл к неутешительному выводу. Несмотря на тот неоспоримый факт, что «сегодня у нас гораздо больше механизмов защиты прав человека», пример Демократической Республики Конго заставляет усомниться в том, что события пойдут по принципиально иному сценарию.

кобальт Конго
© nevsedoma.com.ua

Эта экваториальная страна играет ключевую роль в процессе энергоперехода, поскольку там сконцентрировано около 60% всех мировых запасов кобальта. Однако монетизировать своё природное богатство Киншаса не в состоянии, поскольку значительная часть полезных ископаемых добывается нелегально. В связи с этим в шахтах нарушаются элементарные требования безопасности, процветает незаконный детский труд, за который юные горняки, как и их более взрослые коллеги, получают считанные копейки, а доходы от перспективного бизнеса утекают из федеральной казны в карманы криминальных структур и нерадивых чиновников, живущих за счёт взяток.

«Этот и многие другие примеры убеждают нас в том, что глобальные социально-экономические последствия ускоренного энергоперехода, политикам, по всей видимости, не очень понятны. Или они не хотят принимать их в расчёт. А принципы ESG, о которых сегодня так много говорится, причём исключительно в позитивном ключе, на самом деле не способствуют снижению техногенной нагрузки на окружающую среду. Логика же гонки за аккумуляторными металлами заключается в обеспечении национального процветания у себя дома, но не в Африке», - резюмирует Oilprice.com.

Либеральные экономисты нередко используют термин «ресурсное проклятие», утверждая, что те страны, недра которых богаты полезными ископаемыми, обречены на отсталость. Однако на самом деле они обречены лишь на то, что группа наиболее развитых государств будет стараться всеми правдами и неправдами установить контроль над местной сырьевой базой. Именно в этом и заключается основная цель неоколониальной политики Запада. То государство, которое не способно защитить свои ресурсы от его посягательств, обречено на нищету, гиперинфляцию и практически лишено шансов добиться устойчивого социально-экономического развития.