Санкт-ПетербургЯсно-16°C

Русское лобби в Германии: перспективы и ожидания

Тельчик
Фото © Форпост Северо-Запад / Андрей Кучеренко

Экс-советник канцлера ФРГ Гельмута Коля, бывший руководитель Мюнхенской конференции по безопасности Хорст Тельчик считает, что Россия и Германия обречены на сотрудничество. А нынешнее охлаждение отношений – временное явление. В ходе своего последнего визита в Санкт-Петербург политик рассказал «Форпост Северо-Запад» о встречах с лидерами СССР и США, необходимости НАТО и врождённой ненависти к войнам и диктатуре.

В бытность советником Гельмута Коля Вам доводилось общаться с политическими лидерами многих стран. Кто из них произвёл самое сильное впечатление?

Да, я много раз встречался с главами ведущих государств мира. Например, с Рональдом Рейганом. Сегодня его часто сравнивают с нынешним Президентом США Дональдом Трампом. Разница, на мой взгляд, в том, что команда Рейгана была сильнее, его сотрудники были профессиональнее.

Рейган умел слушать, мы всегда могли донести до него наши идеи. Ещё одна его сильная сторона заключалась в том, что он не скрывал свои цели, говорил о них прямо. Он записывал темы, которые хотел обсудить, на карточки, в ходе переговоров доставал эти карточки из кармана и говорил: «Гельмут, нам нужно побеседовать вот об этом», затем доставал новую. После третьего-четвёртого вопроса он доставал все карточки из кармана, перемешивал их, убирал обратно и рассказывал какой-нибудь анекдот, шутку. Старался не загружать собеседника излишним количеством тем, ведь если их будет слишком много, сконцентрироваться на каждой окажется слишком сложно.

Мы работали и с советскими лидерами. К сожалению, три генсека, с которыми мне довелось общаться, были тяжело больны. Брежнев, когда я увидел его впервые, уже не мог отвечать на вопросы. Давал ответ лишь в том случае, если он был предварительно записан на бумаге. Андропов, к тому моменту, когда стал главой СССР, практически не мог ходить, держался за спинку стула, чтобы не упасть. Он был слишком болен, чтобы принимать решения, как и Черненко. Мы постоянно ездили в Советский Союз на похороны, это было тяжёлое время – обсуждать проблемы было фактически не с кем.

Когда генеральным секретарём стал Горбачёв, мы восприняли это как глоток свежего воздуха. Молодой, энергичный, полный сил. Противоположность предыдущих лидеров.

Сегодня отношения Германии и России далеки от идеальных. За счёт чего их можно улучшить? И нужно ли нашим странам улучшение отношений?

Я убеждён в том, что наши страны обречены на сотрудничество. Сегодня, когда у нас существуют политические разногласия, нам нужно больше внимания уделять развитию культурных и научных связей. Работа в этом направлении усиливает взаимопонимание между людьми, а это очень важно, это создаёт атмосферу доверия, которая является лучшей гарантией безопасности.

Мы работаем в этом направлении, культурные связи между нашими государствами существуют и развиваются. Валерий Гергиев, например, уже много лет занимает должность главного дирижёра Мюнхенского симфонического оркестра, а Игорь Зеленский - художественного руководителя Баварского Государственного балета. Нам не нужно много солдат. Нам нужно больше деятелей культуры, которые знакомили бы наши народы с ментальностью и традициями друг друга.

Я вхожу в оргкомитет Российско-Германского сырьевого форума. Наша задача состоит в том, чтобы, несмотря на все сложности, инициировать и развивать экономические связи между нашими странами. На ежегодных конференциях подписываются договоры о сотрудничестве между крупными компаниями двух государств. Идёт работа и в сфере научного обмена. Организаторы форума - Горный университет Петербурга и Фрайбергская горная академия наладили академический обмен, совместную работу учёных. Они привлекли к этой деятельности и других партнёров, например, Технический университет Мюнхена.

Вы часто бываете в Санкт-Петербурге. Наш город сегодня стал площадкой для развития российско-германской дружбы. В то же время здесь была написана одна из самых страшных страниц в истории взаимоотношений наших стран…

Да, к сожалению, мы знаем друг друга с разных сторон. Моего отца в 18 лет забрали в армию во время I мировой войны. На восточном фронте, в ходе одной из боевых операций, его ранило. Подобрали его русские солдаты, прооперировали – русские врачи. В 1922 году он вернулся домой, а в 1940-м вновь был мобилизован. И вновь попал в плен.

Моя мать в общей сложности 14 лет была одна с малолетними детьми на руках. Одним из них был я. С самого детства считаю, что нам не нужна война, не нужна диктатура. Я был свидетелем холодной войны, видел Берлинский кризис, когда советские и американские танки стояли друг напротив друга в прямой видимости, на расстоянии выстрела. Но я также был свидетелем, а позже - и участником, политики разрядки напряжённости в семидесятые годы.

Сегодня очень важно, чтобы исторические перемены во взаимоотношениях между странами изучались. Нужно выявлять причины потеплений и охлаждений этих взаимоотношений. Только тот, кто знает историю, может понимать суть происходящего сегодня и закладывать основу будущего.

Вы сказали о том, что нам не нужно много солдат, что мы должны развивать экономические и культурные связи. Но НАТО проводит учения в прибалтийских странах, в непосредственной близости от наших границ. Нужна ли, на Ваш взгляд, сегодня, такая военная структура как НАТО? Ведь она была создана в противовес блоку стран Варшавского договора, которого давно не существует.

Даже если нам не нужно больше опасаться Россию, НАТО необходимо Европе для сохранения собственного достоинства. К тому же дружба в рамках этого блока гарантирует внутреннюю безопасность старого континента. Наша страна и Франция, начиная с ХVI века, провели друг против друга 27 крупных войн. Этого достаточно, это больше не должно повториться. Нам нужна дружба, которую гарантирует общее членство в ЕС и НАТО.