Санкт-ПетербургСолнечно+1°C

Яковлев, Матвиенко, Полтавченко. Что дальше?

Смольный
© Общественное достояние

Любая географическая общность становится обществом, если ее объединяет какое-то дело или идея. Так, например, в конце девяностых это была битва с Москвой. Разработка чисто политтехнологическая и у нее есть автор – «яковлевский» советник Алексей Кошмаров. Московским телеканалам были проплачены серьезные деньги, чтобы они объявили Петербург «бандитской столицей». Здесь напротив них поставили лупу. Ярлык вызывал массовое раздражение. А символом борьбы с «ненавидящей нас» столицей и наступающими оттуда кланами стал губернатор. В итоге - ошеломляющая победа на выборах в мае 2000.

Сегодня с Москвой воевать смешно. «Питерские» ее взяли всерьез и надолго. Президент и Премьер–министр. Федеральные вице–премьеры и министры: Козак, Мутко, Соколов. Главы крупнейших банков: Греф, Костин, Ковальчук. Корпораций: Миллер, Сечин, Ротенберг. Вся верхушка силовиков. Список только звучных имен бесконечен. А на уровне этажом ниже до 50 процентов управленцев и чиновников из Северной столицы. Ельцин со своими «свердловским» или Брежнев с «днепропетровскими» - дети малые по сравнению с «путинскими». Еще 10 лет назад по Москве ходил анекдот: «Вы откуда? Из Петербурга. Зачем же сразу пугать?».

Валентина Ивановна Матвиенко сделала центральной стратегией своего правления идею – ЗА. Смольный объявил Петербург культурной столицей России и этот «бренд» был востребован. Градоначальник патронировала театры, открывала новые галереи, поддерживала традиционные фестивали и организовывала новые, реставрировала памятники архитектуры. Но в связи с ее уходом в Совет Федерации, тенденция стала потихоньку затухать и сегодня существует в общем-то по инерции. Нет денег. Да и та же Москва явно перехватывает пальму первенства по культурным событиям. А уж то, что ее исторический центр на порядок просто чище нашего, это видно каждому, кто регулярно там бывает.

Но город не может жить без вектора развития. Муссируемая сейчас администрацией тема «воцерковленности» и «радость населения» от поездки чиновников на Афон не является востребованной тенденцией. В стране 4 процента активно верующих, в Петербурге, дай бог, два. Как символ непопулярности ставки на веру - страсти по Исакию. Разного рода «зиновьевские» идеи на уровне «сделаем город столицей оппозиции» или «вот отсоединимся как Финляндия от России, станем вольным городом и заживем» - маргинальны и не популярны. Что же тогда?

Понятно, что рано или поздно у Петербурга будет новый губернатор. Сегодня модно гадать – кто? Портреты у всех прорицателей схожи – молодой экс-питерский чиновник, пообтершийся в Москве. Но, наверное, все-таки важнее вопрос – какой? С какой идеей, способной объединить людей придет этот человек. С забытыми проектами постройки новых мостов и тоннелей через Неву, реального развития сети метро, или с чем-то более масштабным?

Петербург при СССР был научно–производственной столицей страны. Мировой столицей гидроэнергетики – «ЛМЗ» и «Электросила», сейчас работающие на замену старых агрегатов, «перекрывали Енисей» и Нил. «Ленинец» выпускал системы наведения, «Северный завод» С -300. Верфи строили военные суда и ледоколы. КБ «Алмаз» и «Рубин» проектировали подводные лодки, «Светлана» и «Ломо» занимались электроникой. Огромный пласт «технической интеллигенции» определял лицо города. Сегодня их рабочие места заняты прилавками магазинов и «офисным планктоном».

Городу, как и всей стране, нужен «девирсификатор» экономики. Извините, за дидактику, но иного пути прост нет. Альтернатива – стагнация и изобретение утопических лозунгов. А имя и фамилия нового губернатора не так уж и важны. Важна идея.