Санкт-ПетербургСолнечно+14°C

Как в Интернете «гайки закручивали»

Интернет
© Общественное достояние

В четверг в Государственную думу внесли законопроект запрещающий анонимайзерам (сервисам по обходу блокировки — прим. ред.) предоставлять пользователям доступ к заблокированным сайтам. Документ подготовили депутаты Максим Кудрявцев («Единая Россия»), Николай Рыжак («Справедливая Россия») и Александр Ющенко (КПРФ). Многие эксперты уверены, что шанс принятия законопроекта достаточно высоки. Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев в беседе с корреспондентом «Форпост Северо-Запад» объяснил, к каким последствиям это может привести.

Инициатива тут же вызвала бурный общественный резонанс. Форумы и соцсети запестрили рассуждениями об упорной борьбе государства со свободой слова. Доводы авторов законопроекта о том, что это повысит безопасность в сети подверглись жесткой критике. В качестве обоснования парламентарии приводят следующее: «предотвращение наступления вредных последствий от использования «средств обхода блокировок», в том числе «распространения запрещенной информации, экстремистских материалов, нарушения исключительных прав».

Кроме отрицательных последствий никаких других тут быть не может. Пользы от этой инициативы на грош, а может быть даже вообще на ноль. Это создаст проблемных условий для развития не только информационного бизнеса, а вообще бизнеса в целом, при чем не только на территории Российской Федерации. Это «вставит палки в колеса» в вопросах взаимодействия хозяйствующих субъектов, в охрану коммерческой и финансовой тайны, - пояснил интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев.

Клавиатура под лупой
© Общественное достояние

По его мнению, «таким образом формируется система поимки «нехороших» граждан, которые используют незаконное программное обеспечение, другими словами, фактически, используют незаконные разделы математики». Кроме того, многие пользователи могут даже не знать, что используют VPN и подвергаются риску быть оштрафованными. Некоторые крупные провайдеры все подключения делают именно с помощью этой технологии.

Одни минусы. Это такая своего рода слежка за гражданами и преследование собственного народа. В добавок это покусительство на свободу мысли, свободу поиска информации и на конституционные права граждан в получении информации. Совершенно отрицательная инициатива и никакого практического применения она иметь не будет, потому что декларируемые цели по блокировке запрещенного контента, это, конечно, все замечательно, но нельзя запрещать какой-либо контент на территории частной собственности. А VPN относится к территории частной собственности.

С Интернет-омбудсменом солидарен петербургский программист Александр Лисицин. По его мнению, реализация проекта будет требовать огромных финансовых вливаний:

На разработку системы блокировки нужно будет потратить очень много денег, еще немалые средства потребует поддержание ее работы. Запустить такой проект технически сложно. И все равно это будет не до конца надежно, будет много методов, которые позволят обходить блокировку. Идея больше похожа на популизм.

Он отмечает, что запрет VPN принесет серьезные экономические потери для многих компаний, так как они не смогут подключиться к своим сервисам. Многие используют эту технологию в целях усиления безопасности. Единственным плюсом инициативы может быть блокировка браузера TOR, который стал фактически «черным рынком» в Интернете.

Wi-fi на бумажке
© Общественное достояние

Если смотреть на зарубежный опыт, можно отметить Китай. Там была введена тотальная блокировка анонимайзеров, однако пользователи благодаря техническим решениям научились легко ее обходить. В Белоруссии ушло почти два года, пока появилась возможность начать реализовывать постановление о запрете средств обеспечения анонимности в сети Интернет.

Так или иначе, инициативу поддержал председатель комитета Государственной думы по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин. Напомним, что ее выдвинули депутаты от трех политических партий — как от партии власти, так и от системной оппозиции. А учитывая тенденции последних лет, которые можно наблюдать в «запретительном» законотворчестве, у проекта есть все шансы воплотиться в жизнь.