Санкт-ПетербургПасмурно-7°C

В проблемах скорой медицинской помощи часто виноваты поликлиники

Парламентская газета
Фото © Парламенсткая газета

Об этом рассказал в пресс-центре «Парламентской газеты» член Комитета Госдумы по охране здоровья, руководитель Экспертного совета по вопросам совершенствования законодательства в сфере оказания скорой специализированной медицинской помощи, а также оказания медицинской помощи в экстренной и неотложной формах Юрий Кобзев.

По его словам, существует четкая взаимосвязь между плохим качеством первичных приемов в районных и городских поликлиниках и количеством ложных вызовов скорой помощи. Не получая адекватной реакции на свои жалобы от участковых терапевтов, пациенты стремятся решить свои проблемы с помощью врачей скорой помощи. В результате, адекватной помощи от приехавшей бригады они все равно не получают, но те пациенты, котором скорая помощь действительно нужна, часто вынуждены ждать ее прибытия намного дольше существующего временного норматива. Он сегодня составляет двадцать минут. Но в сельской местности и малонаселенных районах устанавливаются другие нормативы. Поставлена задача довести до 80% количество вызовов, время прибытия по которым составляет 20 минут.

Как добиться того, чтобы скорая медицинская помощь приходила своевременно и именно к тем, кому она действительно нужна. Ректор Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. академика И.П.Павлова Сергей Багненко считает, что для этого необходимо радикально поменять структуру обслуживания пациентов в поликлиниках. Сегодня основной упор сделан на обследование у «узких» специалистов. В то время как во многих странах мира пациента принимает врач общей практики. Он ставит диагноз, выписывает необходимые рецепты, контролирует лечение. Этот врач-универсал может работать в любой местности, в любой клинике. А в российском варианте полноценная помощь возможна лишь в крупной клинике с хорошей диагностической базой. Если в шаговой доступности нет необходимых специалистов, пациента отправляют на прием в другой город. В результате, чтобы попасть к специалисту в областной поликлинике, пациенту из сельской местности часто приходится неделями, если не месяцами ждать своей очереди.

При этом, по словам Багненко, скорая медицинская помощь должна эвакуировать больного не только до ближайшей больницы, а до того медучреждения, где ему смогут оказать именно ту помощь, которая нужна. «Промежуточная» госпитализация только приводит к потере времени, что может привести даже к летальному исходу. Для «специализированной» эвакуации систему вызовов скорой нужно организовывать не по каждому району или муниципалитету, а в целом по региону.

Такие централизованные системы вызова скорой помощи уже работают в Москве, Санкт-Петербурге, Краснодаре, Екатеринбурге, Пензе и некоторых других региональных центрах. Развитие такой практики на всю страну зависит от готовности региональной власти выделять на это деньги из регионального бюджета. Содержание такой системы только за счёт тарифа скорой медицинской помощи практически невозможно.

Член Комитета Совета Федерации по социальной политике Татьяна Кусайко предлагает более активно использовать для медицинского просвещения средства массовой информации и другие доступные каналы информирования людей. Сегодня как минимум каждый десятый вызов скорой оказывается ложным. Очень велико количество случаев, когда скорую вызывают, чтобы измерить давление или открыть больничный. Часто люди рассчитывают с помощь скорой помощи получить направление на комплексное профилактическое обследование. Несомненно, такое поведение людей провоцируется браком в работе терапевтов в поликлиниках. Но что делать людям, которые из-за этого не могут вовремя получить необходимую помощь? Штрафовать пациентов за ложный вызов? В Израиле, например, за вызов скорой помощи в отсутствие экстренной ситуации предусмотрен штраф около 1500 рублей в переводе на нашу валюту. Возможно, в российском варианте следует также вводить штрафные санкции против поликлиник, не желающих решать проблемы пациентов?