Санкт-ПетербургПеременная облачность+8°C

Евгений Сатановский: Военная дипломатия России

Самолет в небе
Фото © Министерство обороны США

22 ноября в Сочи прошли переговоры между президентами России, Турции и Ирана, посвящённые послевоенному будущему Сирии. До этого Владимир Путин провёл встречу с Башаром Асадом, где подготовил почву для имплементации будущих решений. Затем телефонные переговоры с главами Саудовской Аравии, Катара, Израиля, Египта. Час длился телефонный разговор Путина и Трампа. Россия становится главным модератором событий в Сирии и на всём Ближнем Востоке. О своём видении ситуации в рамках программы «Вечер с Владимиром Соловьёвым» на телеканале «Россия» рассказал президент института Ближнего Востока Евгений Сатановский:

У нас в ближнем нашем окружении, ближней периферии, есть центральная Азия с её очень непростыми проблемами, нестабильностью и 2500 километров необорудованной границы с Казахстаном. Даже если мы забываем о Каспии, через который идут любые потоки наркотиков и вообще всё что угодно.

У нас есть граница с Украиной, на которой формируется фашистская, абсолютно жёсткая антироссийская и антирусская общность, с которой нам ещё придётся встретиться вне зависимости от того, как она будет экономически, политически или как угодно разваливаться или криминализироваться. Её для этого, вообще-то говоря, против нас и формируют, а вовсе не для того чтобы она вписывалась в Европу и становилась благостным примером того, как благотворно и хорошо влияет Запад на постсоветское пространство.

У нас проблем более чем достаточно. И тот уникальный, абсолютно единственный в своем роде, дипломатический и военный опыт, который существует сегодня на сирийской платформе, дал, конечно, очень много. Прежде всего, обнулил возможности войны с блоком НАТО.

Характерно, что, когда Эрдоган ринулся к НАТО за помощью, сбив наш самолет, блок куда-то исчез, оставив его один на один с нами. Даже забрал системы «Пэтриот». Не случайно сегодня Эрдоган, так благостно слушает Владимира Владимировича, встречается с ним. Потому что его надежды на Запад провалились и все его попытки найти опору в Соединенных Штатах, в том числе против нас, как показывают, например, хотя бы последние визиты в Соединенные Штаты Бинали Йылдырыма (премьер-министр Турции), где ему надавали множество пощечин, тоже провалились.

При этом совершенно уникально, что сегодня мы общаемся не только с нашими ситуационными партнерами вроде иранцев или турок, но и с прямыми спонсорами и организаторами войны в Сирии. Это Саудовская Аравия, Катар, которые нас никогда не любили, не любят и любить не будут, но сейчас находятся в очень тяжёлом политическом положении. То есть, мы проявляем особое дипломатическое умение, которого не было у нас в девяностые и в конце восьмидесятых, и даже никто не подозревал, что оно может проявиться.

Я бы хотел подчеркнуть его основные составляющие: сначала армия демонстрирует свои возможности, потом военная дипломатия показывает, что она без западных, как бы «партнеров», вполне может нормализовать ситуацию. Не случайно в Сочи не было представителей так называемого западного блока. И как-то без него обошлись. И уже потом приходит традиционная дипломатия, начинают что-то там говорить про Женеву, международное право, но это – в качестве третей составляющей процесса.

Поэтому ситуация с Сирией очень важна. И показывает она то, что мы научились, работая в самой провальной, катастрофичной и непредсказуемой ситуации, вытаскивать победу. И это самое главное.