20:20 21.02.2018 - Сергей Еремеев
Поделиться
онкология
Фото © Форпост Северо-Запад / Сергей Еремеев

В октябре прошлого года в Санкт-Петербурге открылся первый в России клинический Центр протонной терапии. Он предоставляет самые современные услуги в сфере лучевого лечения онкобольных. Пока учреждение делает первые шаги, но в будущем центр сможет принимать до 800 пациентов в год. Его специализацией с первых дней работы стало лечение детей.

У входа в Центр протонной терапии на Глухарской улице пока пустые флагштоки. В будущем на них поднимут флаги граждан иностранных государств, которые пройдут здесь лечение. В том, что таких пациентов будет много, в Медицинском институте имени Березина Сергея (МИБС), на базе которого создан центр, не сомневаются. Клиник, в которых лечат рак протонами, во всём мире меньше 60. Их нет, к примеру, в Великобритании, Швеции и Израиле, тратящих немалые деньги на медицину.

Председатель правления МИБС Аркадий Столпнер рассказал «Форпосту», что институт уже ведёт переговоры с израильскими коллегами, чтобы взять часть пациентов, которым необходимо такое лечение. В России это обойдётся им дешевле, чем в США, с которыми израильские клиники сотрудничают сейчас. А многим больным добираться до Петербурга будет ещё и значительно ближе. Первым иностранным пациентом центра на Глухарской стал 13-летний мальчик из Украины. Его направили сюда опять-таки израильтяне, решившие, что парня спасёт только протонная терапия.

центр
Фото © Форпост Северо-Запад / Сергей Еремеев

Центр для детей

Ещё до открытия сотрудники центра заявили, что он будет специализироваться на лечении детей. Аркадий Столпнер уже более 10 лет лечит рак лучевой терапией. Он убеждён, что удаление опухоли с помощью протонов – пока лучшее, что можно предложить для растущих организмов.

«Дилемма лучевой терапии – как сделать так, чтобы убить опухоль и не убить человека. Ведь при использовании фотонной терапии доза попадает и на соседние, здоровые клетки. Возникает токсичность, иногда пациенты даже умирают от неё. Но если фотоны летят как дробь, протоны летят как пули. Более направленно, с меньшим поражающим воздействием», - рассказал руководитель МИБС.

терапия
Фото © Форпост Северо-Запад / Сергей Еремеев

Благодаря более точному поражению больных клеток у пациентов не возникает вторичных раков или рецидивов. Причиной повторного заболевания часто становится излучение, полученное при первом удалении опухоли.

«Если мы вылечиваем рак простаты, в 90% случаев через 10-15 лет у мужчины возникает рак толстого кишечника. Потому что при облучении простаты излучение попадает и на толстый кишечник. Это не так страшно, когда вы лечите 75-летнего человека. Вторичный рак в 85-90 лет – это, конечно, не хорошо, но до него ещё дожить надо. А когда вы лечите ребёнка? Он вроде поправился, вырос, ему 25 лет, а у него опять рак. К тому же иногда мы вынуждены облучать зону роста, из-за чего кость перестаёт расти. Получается так, что человек вырастает, у него правое плечо как у взрослого, а левое – как у маленького ребёнка», - объяснил Столпнер.

По оценкам сотрудников МИБС, центр способен обеспечить 30% потребности в лечении лучевой терапией детей в России, а также полностью закрыть нужды Северо-Западного Федерального округа по лечению этим методом взрослых пациентов.

Для детей здесь есть игровые комнаты и даже живые ручные обезьянки, за которыми юные пациенты наблюдают во время обследований. На этом внутреннее благоустройство центра не заканчивается. Здесь организованы комната отдыха для клиентов и небольшой ботанический сад. Гуляя по этажам, ловишь себя на мысли, что находишься не в медклинике, а в дорогой гостинице. Дизайну интерьеров уделено особое внимание. Изюминка оформления – фотографии диких животных и панорам Петербурга в холлах. По словам Аркадий Столпнера, все снимки были сделаны его супругой, главным врачом Центра протонной терапии Натальей Березиной.

обезьяна
Фото © Форпост Северо-Запад / Сергей Еремеев

Бесконечная учёба

Столпнер, Березина и их партнёр Виктор Екимов стали единственными соинвесторами проекта. Из 7,5 миллиардов рублей, вложенных на строительство и оснащение центра, ни рубля не пришло из госбюджета. С другой стороны, государственная казна профинансировала аналогичный проект в Димитровграде Ульяновской области. В 2013 году, когда петербургский центр только начинали строить, димитровградский центр должны были сдать в эксплуатацию. Сейчас сдачу объекта ожидают в конце 2018 года.

Сумма инвестиционных вложений Столпнера и его партнёров не учитывает всех трат на обучение персонала Центра протонной медицины. Между тем, этот момент для петербургского медучреждения очень важен.

«Компания основана на том, что мы учим, всех и всегда, начиная от уборщиц и заканчивая директором центра. У нас есть 13 медицинских физиков, очень сильная команда, такой команды нет в стране вообще. А всё начиналось с одного человека, который постепенно всех обучал. Ну и потом мы много раз отправляли своих сотрудников в США, Чехию, Швейцарию, Японию. Они там жили, смотрели как всё происходит, общались с местными специалистами. Теперь они получают практические навыки», - рассказал председатель правления МИБС.

Судя по его рассказам, процесс обучения в центре происходит перманентно. Так, буквально на днях сюда должны прибыть доктор и медицинский физик из американского штата Пенсильвания. Они продолжат обучение группы специалистов центра уже непосредственно в его стенах.

Поддержка пациентов

Операция по удалению опухоли с помощью протонной терапии длится около получаса. Из них работа самого протонного луча занимает всего 3-4 минуты, а остальное время отводится на подготовительные процедуры. Стоимость операции – 1 800 000 рублей. По подсчётам сотрудников МИБС, такая цена позволит «отбить» вложенные инвестиции за 15-17 лет.

Хотя 1,8 миллиона рублей - деньги неподъёмные для среднестатистического россиянина, но на фоне мировых услуг, доступные. Если перевести эту сумму в американскую валюту, получится порядка 32 тысячи долларов. В США аналогичные операции стоят 150-200 тысяч долларов. В Чехии – 50-70 тысяч долларов.

Аркадий Столпнер надеется, что государство найдёт возможность оказывать финансовую помощь пациентам, не способным оплатить дорогостоящие операции. По его мнению, это будет не просто актом доброй воли, но и вполне прагматичным решением:

«Государству прорывные технологии выгодны. Мы вылечиваем ребёнка, и он ещё живёт 70 лет, работает, платит налоги, служит в армии, рожает детей. А иначе его бы не было или он был бы инвалидом. Вот реальный пример. У нас лечится женщина с хондорсаркомой (опухолью – прим. «Форпост») крестца. Ей 50 лет. Если всё будет хорошо, она еще 20 лет проживёт, из них 15 сможет работать. А если её не лечить, она будет глубоким инвалидом. То есть вместо того, чтобы работать и быть активным членом общества, она будет сидеть в инвалидной коляске. А государство должно будет оказывать ей поддержку, покупать лекарства. Что для него дешевле? Одна операция, условно, за два миллиона рублей или это?»

Скворцова
Фото © /www.facebook.com/berezinatalia

О том, что диагностика и лечение в двух российских центрах протонной терапии, строящемся и уже открытом, будут оплачиваться за счёт средств ОМС, в конце прошлого года пообещала министр здравоохранения России Вероника Скворцова, посетившая петербургский центр накануне его открытия. В МИБС надеются, что так оно и будет, но для большей надёжности мечтают провести экскурсию по центру для главы государства.

Обсудить и поделиться