Учитель года: Наша задача не в том, чтобы показать, что мы нравственнее и правдивее, чем Google

школа
© Общественное достояние

Инновации, традиции и особенности школы Северной столицы «Форпост» обсудил с молодым и амбициозным учителем России, ставшим лучшим в своей профессии в прошлом году.

С 28 по 30 марта 2018 года в Петербурге пройдёт Международный образовательный форум. Специалисты в области просвещения в эти дни будут дискутировать, обмениваться опытом и определять векторы развития отрасли.

Корреспондент «Форпоста» пообщался с победителем конкурса «Учитель года - 2017» Ильёй Демаковым и узнал, какие задачи стоят в петербургской школьной повестке, что особенного в городском среднем образовании и почему профессия преподавателя не теряет актуальности.

В России главными задачами школы на ближайшие годы стали увеличение числа мест для учеников и развитие дополнительного образования. Насколько это актуально для Петербурга?

- Надо понимать, что наша главная задача – обеспечить для ребёнка комфортные условия, чтобы он работал в безопасной и удобной среде. Сегодня Петербург - единственный регион России, где отсутствует сменность в школе. Все учатся в первую смену, а вторая половина дня остаётся свободной для развития. Важно обеспечить такую же ситуацию, как у нас в городе, во всей стране.

Что касается системы дополнительного образования, то оно должно происходить на специально оснащённой и технологичной базе. Для этого нужны учреждения подобные федеральной сети «Кванториум», которая в следующем году придёт и в Петербург. Иначе как мы дадим детям возможность попробовать себя в разных профессиях и выбрать своё, если мы для этого не обеспечим их оборудованием и специальным пространством?

Поэтому да – эти две задачи они очевидные, они на повестке, и даже, если мы живём вполне благополучно в петербургской системе образования, и нам кажется, что задачи могут быть другими, то это только хорошо характеризует нашу систему.

Петербургские школы характеризуются словом «хорошо»?

- Я процитирую слова, с которыми я совершенно согласен, их любит повторять наша председатель городского комитета по образованию Жанна Воробьёва: «В Петербурге есть два типа школ – хорошие и очень хорошие – никаких других нет». Я это говорю даже не в сравнении с другими регионами, а по тому качеству и стандарту образования, которые наши петербургские школы сегодня предлагают. Речь идёт о большой системе, потому что то количество общеобразовательных учреждений, которые есть и работают, это большая альтернатива и большая возможность выбора.

демаков
© gymn116.ru

Чем это объясняется, что особенного в петербургских школах?

- Нам очень повезло, потому что вокруг нас есть живое культурное наследие, которого в других регионах нет. Несмотря на то, что города и поселения могут быть и древними, и историческими, такого наследия, как у нас, мало просто в силу качества сохранности и качества доступности. Те пространства, которые есть в Петербурге, ещё и приспособлены для того, чтобы там вести образовательную деятельность. В этом смысле, мне как историку, если нужно показать Россию XIX века, то я могу вывести детей на бульвар и сказать им: «Посмотрите налево, посмотрите направо - вот Россия XIX века». Такое доступно далеко не везде, это отличает нас. Здесь в Петербурге мы имеем возможность воспитывать средой.

Второе, конечно, это очень технологически насыщенная среда. Особенность мегаполиса в том, что в системе образования аккумулируются определённые ресурсы, которые позволяют само пространство сделать цифровым и технологичным. Другое дело, что в этом смысле нас сегодня и догоняют, а в чём-то даже опережают другие регионы, в частности, Ямал очень продвинутый регион или Подмосковье, где реализовали программу, которая предполагает, что на одного ребёнка приходится один компьютер в классе. В этом смысле мы с какими-то регионами можем конкуренцию и не выдерживать.

Но нашим ключевым и самым главным преимуществом остаётся качество кадров. Традиционно петербургские учителя и в международных исследованиях, и в национальных конкурсах демонстрируют наибольшие результаты. Есть такой интересный показатель по первым местам на конкурсе «Учитель года». Люди, как правило, смотрят на первое место, но в таком общекомандном зачёте места в первой пятёрке чаще всего занимают именно петербуржцы и ленинградцы.

К слову о кадрах - Ваших коллег в педвузах сейчас хорошо готовят?

- Ещё несколько лет назад у нас в стране, в Петербурге в том числе, на педагогической специальности была проблема «двойного отрицательного отбора». Выпускники школ, когда выбирали себе место учёбы в педагогические вузы шли, если в другие места не получалось. То есть поступали те, кто был менее успешен. Потом на выходе из педвуза ситуация повторялась, в школу шли работать те, кто считался менее успешным выпускником. Из-за этого часто получалось, что к детям приходили наименее успешные из наименее успешных. Последние несколько лет мы видим, что тенденция прекратилась. В Петербурге четыре года назад появилась очередь - конкурс на поступление, до этого его многие годы не было.

По поводу качества обучения – когда есть спрос на этот вид образования, естественно, что стимулируется и само предложение. Сегодня педвузы очень активно работают над тем, чтобы приблизиться к практике, чтобы чуть дальше продвинуться от теории к каким-то прикладным вещам. Есть хорошая идея, её уже много лет продвигают, а в некоторых регионах даже реализуют, в Татарстане, например. Это педагогическая интернатура, буквально как с врачами: после получения диплома молодой специалист некоторое время как бы стажируется в школе, он на ставке, ему за это платят, но у него есть возможность понять его это или нет. Эта тактика была бы, мне кажется, важной и в нашем субъекте.

Профессия терпит большую конкуренцию с интернетом уже сейчас, она вообще будет нужна в будущем?

- Если мы будем свой информационной авторитет противопоставлять авторитету цифровой среды, в которой живёт ребёнок, то мы будем бороться с ветряной мельницей. А это неправильно. Наша функция в школе теперь совсем другая: учитель - особый взрослый, с которым ребёнок может быть в каком-то смысле на равных, которому можно задать такие вопросы, которые не задашь в семье. Ведь почему мы идём в профессию – нам интересно с детьми. Задача не в том, чтобы показать, что мы чище и нравственнее, и правдивее чем Google. Детям очевидно, что в сети есть много ответов и им также ясно, что не всё, что там есть, это окончательно и правильно. Наша роль состоит в том, чтобы личным примером показывать, как можно с этим очень вариативным миром работать, объяснять, что в этом море информации должно быть собственное мнение. В таком качестве мы для детей останемся востребованными, сколько бы других ответов им не предлагал интернет.

гугл
© Общественное достояние

Вы в своих интервью раньше уже говорили, что поддерживаете идею дистанционного образования, разве этот формат не заменяет Вашу профессию?

- Ни в коем случае. Школа, как взаимодействие учителя и ученика, никуда не денется, просто потому что чем более цифровым становится мир вокруг нас и наших детей, тем большим дефицитом становится простое человеческое общение. Роль учителя в этом направлении будет только развиваться. Но сама школа может меняться как угодно.

Не всё то школа, что классы и коридоры. Пространство, в котором ребёнок обучается, оно не обязательно прямоугольное с партой и доской, оно может и оно должно быть разным, и сама архитектура школы должна давать возможность ребёнку в любой точке этого пространства развиваться, учиться, воспитываться. Взаимодействие всегда будет, но может не в том виде, как мы привыкли.

На счёт электронных курсов, приведу простой пример. Я не так давно вернулся с Ямала – очень отдалённый регион и он испытывает кадровый дефицит. Там нет вузов, которые готовили бы специалистов по педагогическим специальностям и регион в этом смысле целиком зависит от притока педагогов из других субъектов. Естественно, что в такой ситуации поднять качество обучения, восполнить кадровый дефицит разумнее всего дистанционными формами. Для них это хорошо и важно.

Вы говорите о школах нового порядка. Через сколько лет Петербург может прийти к тому, что не элитная гимназия или лицей, а обычная, рядовая средняя школа станет полностью «цифровой»?

- Смотрите, я вам расскажу историю. В школу я пришёл 10 лет назад. Это была гимназия №116, очень приличное петербургское заведение, тогда было и сейчас остаётся. Так вот, когда я в школу пришёл, там было всего одно автоматизированное рабочее место учителя. Это когда есть интерактивная доска, проектор, ноутбук с интернетом и что-то там, что печатает. Вся эта техника не имела никакого отношения к школе – это была частная собственность учителя. Он получил грант и мог потратить его себе на холодильник, а вместо этого купил оборудование в класс. Коллеги и я в том числе, ходили в этот кабинет, как в музей, чтобы посмотреть, как вообще технику можно приложить к школьному преподаванию. Эта история десятилетней давности, что очень недавно, и сейчас она звучит как анекдот.

Если мы сегодня зайдём в любую из петербургских школ, мы там увидим повсеместную систему автоматизации рабочих мест, доступ в интернет, во всяком случае у учителя, увидим рабочую систему электронного журнала, и совсем другое технологическое оснащение, чем 10 лет назад. В этом плане это огромный прорыв и шаг вперёд. Так что мы уже работаем в цифровой школе сегодня. Но если мы говорим о цифровой школе для ученика, как среде по типу умного дома, то, наверное, это будет не скоро, но я очень сомневаюсь, что нам такая школа нужна.

демаков
© gymn116.ru

Система образования последние годы регулярно переживает реформы, многие педагоги старшего поколения считают их лишними и вообще предлагают остановить этот процесс. Вы за временную стагнацию или за продолжение развития?

- Думаю, самое опасное, что может произойти со всякой открытой системой и тем более с такой ответственной, которой доверено обучение и воспитание детей, – это остановка в развитии. Поэтому реформы, как процесс развития системы, как её внутреннее обновление, как поиск других ответов и новых форм работы должны быть обязательно.

Если уж мы можем себе зажмуриться и представить, что когда-нибудь случится такое, что всякие изменения, всякое движение в системе образования прекратится, то я очень надеюсь, что это будет не наша система образования.

Напомним, преподаватель истории и обществознания Илья Демаков, работающий в одной из гимназий Санкт-Петербурга, стал абсолютным победителем всероссийского конкурса «Учитель года - 2017».