Санкт-ПетербургПасмурно-4°C

Борис Согрин: Любая инновация – это взвешенный риск

Полиметалл
Фото © www.polymetalinternational.com

Россия после трёхлетнего перерыва обогнала Китай по запасам золота в международных резервах и вышла по этому показателю на пятое место в мире. Растёт в стране и добыча золота. Например, «Полиметалл» произвёл в первом квартале 2018 года 295 тысяч унций золотого эквивалента, что на 5% выше по сравнению с аналогичным периодом 2017-го. «Форпост» поинтересовался у главного инженера проектов АО «Полиметалл Инжиниринг» Бориса Согрина, влияет ли на повышение эффективности компании внедрение новых технологий и удаётся ли, благодаря им, уменьшить нагрузку на экологию.

Как сильно влияет внедрение инноваций на повышение экономических показателей компании?

Прямую корреляцию между внедрением инноваций и ростом экономических показателей проследить трудно. Факторов довольно много. Среди них и внешнеэкономическая деятельность, и поддержка со стороны государства, и многое другое.

Согрин
Фото © Форпост Северо-Запад / Андрей Кучеренко

В любом случае инновация – это риск. Никогда нельзя быть уверенным в том, что она полноценно сработает. Поэтому перед её внедрением необходим очень серьёзный инвестиционный анализ. Естественно, перед началом разработки любого месторождения проводится экономическая оценка, которая и позволяет понять, насколько эффективным будет та или иная новая технология.

«Полиметалл» достаточно часто применяет инновации, не всегда, конечно, они срабатывают в полном объёме, но зачастую дают прирост значительно выше тех 5%, которые мы получили по итогам первого квартала.

Какая технология, реализованная «Полиметаллом», наиболее серьёзно повлияла на рост производительности компании?

Пожалуй, самая успешная инновация – это автоклавное выщелачивание золота. Её мы применили на Амурском гидрометаллургическом комбинате. Риски, связанные с внедрением этой технологии, были довольно высоки, поскольку в России подобных предприятий раньше просто не было. Тем не менее, благодаря этому проекту, мы смогли запустить в разработку такие месторождения как Албазино и Майское, месторождения которые были ранее не вполне успешны. Это существенно повлияло на нашу капитализацию и рост эффективности производства.

Полиметалл
Фото © www.polymetalinternational.com/ru

Одна из первоочередных задач, стоящих перед профильной наукой – это снижение травматизма и смертности на горных предприятиях. Насколько инновации помогают её решать?

Безусловно, помогают. Наша система безопасности труда постоянно прогрессирует. Количество несчастных случаев сокращается, видна динамика снижения смертельных случаев. И в прошлом, и в позапрошлом году число инцидентов неуклонно уменьшалось.

Но дело не только в инновациях. Наши специалисты за счёт средств компании проходят курсы повышения квалификации, обучаются охране труда. Очень важно мотивировать сотрудников к выполнению правил промышленной безопасности, создать культуру «нулевого травматизма». Необходимо также правильно оценивать риски и детально прорабатывать мероприятия по их снижению, как на этапе эксплуатации горных предприятий, так и на этапе строительства.

Если говорить о научных исследованиях в области геологии и геомеханики месторождений, то они не только повышают инвестиционную привлекательность объекта, но и серьёзно влияют на безопасность его разработки. Сейчас, например, мы работаем над несколькими совместными проектами с Центом геомеханики Санкт-Петербургского Горного университета по определению склонности пород к горным ударам, заключениям на устойчивость бортов и другими.

Полиметалл
Фото © www.polymetalinternational.com/ru

Учитывается ли нагрузка на экологию при проектировании новых предприятий «Полиметалла» и рекультивации истощенных месторождений? Уменьшилась ли она по сравнению с концом ХХ века?

Наша система экологического мониторинга работает достаточно эффективно. Мы полностью соответствуем всем международным стандартам и прекрасно понимаем необходимость минимизировать экологические риски.

Если говорить о рекультивации предприятий, то у «Полиметалла» практически нет такого опыта. В том случае, если ресурсная база имеет динамику к снижению качества, мы находим покупателя-пионера, который готов с ней работать, сохраняя при этом обогатительный хаб. Лишь один из наших объектов был законсервирован.

В целом же действительно существует такая проблема, когда недропользователь уходит, не выполняя все необходимые мероприятия по рекультивации. «Полиметалл» – крупная компания и такого себе позволить не может. В качестве примера могу привести Кубакинское месторождение, где были полностью проведены все необходимые работы по рекультивации хвостохранилища, засеяна его площадь. То есть мы выполнили все требования федерального законодательства и местной администрации.

Мы готовы к тому, чтобы в будущем эффективно рекультивировать наши месторождения. Существуют планы ликвидации предприятий, где четко обосновано, какие суммы для этого потребуются, они известны нашим инвесторам и аудиторам. У меня довольно богатая практика в сфере ликвидации угольных шахт, и я могу с уверенностью сказать, что в компании «Полиметалл» к этому относятся гораздо более серьёзно.

Полиметалл
Фото © www.polymetalinternational.com/ru

Можно ли говорить о том, что зарубежные золотодобывающие компании более эффективны, чем российские? Сравнима ли рентабельность наших предприятий с иностранными?

Я бы не сказал, что у «Полиметалла» показатели ниже, чем у конкурентов по отрасли. Всё зависит от того, какими месторождениями владеют они, а какими мы. У нас они зачастую весьма сложные, и при помощи даже наилучших доступных технологий увеличить экономическую эффективность практически невозможно.

Рентабельность также зависит от изначальных вложений в производство. Если это автоклавная технология, то её себестоимость довольно велика, поэтому коэффициент извлечения, другие показатели априори должны быть больше. В противном случае месторождение не окупится. Если это кучное выщелачивание, то коэффициент извлечения на уровне 60-70% считается весьма хорошим.