Санкт-ПетербургЯсно-6°C

АУЕ, или море по колено до первого суда

Колючая проволока
© Общественное достояние

Арестантская молодёжная субкультура проявила себя в полный рост. Толпа молодых и «горячих» избила в Таврическом саду двух не менее молодых жителей Петербурга. Весь город схватился за голову, мол, какой ужас. А ведь те, кто очень хочет быть «вором в законе», появились не вчера. И по городу они тоже ходят.

Эта рабочая неделя началась с новости о том, что вечером 24 августа группа подростков избила двоих человек в Таврическом саду. Если коротко, то ребята крушили мусорки, когда увидели двух мужчин и девушку, сидящих на скамейке. «Жизнерадостная» компания подошла к отдыхающим и бесцеремонно стала трогать рюкзаки местных жителей. Не без мата и жаргона, конечно. Один из петербуржцев обратился к молодым людям с просьбой «успокоиться и поговорить», но в ответ получил множественные удары по голове. Досталось и его товарищу.

Уже потом стало известно, что избит был 24-летний учитель одной из петербургских школ. Его же доставили в Александровскую больницу с переломом челюсти. Тогда же появилась информация, что избившие его чтут субкультуру АУЕ - «Арестантский уклад един». Троих, кстати, уже задержали. Двое были замешаны в делах о краже, разбое и грабеже. Остальных участников следствие пока устанавливает.

АУЕ расшифровывается как «Арестантский уклад един» или «арестантское уркаганское единство». Субкультура стала популярной среди молодёжи в некоторых регионах страны. По данным «Новой газеты», в декабре 2016 года на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека ответственный секретарь Яна Лантратова рассказала Владимиру Путину об уголовной идеологии среди несовершеннолетних и назвала это явление «проблемой национальной безопасности». Спустя год, в 2017 году, президент поручил создать группу с участием членов СПЧ по предотвращению криминализации подростковой среды.

Информация об избиении разлетелась по соцсетям. Где-то комментаторы писали «какой ужас», где-то о том, что «пора приобретать травматы, чтобы обороняться от таких», а где-то, что «уголовная ответственность за такое должна наступать с 14 лет». И ни с одним из этих утверждений в данном контексте не поспоришь. Потому что, когда открываешь новости и видишь, что группа подростков бьёт мирно отдыхающих, становится не по себе. Ведь когда нападают, надо или давать сдачи, или убегать. Но махать кулаками в толпе - дело неблагодарное, потому что велика вероятность, что именно ты уедешь в больницу с травмами. Но и удивляться, что тебе могут «навалять», тоже не стоит. Потому что любители наживы и «гоп-стопов» - повсюду.

Так, например, я столкнулась с молодыми и «горячими» вечером 2 августа у станции метро «Парнас». Слушая музыку в хороших наушниках, обратила внимание, как на меня смотрят двое граждан лет 17. Одеты были обычно – в джинсах, кроссовках и ветровках. Увидеть-то увидела, но подумать не успела, потому что один из них ко мне резво подошёл.

- Здорово, чё делаешь? – гражданин бесцеремонно начал разговор, пряча правую руку в кармане.

- Добрый вечер, стою вот, маршрутку жду, - я отвечала уже понимая, что от меня хотят.

- Ну, круто, чё. Смотрю наушники у тебя модные, настоящие бицы?

- Да.

- Сколько стоят?

- Понятия не имею, мне их подарили.

- Да не *****. Что, не узнавала сколько стоят?

- Дарёному коню в зубы не смотрят, поэтому нет, не узнавала, - в этот момент к нам подошёл приятель моего собеседника, который слышал диалог. Парень быстро оценил стоимость моего аксессуара. После этого мы некоторое время молчали, но обстановку разрядил звонок на мой телефон.

- О, у тебя айфон, - улыбаясь, восхитился первый из подошедших.

- Ну да.

- А он сколько стоит? - в этот момент меня вдруг стала раздражать рыночная беседа и я, на свой страх и риск, решила идти, как говорится, ва-банк.

- Дружище, если ты собираешься меня гопстопнуть, то приступай уже, чего кота за хвост тянуть? Рука-то правая в кармане, наверное, уже устала за «бабочку» держаться, жарко же и неудобно, - граждане молчали.

- Это во-первых. А во-вторых, что тут выяснять, сколько что стоит. Ты гопни меня, забери это барахло, отнеси своим пацанам, а там вы решите, куда и за сколько отдать всё. Если просто интересуетесь, то обратитесь к интернету, он вам подскажет цены.

Пока они молча обдумывали мои слова, я просчитывала пути отхода. Бежать особо некуда, кричать «помогите» не хотелось, поэтому пришлось просто ждать исхода.

- ***, ты чё, бесстрашная или бессмертная?

- Да нет, нож в живот - явно очень больно. Но если вы меня не убьёте, вас очень быстро найдут. А если убьёте – тоже найдут, но уже не так быстро. Вы тут же станете известными ребятами, мам расстроите своих. Оно вам надо? Можно же без проблем разойтись. Если вам на алкоголь не хватает – я дам вам на двоих тысячу рублей. Если не хватает на наркоту – дам три и разойдёмся. И у вас никакой уголовки, а у меня никаких проблем со здоровьем. И все счастливы.

Ребята заявили мне, что они не наркоманы. Но я дала им три тысячи рублей, попросив купить букеты цветов мамам, а на оставшиеся выпить пиво. Аргументировала это всё просто – «и им приятно будет, и вам». На этом и разошлись.

Позже рассказала об этом случае коллеге, усомнившись в своих действиях. Она, опытный журналист, сказала тогда простую истину:

- Не боись, присядут на пару годиков позже и выйдут реабилитированными или конченными. Всё зависит от них.

В действительности, так и есть. Эти ребята, скорее всего, не купили никакие цветы. Возможно, своим приятелям со смехом и привираниями рассказали, как «девка сама деньги заикаясь отдала, только мы к ней подошли». А позже они снова подойдут (если ещё не подошли) к кому-нибудь и окажутся в отделе полиции. А дальше по накатанной – арест, следствие, суд. И никакого чуда, потому что, когда человек не хочет включать мозги сам, его этому научит реальность.

Так и с этими, из Таврического сада. Они всё поймут. Возможно, даже в Колпинской исправительной колонии. Ведь когда вместо криков «АУЕ!» - ходьба строем, то думается не о том, что «законы придумали трусы», а о свободном перемещении. И о том, что бить толпой одного – всё-таки не по понятиям.