Санкт-ПетербургЯсно+14°C

Семейное образование: три истории о том, как отказаться от школы и не пожалеть

ребёнок
© Общественное достояние

Первое сентября – это отглаженная мамой новенькая школьная форма, букет хризантем для первой учительницы с бабушкиного огорода, знакомство с соседом по парте. Затем наступают школьные будни – уроки, оценки, «домашка». Но есть дети, которые знают об этом совсем мало или только из рассказов своих сверстников. Дети, родители которых предпочли домашнее обучение – школьному. «Форпост» попытался выяснить, что теряет или, наоборот, приобретает ребёнок, который учится считать, читать и писать дома, с мамой и папой. Эти три истории похожи и не похожи одновременно – семьи объединяет выбор в пользу домашнего обучения, но у каждой разные мотивы отказа от школы.

Свобода

Наталья Шишкина – врач по профессии, иллюстратор по призванию. Свою семью она называет свободной. Для сына Толяныча она и её муж выбрали семейное обучение. Потому что школа – это система, а значит, нужно играть по её правилам, а не по своим.

семейное обучение
Фото © Форпост Северо-Запад /

Почему Вы выбрали семейное обучение?

Мы с моим мужем работаем на фрилансе. Из-за такого свободного графика появляются сдвиги в утреннем подъёме, в отбое. Или, например, становится возможным куда-то уехать в середине недели. Поэтому, если думать о школе, как об организации, то это создаёт ограничения для нашей семьи. Сын тоже начинает перенимать наш образ жизни. Недавно он сказал, что хочет стать блогером. Он себя снимает, выкладывает в интернет. Постоянно страдает, что нет подписчиков и никто не ставит лайки. Мы собираемся отдать его в школу блогеров на два месяца. Там учат писать сценарий, монтировать видео, правильно держаться перед камерой. Мне не важно, какую профессию выберет сын. Я сама заканчивала медицинский университет, но уже десять лет не работаю по профессии, а рисую иллюстрации. Мне важно, чтобы у моего сына была высокая выживаемость и он умел найти свой путь к успеху.

Что ещё, помимо ограничения свободы, Вас не устраивает в современной школе?

Я считаю, что у маленьких детей нет стимула учиться. Их мотивация зависит от среды и, в первую очередь, от учителя. Сейчас в обычных школах в одном классе по сорок человек. Учителю некогда заниматься с каждым индивидуально. Поэтому всё пускается на самотёк. При этом, когда преподаватель что-то объясняет большому количеству детей, он не может донести информацию персонально до каждого. Потом ребёнок приходит домой с двойкой, и мама снова садится делать с ним всё по новой. Возникает вопрос: зачем тогда ему ходить в школу, если он там всё равно практически ничего не усваивает и дома приходится всё ещё раз проходить. Помимо этого, есть ещё финансовый вопрос. Во-первых, ребёнка нужно собрать к первому сентября. Во-вторых – в школах постоянно просят деньги на шторы, линолеум и прочее. Всё это делать обязуют – а значит, снова заставляют играть по своим правилам.

Как Ваш сын отреагировал на новость о том, что он не пойдёт первого сентября в школу?

Ребёнку кажется, что школа – это весело. Я много вожу своего сына по частным кружкам и секциям, где учителя и воспитатели за деньги прикладывают усилия, чтобы заинтересовать ребёнка. Но, как и любая другая мама, я хочу где-то сэкономить. Поэтому пару раз я сводила сына в бесплатные, государственные учреждения – на танцы и теннис. Когда мы туда пришли, я увидела классических педагогов. Они совсем не видят в ребёнке личность. Если он не слушается, у него возникают проблемы с другими детьми, он плачет и прочее, то педагоги начинают давить, унижать. А ребёнок начинает испытывать чувство вины. Этот опыт позволил и мне и моего сыну понять, что, веселья-то во всём этом мало. В школе, к тому же, есть дисциплина – надо сидеть сорок пять минут и слушать, нельзя просто встать и уйти, нужно делать только то, что тебе скажут. После того, как я всё это озвучила сыну, он сказал – нет, мама, я в школу не пойду.

Вы планируете заниматься с сыном или хотите привлечь педагога?

Мы ходили на разные «развивашки», я присматривалась к педагогам. Главным критерием для меня был энтузиазм. Второе – это схожее с нашей семьёй мировоззрение. Поэтому выбор пал на молодую девушку, которая, вообще, по образованию психолог. Но для первого класса, я думаю, это нормально.

Как Вы планируете строить учебный день Вашего сына?

Мы хотим, чтобы его обучение проходило по такому же свободному графику, как и у нас. Дисциплина есть у тех детей, у которых дисциплинированные родители. В нашей семье таких людей нет. Поэтому навязывать её ребёнку мы точно не будем. Дети хотят учится и делают это, когда им самим надо. Наша задача – создать условия и атмосферу, чтобы ребёнок захотел заниматься. Без всяких – садись и учи. Например, наш сын научился читать так: родители заняты, а ему надо включить мультик. А чтобы включить мультик на YouTube, надо научиться читать и писать. Так же мы научились считать, делая покупки в магазине.

Как Вы собираетесь вместе с педагогом оценивать успеваемость сына?

Я считаю, что оценки – это плохо. Мы используем систему поощрений: есть шкафчик с конфетами, которые можно взять, только выполнив какое-то задание. Например, заполнить в тетради по прописи несколько строчек. Ещё хорошая система – это баллы. Вот достигает он, например, восьмидесяти баллов – получит игрушку. Ну, а когда подрастёт – придумаем, как ещё замотивировать.

И всё же, нужно ли как-то взаимодействовать со школой, перейдя на семейное обучение?

У всех детей, чьи родители предпочли семейное обучение школьному, есть обязательная ежегодная аттестация, на которой нужно показать свои знания по программе. Готовится к этой аттестации можно по общей программе и рекомендованным школой учебникам. А можно как-то иначе, как выберут родители. Главное, чтобы к концу года ребёнок овладел необходимыми для его возраста знаниями и навыками.

У Вас был страх, что у ребёнка на семейном обучении возникнет дефицит общения со сверстниками? Или, что ему будет в дальнейшем тяжело устанавливать контакты с людьми?

Если речь идёт про обычное общение с людьми, то этого общения достаточно на дополнительных секциях, на детской площадке. К тому же, у ребёнка ещё до школы появляются друзья, с которыми он часто общается. Ещё у нас есть сообщество мамочек и детей, которые выбрали СО (семейное образование - прим.ред.). Периодически мы устраиваем коллективные праздники, такие же, как в школе, но только вне её стен. На первое сентября планируем посвятить детишек в первоклассники, а потом поведём их на квест. Лишать их праздника было бы ужасно.

Как родные и друзья отнеслись к Вашему выбору?

Я много слышала стонов от мам, которые заявляли: вот, если бы у меня был такой выбор, я бы тоже перевела на семейное обучение. Они боятся, потому что это что-то новое, не вписывающееся в общественные нормы. А ещё потому что противится часто папа. Он зарабатывает, кормит, одевает – поэтому имеет право принимать решение за всю семью. При этом папа, как правило, не водит ребёнка в школу, не делает с ним уроки. Ему кажется, что всё это само по себе как-то происходит и зачем ещё нужно «геморроиться» с каким-то семейным обучением, можно же просто отправить в школу. У нас получилось наоборот. Наш ребёнок и в садик не ходил по инициативе мужа. Он тогда сказал: что он там будет плакать, переживать. Раз уж у нас есть время свободное, пускай он сидит дома рядом с нами. Тогда мы не пожалели. Надеюсь, сейчас тоже всё сложится хорошо.

Христианский характер

Екатерина Шульженко – многодетная мама. На интервью она пришла со своими детьми – семиклассником Ромой, второклассником Робертом и четырёхлетней дочкой Марианной. Они сопровождают её везде, потому что Екатерина для них не только мама, но и учитель, а также духовный наставник. Они вместе заполняют географические карты, ходят за покупками, посещают церковь. Семейное обучение даёт возможность Екатерине самой научить детей писать, читать и считать, а ещё воспитать в них христианский характер.

семейное обучение
Фото © Форпост Северо-Запад /

Почему Вы выбрали семейное обучение?

Мы думали о семейном обучении давно. Поначалу не было твёрдой уверенности, да и в окружении не было людей, которые это практиковали. При этом мы понимали, что старшему ребёнку нужно общение – именно за ним мы и повели его в школу. За те три года, которые он там проучился, мы приобрели много проблем – не в лучшую сторону изменилось поведение, не оставалось времени на внеучебные занятия. Тогда я поняла, что главное – это не внешнее поведение, когда ребёнок слушается взрослых и получает высокие оценки в школе, а его внутренние мотивы – когда он ведёт себя хорошо и хочет учиться, потому что он такой сам по себе. Поэтому я решила сама развивать в нём желание и мотивацию быть хорошим человеком. Понимаете, для меня, как для верующей, очень важно, каким вырастет мой ребёнок. Мне важно также показать ему на примере, что такое христианское поведение, чтобы он мог применить его потом сам в отношениях с другими людьми. А для этого нужно проделать много работы. То свободное время, которое появляется после перехода на семейное обучение, мы решили уделять чтению Библии и церкви. Ещё мы с мужем посетили конференцию по семейному образованию. И тогда окончательно утвердились в этом выборе: сначала после третьего класса перевели на семейное обучение старшего Рому, а когда пришло время идти в школу Роберту – он сразу начал обучение дома.

Вы считаете, что, учась в школе, ребёнок не может вырасти хорошим человеком?

У учителя в школе тридцать человек в каждом классе. Даже при понимании ценности образования и воспитания, он просто не может уделить внимание всем, установить межличностные отношения с каждым учеником. Он не имеет возможности подумать – этот ребёнок не выполнил задание потому что он не понял, или это особенности его характера. Дело не в том, что у нас плохие учителя или министерство образования. Просто ответственность обучить и воспитать своих детей – это Богом данная обязанность родителей.

Как Ваши дети отнеслись к новости, что они не пойдут в школу?

Рома уже успел привязаться к коллективу. Наша с мужем позиция была такая – если ты сможешь предоставить нам вескую причину, почему ты хочешь вернуться в школу, мы это обсудим. Он нам сказал, что хочет общаться с друзьями. Мы предложили такой вариант. В два часа дня дети выходили гулять во дворе на продлёнке, если он успевает выполнить все задания к этому времени, то может пойти с ними. Так продолжалось месяц. Как-то вечером я забирала Рому с секции и сказала ему: а вот представляешь, что твоим бывшим одноклассникам сейчас ещё садиться и делать домашнее задание. Он подумал над этим и сказал мне потом, что свободное время, которое появляется на семейном обучении – это большой плюс. Средний сын таких сложностей с самого начала не испытывал, так как не успел поучиться в школе.

Столкнулись ли Вы с какими-либо сложностями с документами при переводе детей на семейное обучение?

Это не так уж и сложно. Есть форма уведомления для школ, которую родителям нужно заполнить и отдать в образовательное учреждение. Образец размещён на сайте петербургского комитета по образованию. В заявлении необходимо указать, с какого числа ребёнок находится на семейном обучении. Взамен из комитета приходит ответ со списком школ, которые открыты семейникам и где можно сдать промежуточную аттестацию. Из этого списка мы выбрали одну из школ, пришли туда, пообщались, высказали свои мнения относительно предстоящего обучения и аттестации. К нам отнеслись достаточно тепло. Но с пятого класса появились учителя-предметники, у каждого из которых своё мнение… Но, в целом, никаких проблем не возникает. Мне нравится то, что мы можем сами выбирать учебники, по которым хотим заниматься. Главное, чтобы они вписывались в школьную программу и в государственные образовательные стандарты. Иначе могут возникнуть проблемы с аттестацией.

Вы сами занимаетесь обучением детей или привлекаете педагога?

Я занимаюсь с ними сама. Пока у нас только математика вызывает спорные моменты. Но школа предоставляет возможность обратиться к учителю и задать ему интересующий вопрос. Также мы активно используем интернет-ресурсы: видео-уроки, образовательные порталы. Я не провожу только занятия по физкультуре – дети занимаются в спортивной секции и этого достаточно.

Как Вы строите учебный день?

Жёсткого расписания у нас нет. Есть задачи на день, которые нужно выполнить. Уроки я провожу по утрам и делаю их короткими, чтобы дети не теряли интерес. Преподавать одновременно у мальчиков я могу не всегда. Например, если это русский язык и нужно активное взаимодействие с ребёнком, то я беру одного из сыновей, а второму пока даю задание по дому или отправляю играть с сестрёнкой. Но если мы занимаемся историей или географией, то делаем это все вместе: заполняем контурные карты, что-то читаем. Всё это я согласую со своим расписанием, так как сама работаю репетитором. Марианна, кстати, тоже принимает участие в наших уроках с мальчиками. Она, например, очень любит уроки чтения у Роберта: садится рядом и слушает, размышляет. Ей это очень нравится.

Как Вам удаётся совмещать в семье сразу несколько ролей: мамы, учителя, наставника?

Я всегда в первую очередь мама, даже если я их чему-то учу. Мы не делим, что сейчас у нас мама в роли мамы, а потом в роли повара или учителя. Вне зависимости, урок или нет, есть общие семейные правила, которые нужно соблюдать. Иногда мы в шутку называем папу директором, грозим детям вызвать их родителей в школу. А друзья часто шутят: вы тоже деньги на шторы собираете?

Как Вы оцениваете успеваемость детей?

Я ставлю смайлики за каждую выполненную работу. Иногда дети просят меня в качестве оценки нарисовать им что-то: солнышко или котика, например. Если работа не сделана вообще, мы долго разговариваем и выясняем, почему так вышло.

Был страх, что у ребёнка на семейном обучении возникнет дефицит общения со сверстниками? Или, что ему будет в дальнейшем тяжело устанавливать контакты с людьми?

Семейники – это не изолированные от общества люди. У детей есть возможность всегда быть рядом со мной – сопровождать меня на почту, в банк. Таким образом они знакомятся с тем, что им предстоит делать во взрослой жизни, какие-то поручения они уже сейчас выполняют.

Как родные и друзья отнеслись к Вашему выбору?

Моя мама учитель в школе и для неё формат семейного обучения – это просто космос. Но за три года она уже с этой мыслью смирилась. Для неё, конечно, остаётся очень важным, на какие оценки мы сдаём аттестации. Папа отнёсся немного двойственно: с одной стороны, он понимал, что для качества образования – это лучше, а с другой – он, как носитель советской идеологии, постоянно настаивал, что каждому человеку нужен коллектив. Но семья – это тоже коллектив. И для детей в будущем важным станет не установить отношения на работе, а построить взаимоотношения в семье, которую они создадут. К тому же, когда у детей ограничено общение с семьёй, меньше манёвров для ухода от конфликта – в любом случае отношения надо налаживать. Это учит их не убегать от проблем, а решать их здесь и сейчас. Среди друзей мы тоже поначалу встретили непонимание. Они постоянно спрашивали: а физика, а химия, тоже сами? При этом они совсем не учитывали то, что, мы все тоже когда-то были детьми и учились в школе. Нужно только немного освежить знания, обратиться к интернет-ресурсам или друзьям, которые хорошо в этом разбираются. Ну а сейчас мы входим в достаточно большое сообщество семей, которые выбрали обучение дома. Общаемся, обмениваемся опытом. И не испытываем никаких ситуаций недопонимания.

Работать на себя

У Надежды Самойловой четверо детей. Старшему Ростиславу – десять лет. Дочке Лесане – шесть, у неё инвалидность – ДЦП и слабое зрение. Младшим мальчикам Святозару и Велимиру – три с половиной года и годик. После того, как её дочь не приняли в детский садик, Надежда занялась социальным предпринимательством и открыла свой, для детей с ограниченными возможностями здоровья. Детей Надежда учит главному, на её взгляд, в жизни – принимать решения осознанно, менять мир и научиться работать на себя.

семейное обучение
Фото © Форпост Северо-Запад /

Почему Вы выбрали семейное обучение?

Когда дочке было два года, оказалось, что таких детей в садик не берут. Именно тогда я впервые столкнулась с тем, что система образования не адаптирована для детей, в том числе, с инвалидностью. Тогда я решила создать свои садики для таких ребят. В одном из них мы сейчас находимся, ещё один – на Кировском заводе. Оба существуют уже пятый год. Мы принимает детей с тяжёлыми нарушениями развития. Моя Леся прекрасно здесь себя чувствовала для своих шести с половиной лет. Потом у меня родился Мирка. Я уезжала в роддом, мой старший сын ходил в школу. Я возвращаюсь домой, а мне муж говорят – ты знаешь, твой сын теперь на семейном обучении. Меня всего-то четыре дня не было. Оказывается, у него когда-то был вираж манту, она немного увеличилась ещё в детском саду. Прошляпили. Мы перешли в новую школу, там это увидели, а в школе как раз тогда зафиксировали туберкулёз. И нас отправили на семейку до тех пор, пока мы не принесём справку от врача. Если бы не это обстоятельство, я бы, наверное, и не думала бы про семейное обучение. Оказалось, что эта справка берётся два месяца. Так два месяца мы пробыли на семейке, вкусив все прелести обучения на дому. Оказалось, что то, что в школе проходят медленно, чтобы все поняли, с одним ребёнком можно изучить за один день. Мы прекрасно сдали все полугодовые контрольные, наша тройка по английскому поднялась до пятёрки и так далее. Ребенок сам такой: вау, круто! Потом он вернулся в школу, немного поучился, а затем заявил: мама, а я больше не могу ходить в школу, давай обратно на семейку. Я сначала скептически к этому отнеслась. Он достаточно развитый мальчик. В четыре года сам научился читать, потом писать. В школе ему стало скучно, начал прогуливать. Брал с собой ранец и сматывался. Шёл в библиотеку читать книжки, прятался в столовой. Тут я испугалась. То есть ребенок любознательный, готов и хочет учиться, но, если полтора года его вот так гнобить и говорить: сиди за партой и жди, пока все дети сообразят, ничего из этого хорошего не получится. Когда меня в очередной раз вызвали к завучу, там был социальный педагог. Он на нас смотрит и спрашивает: Ратик, почему ты не учишься? Ребёнок ответил, что ему скучно, он всё это прошел и всё уже знает. Она нам предложила после этого разговора перейти на семейное обучение. Я предполагала, что нас отправят дома учится, но что предложат ускоренное – у меня даже и в мыслях не было. Я, когда это услышала, сразу ответила – да. И они сразу мне такие хопа – и документы! Неудобный для них ученик, трудный. А он активный просто, всех заводил, чтобы скучно не было самому. В итоге все были счастливы. Школа избавилась от ученика, мы – от школы.

Как теперь он учится, Вы с ним не думали вернуться обратно в школу?

Получается, в середине января мы оказались на свободе, быстренько закончили половину третьего класса и весь четвертый. А в мае сдали начальную школу. Не на пять, конечно, а на четыре с минусом. Но он её сдал. Это такой опыт потрясающий, причём, больше для меня, потому что я перестала перекладывать на школу ответственность. Я сама стала смотреть, что он изучает, где нужно глубже капнуть, где мельче. Но главное, что ребенок понял - учиться надо для себя. Ещё я ему сразу сказала: по закону, если ребёнок не сдает аттестацию, то он возвращается в школу, а именно ты вернёшься в третий класс, так как мы аттестацию за третий не сдавали, а сдали её за весь блок начальной школы. Это его мотивирует тоже. И возвращаться он не хочет.

То есть Вы видите в семейном обучении больше плюсов, нежели минусов?

Да. Теперь он может позвонить в десять утра другу и поехать в батутный парк. Сорваться просто и поехать. Мы переехали на дачу. Раньше нас держал город, а туда мотались только на выходные, чтобы просто отдохнуть. А потом неожиданно поняли, что школа нас больше не держит. Мы живем на природе, дети гуляют на участке. Я свободна и у них совершенно другой мир. И это просто нечто! Мы всё перекроили и настолько обогатили школьную программу, что радуемся всей семьёй. В конце месяца решили пройти всю биологию и сдать программу за пятый класс по этому предмету. В планах у нас: и сходить в лабораторию, и с микроскопом поработать. Я скачала ему программу для одарённых детей по биологии. Ещё ищу биолога, с которым мы сможем пообщаться. Записала его в клуб «Юный натуралист». Если биология его призвание, он сможет ощутить этот предмет, почувствовать его на вкус. Как мы в детстве выбирали профессию – учитель смог заинтересовать предметом – начали изучать и готовиться к экзамену по нему. А если ты каждый предмет можешь ощутить, погрузиться в него, то ты уже более осознанно выбираешь. Не будет таких проблем, что есть прекрасный учитель географии и все стали географами, а потом - что делать?

У Вас есть какой-то режим, дисциплина?

Нет, режим мы вообще не соблюдаем. Утром встаём, как выспимся. Но у нас уже есть примерный план в голове, что нужно сделать. Например, пройти математику. Начинаем день с просмотра видео на те темы, которые планируем охватить за день. Пока смотрели и обсуждали, уже и завтрак закончился. И мы автоматически перешли к обучению. Я составляю план предметов, которые нужно пройти, и вечером себе отмечаю, что сегодня у нас была биология, русский язык, математика. По литературе не занимались, значит, Рате вечером надо почитать. Или, например, физкультуру ему было не освоить самому, но он договорился с соседской девочкой на даче, которая фитнесом занимается. Она научила его прыгать и так далее. Он шёл гулять, а заодно и физкультуру проходил. Всё, галочка стоит.

Как Вы оцениваете успеваемость Вашего сына?

Оценка у нас такая: «маме нравится» и «маме не нравится». Но он и сам понимает, когда хорошо, а когда плохо. И есть предметы, которые можно сделать плохо, на три. Это относится к аттестации, которая ему не нужна. Например, сейчас ему надо подготовиться к тесту по технологии. Он очень много занимается ручным трудом. Выпиливает лобзиком, делает самолёты, полочку мне на кухню сделал. Учить теорию тут не обязательно, навык уже есть – это главное. Реальная технология – она в руках, а не в теории.

Был страх, что у ребёнка на семейном обучении возникнет дефицит общения со сверстниками? Или, что ему будет в дальнейшем тяжело устанавливать контакты с людьми?

Недавно он мне сказал, что хочет в школу, потому что ему не хватает именно детского общения. Я говорю: так иди. И он стал ходить туда на всю внеурочку, которая есть. Это восполнило дефицит.

Как родные и друзья отнеслись к Вашему выбору?

Мне в этом плане повезло, нас же принудительно высадили. Я сначала публично возмущалась, а потом, когда нам понравилось семейное обучение, уже стала открыто заявлять, как это круто. Нас начали поддерживать друзья. Когда родители узнали об этом, конечно, осудили меня. Я пообещала им, что мы немного поучимся так, а потом вернёмся в школу. Потом, когда мы всё сдали, они поняли, что семейное обучение – это не так уж и плохо. Все заметили, как изменился ребёнок. Мама только продолжала убеждать – как же он потом под начальством будет работать. Я ей объяснила, что я сама не могу. Вряд ли и у него получится. Лучше его сейчас научить работать на себя. Этому я стараюсь научить всех своих детей.