Санкт-ПетербургПасмурно+1°C

Нефтяники продолжают разбазаривать национальное достояние

попутный газ
Фото © frederick-taer.livejournal.com

Правительство Югры, подводя итоги 2018 года, сообщило, что за восемь прошедших лет объём сжигаемого попутного газа в регионе снизился в 2,6 раза. «Форпост» выяснил, почему в ХХI веке над российскими нефтяными скважинами до сих пор полыхают факелы, насколько они вредны для экологии и что нужно сделать государству, чтобы затушить огонь, который виден даже из космоса.

Около десяти лет назад Национальное управление океанических и атмосферных исследований США проанализировало масштабы сжигания в нашей стране попутного газа – побочного продукта нефтедобычи. Эксперты пришли к выводу, что над российскими нефтяными скважинами ежегодно сгорает не 15-20 млрд кубов углеводородов, как следует из официальной статистики, а 50 млрд. В результате в атмосферу попадает почти 100 млн тонн CO2 и другие вредные вещества, в том числе метан.

Это приводит к тому, что на расстоянии нескольких километров от факела фиксируется существенное превышение концентрации окислов азота, серы, сероводорода и аммиака. Следствием становится увеличение заболеваемости местного населения раком легких и бронхов, а также поражения печени, желудочно-кишечного тракта и нервной системы.

Годы идут, но ситуация практически не меняется. Пламя над нефтяными месторождениями как горело, так и горит. А ведь помимо вреда для экологии и здоровья жителей прилегающих населённых пунктов, – это ещё и колоссальные экономические потери. Всё дело в том, что попутный газ – это ценное сырьё для нефтехимической промышленности и электростанций. Кроме того, его можно закачивать обратно в недра для повышения пластового давления, и, как следствие, эффективности добычи чёрного золота.

«Мы сжигаем в год порядка 20 млрд кубов газа. Это официальная цифра, но на самом деле она гораздо выше. Половины того объёма, который сгорает в факелах, хватило бы на то, чтобы обеспечить потребность в энергии такого города, как Санкт-Петербург», - утверждает ректор Горного университета Владимир Литвиненко.

Добывающие компании, конечно, постоянно отчитываются о повышении коэффициента использования попутного газа. Например, «Татнефть» по итогам 2018 года была названа руководством Татарстана лидером в сфере экологии. Одна из причин столь высокой оценки - многомиллиардные вложения в природоохранную деятельность, в том числе минимизация процесса сжигания.

Ещё два года назад, руководство холдинга заявляло, что перерабатывает или использует как топливо уже 96,4% попутного газа (малые нефтяные компании региона дотянули тогда лишь до 91%). На церемонии награждения по итогам республиканского экологического конкурса, которая состоялась в конце декабря, прозвучала чуть менее впечатляющая цифра – «свыше 95%».

В Югре оперируют аналогичными показателями. Сегодня здесь утилизируют «почти 96% попутки». При этом объёмы её сжигания за 8 лет уменьшились в 2,6 раза, а уровень загрязнения атмосферного воздуха в городах снизился с «высокого» и «очень высокого» до «низкого». В планах – полностью потушить все факелы к 2030 году. Об этом руководство региона уже договорилось с нефтяниками.

попутный газ
Фото © blog.i.ua

Проблема, правда, заключается в том, что эти договорённости никого ни к чему не обязывают и носят, скорее, декларативный характер. Власти субъектов Федерации сегодня не обладают полномочиями по управлению деятельностью профильных компаний в своих регионах и не участвуют в процессе регулирования производства. А требования государства, вступившие в силу с 2012 года, можно назвать весьма мягкими – утилизация 95% попутного газа. Для сравнения в Канаде и Норвегии – этот коэффициент составляет 99-100%.

«Компании, которые занимаются добычей нефти, не заинтересованы в решении этой проблемы. А механизм государственного регулирования отсутствует. Дело ведь не только в деньгах. Для того, чтобы погасить факелы или свести их число к минимуму, нужно заниматься дополнительным приёмом на работу специалистов, покупать оборудование и так далее. Поэтому выход здесь один – законодательно обязать нефтяников строить мини-заводы при каждой скважине, пусть даже они будут убыточны. Разговоры о том, что это невозможно, рассчитаны на дилетантов», - уверен Владимир Литвиненко.

Тем временем, Всемирный фонд дикой природы (WWF) в пятый раз опубликовал рейтинг экологической ответственности нефтегазовых компаний России. Третий год подряд его возглавляет «Сахалин Энерджи» — оператор проекта «Сахалин-2». На втором месте «Зарубежнефть», на третьем - «Эксон Нефтегаз». Замыкают первую пятерку «Лукойл» и «Сургутнефтегаз».

Эксперты фонда отмечают, что за последние 5 лет многие профильные корпорации кардинально улучшили ряд показателей, в том числе степень своей открытости. Как заявил руководитель программы по экологической политике ТЭК WWF России Алексей Книжников, требование об утилизации 95% попутного нефтяного газа сейчас соблюдают 11 отечественных компаний. Он также подчеркнул, что в 2017 году Всемирный банк, проанализировав информацию со спутниковых снимков, зафиксировал в России рекордное сокращение факелов.

Согласно этим данным, обнародованным в минувшем июле, наша страна действительно снизила объём сжигания углеводородов на 2,5 млрд кубов, до 19,9 млрд. Однако годом ранее он увеличился на 2,8 млрд, то есть гордиться нашим нефтяникам на самом деле пока нечем.

Всего же в мире по итогам 2017-го в факелах сгорело чуть более 140 млрд кубических метров газа. В рейтинге государств-лидеров по этому показателю Россия уверенно занимает первое место. Вслед за ней идут Ирак (17,8 млрд) и Иран (17,7). На четвёртой строчке расположились Соединённые Штаты Америки (9,5 млрд).