Санкт-ПетербургСолнечно-3°C

Беглов. Блестящая победа или позорный выигрыш?

беглов
Фото © gov.spb.ru

Важные решения, о которых горожане узнают из новостей, часто принимаются не в тех кабинетах власти, которые принято показывать общими планами в теленовостях. За кадром, например, остаётся информация о том, как формируется набор фамилий для бюллетеня на губернаторские выборы. Средний петербуржец знает об этом крайне мало, хотя главный инструмент для кабинетных игр уже несколько лет прописан законом.

«Муниципальный фильтр» — процедура, знакомая каждому политику и почти неизвестная рядовым горожанам. Десятки петербуржцев в возрасте от 23 до 54 лет, опрошенных «Форпостом», подтвердили, что понятия не имеют, как работает эта пропускная система. Почти все они — инженеры, аспиранты, правоохранители в отставке и логисты — не смогли объяснить, что значит это словосочетание, а некоторые и вовсе слышали его впервые. «Форпост» собрал ключевые вопросы о «муниципальном фильтре» в Петербурге и выяснил, кому и как повезёт попасть в избирательный бюллетень.

Что такое муниципальный фильтр?

«Муниципальный фильтр» появился в России в 2012 году. Он стал частью выборной реформы, когда в страну после восьмилетнего перерыва вернули губернаторские выборы. Нововведение обязало желающих стать кандидатами в губернаторы собирать подписи пяти-десяти процентов муниципальных депутатов (в зависимости от региона) от общего числа муниципалов (в Петербурге этот порог составляет 10% - прим. ред.). Подписи должны быть собраны не менее чем в трёх четвертях от общего числа муниципалитетов.

Важно, что народный избранник вправе поддержать только одного претендента, а сама подпись должна быть нотариально заверена.

Для Петербурга это выглядит следующим образом: каждый, кто хочет стать губернатором, должен заручиться поддержкой 156 муниципалов, представляющих не менее 84 муниципальных советов. Предоставить в Горизбирком более 163 подписей претендент на пост главы города не сможет.

При этом если хотя бы восемь из этих подписей не примут, то избирательная кампания для кандидата сразу же завершится. Не принять их могут, например, из-за того, что один муниципал дважды подписался за разных политиков.

Справка: в Петербурге 111 муниципальных округов и 1575 муниципальных депутатов.

избирательная урна
Фото © Фото: depositphotos | vladek

Это хорошо или плохо?

Возвращение губернаторских выборов должно было оживить российскую политику и возродить конкуренцию. Однако «муниципальный фильтр» не позволил всем желающим бороться за пост главы города. Раньше руководителей регионов назначал президент, а теперь этим на деле занимаются те, кто имеет влияние на муниципалов.

Такая ситуация сложилась в связи с преобладанием членов партии «Единая Россия» в муниципальных советах. Чтобы собрать подписи, оппозиционным силам приходится объединяться и выдвигать одного кандидата от всех. Или предпринимать самостоятельные попытки, которые заведомо обречены либо на провал, либо на компромисс с единороссами. Это привело к исключению межпартийной конкуренции из политической жизни.

Большинство оппозиционных политиков заранее объявляют, что пройти «муниципальный фильтр» невозможно. Они открыто говорят о том, что преодолеть его можно только одним способом – пойти и договориться с «Единой Россией» о допуске на выборы. Тем самым стать «спойлером» основного кандидата. При этом сильные оппоненты не имеют и такой возможности.

В Петербурге хрестоматийным примером, подтверждающим данный тезис, стала ситуация на выборах губернатора в 2014 году, когда на пост градоначальника претендовала депутат Госдумы Оксана Дмитриева. На тот момент руководитель петербургского отделения «Справедливой России» считалась главным конкурентом Георгия Полтавченко. Но она собрала всего 111 подписей и не смогла пройти регистрацию. Полтавченко тогда, к слову, набрал около 1000 подписей. За губернаторское кресло на тех выборах с ним боролись коммунистка Ирина Иванова, представитель ЛДПР Константин Сухенко и ещё два кандидата от непарламентских партий, которые априори не могли занять пост губернатора ввиду своей непопулярности у местных жителей.

закс
Фото © assembly.spb.ru

Часть петербургской оппозиции та ситуация сильно «подкосила». Например, перед выборами 2019 года депутат городского ЗакСа Михаил Амосов заявил, что не будет участвовать в гонке из-за трудностей губернаторской кампании. А между тем на выборах 2003 года Амосов был кандидатом на высший городской пост и набрал в первом туре более 7% голосов.

Но всё же есть пока в политике Северной столицы и бесстрашные Доны Кихоты. Вызов ветряным мельницам в виде «муниципального фильтра» в этом году собрались бросить яблочник Борис Вишневский, общественник Красимир Врански, коммунист из другого региона Максим Шевченко. Пройти «непреодолимое препятствие» вновь попробует и Оксана Дмитриева. Она, кстати, до сих пор считается наиболее сильным соперником для «главного кандидата».

Кому из вышеперечисленных удастся договориться с муниципалами, пока говорить рано. Хотя петербургские политологи на пресс-конференции, посвящённой 200 дням до выборов, предположили, что временно исполняющий обязанности губернатора Петербурга Александр Беглов, которого принято считать основным кандидатом, препятствовать в прохождении фильтра никому не будет.

По словам политического психолога Александра Ершова, из риторики врио градоначальника можно сделать вывод, что никого из претендующих на участие в гонке политиков он всерьёз не воспринимает. Но, как заметили некоторые эксперты после этого выступления, «легко никого не бояться, когда ключ от "муниципального фильтра" у тебя в кармане».

Почему никто не выступает против?

Часть политического сообщества усомнилась в законности «муниципального фильтра», как только он появился. Процедуру, которая фактически не допускает кандидатов на выборы, ещё в 2012 году просили проверить в Конституционном суде. Однако служители Фемиды заявили, что «фильтр» главному закону страны не противоречит, а федеральные законодатели «вправе ставить условия, исключающие участие в выборах тех кандидатов, которые не имеют достаточной поддержки избирателей».

Летом 2017 года первый замглавы администрации президента Сергей Кириенко публично заявил, что «муниципальный фильтр» требует ревизии. А в феврале 2019 года представители «Единой России» согласились поменять максимальное значение «муниципального фильтра»: если предложение утвердят, его диапазон составит от нуля до пяти процентов. Провести изменения планируют в ближайшее время, поэтому к единому дню голосования, 8 сентября, в Петербурге будут действовать уже новые правила. Только будут ли они работать к началу июня, когда официально начнётся кампания? И будет ли у кандидатов время собрать пресловутые подписи? И большой вопрос – какую рамку примут депутаты?

Окончательное мнение по реформированию спорной процедуры ещё не принято. Оппозиционные фракции Госдумы уже заявили, что не готовы к «половинчатым решениям». Часть из них намерена добиваться полной отмены данного барьера. Компромиссным вариантом может стать возможность баллотироваться в губернаторы без прохождения муниципального фильтра для депутатов Госдумы. В Петербурге в таком случае может появиться довольно сильный конкурент для единоросса Беглова – коммунист Владимир Бортко. А такой расклад сильно навредит выкладкам придворных политтехнологов.

бортко
Фото © КПРФ

Изменят ли данные поправки в корне ситуацию в городе на Неве для остальной оппозиции? Вряд ли. Как говорится, спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Экспертное сообщество политологов в этом вопросе единодушно — помочь может только активность в муниципалитетах.

К такому же выводу пришли эксперты общественного движения «Голос» при составлении отчёта за 2018 год. В тексте документа говорится, что оппозиционеры по всей России в последние годы и не проявляли должного участия в борьбе за муниципальные мандаты. Хотя именно это помогло бы им самостоятельно проходить «муниципальный фильтр».

«В период с 11 сентября 2017 года по 29 июля 2018 года на 325 выборах депутатов региональных и местных законодательных органов власти при замещении 1026 мандатов в округах было зарегистрировано 2650 кандидатов: 591 самовыдвиженец, 933 кандидата "Единой России" (90,9% от общего числа мандатов), 735 от ЛДПР (71,6%), 172 от КПРФ (16,8%), 141 от "Справедливой России" (13,7%). Следом, с большим отрывом, идут: "Патриоты России" — 24 кандидата (2,3%) и "Яблоко" — 12 кандидатов (1,2%). Все остальные партии участвовали в борьбе менее, чем за 1% мандатов», — говорится в сообщении «Голоса».

Напомним, в Петербурге последние муниципальные выборы прошли в 2014 году. Та кампания оставила за собой шлейф скандалов. Часть их до сих пор пытаются оспорить через суд. Поэтому, говоря о ситуации в городе на Неве, всегда стоит держать в голове и это.

Оппозиционеры, по всей видимости, решили проделать работу над ошибками. В 2019 году они начали готовить своих кандидатов в муниципальные депутаты. Желающим стать народными избранникам на местах в проведении политической кампании уже пообещали помочь и «Объединённые демократы», к которым относятся представители разных партий и сил, и сторонники политика Алексея Навального.

И всё-таки, возвращаясь к губернаторским выборам, скажем: после побед кандидатов-«спойлеров» в некоторых регионах России и проблематичной победы в Приморье, понятно, что федеральная власть озабочена моделью петербургских политтехнологов на тему «битва слона и трёх мышей». Как пишут некоторые Telegram-каналы, в Северной столице в ближайшее время планируется усилить местную политологическую элиту за счёт десанта серьёзных московских политтехнологов, настроенных не на фейковую, а на реальную победу Александра Беглова. Которому, на самом деле, по нашему мнению, не нужны спарринг-партнёры в виде соперников-легковесов. И который способен победить в серьёзной борьбе и с Владимиром Бортко, и с Оксаной Дмитриевой.

В данной ситуации Александру Беглову можно было бы сделать, например, красивый шаг. Воспользоваться правом законодательной инициативы и предложить вовсе избавить Петербург от проблемного «муниципального фильтра», сведя его до нуля к началу избирательной кампании. Ведь при таких условиях его приход к власти станет красивой и легитимной победой, а не позорным выигрышем политического тяжеловеса на фоне слабых оппонентов.