Санкт-ПетербургПеременная облачность+15°C

Из Украины в Питер и обратно: о качестве еды, зарплате в рублях и гривнах и работе в Европе

Лена
Фото © Форпост Северо-Запад /

Украинская татуировщица и дизайнер Лена Lego четыре года прожила в Москве и пять лет в Петербурге, после чего решила вернуться на родину и поближе «познакомиться» с Европой. «Форпост» узнал, что ей запомнилось в городе на Неве, почему она переехала в Россию, но вернулась в Украину и сколько ей удаётся зарабатывать в Германии и Польше.

Про Харьков и Питер

Я изначально из Харькова и могу сказать, что Харьков всегда был больше российский, поскольку находится на границе. У меня мама – русская, бабушка в Белгородской области жила. Я даже Киев в детстве столицей не признавала, для меня столицей была Москва. Я с детства мечтала там побывать. И поэтому переезд в Россию и Москву для меня был желанный, потом я жила в Петербурге с 2011 по 2016 годы – так совпали обстоятельства. Но мне хотелось туда, мне казалось, что там вся культура, вся тусовка. На тот момент в Украине не было этого. Я слушала русскую музыку, мне нравились русские художники, русские передачи.

Самое главное для меня в Питере было то, что я ходила на курсы и научилась рисовать. В Украине даже приблизительно нет таких хороших курсов. Я ходила и на академический рисунок, и на ботаническую живопись, и на цифровой рисунок, и это самое лучшее, что мне дал Питер.

Рисунок
Фото © Форпост Северо-Запад /

И, конечно, в Питере лучше дороги, поэтому я ездила на велосипеде, на BMX. В Киеве, где я сейчас живу, я не езжу, потому что шею тут сверну, а мне надо беречь конечности для татуировки. А, например, в той же Польше для велосипедистов отдельные дороги – и это шикарно. Я думала о переезде в Польшу только потому, что там как минимум можно нормально ездить на велосипеде.

Лена
Фото © Форпост Северо-Запад /

В Петербурге я работала дизайнером, сначала в типографиях, потом на дому. Потом копила на оборудование для работы татуировщиком, работала в студии. В типографиях я зарабатывала 20 тысяч рублей в месяц. Это невероятно мало, позорная зарплата. До этого я работала барменом, когда в первый год приехала, тогда больше зарабатывала. Но прикол в том, что украинец в России будет без прав всегда. Ты не можешь нормально сделать регистрацию, получить разрешение на работу – это всё очень дорого, какие-то многодневные очереди, то есть нечеловеческие условия. И даже если ты сделаешь все документы – украинцы никому не нужны. То есть в 95% мест невозможно устроиться без российского гражданства. Это не секрет – если открыть любой сайт вакансий, то в условиях гражданство РФ будет указано. Поэтому мне всегда было тяжело. Было легче, когда я зарабатывала на фрилансе дизайнером, тогда у меня были деньги, но это нестабильный доход. Я могла и 30 тысяч рублей за неделю заработать, потом две недели без заказов сидеть. Я помню максимум, сколько я смогла заработать на фрилансе, – за три дня шестьдесят тысяч рублей.

Про Киев и Европу

Когда я вернулась в Украину в 2017 году, то жила в Харькове – это, конечно, ещё хуже Питера было. Но там заработать вообще невозможно. Когда я только приехала, я понимала, что на татуировки ко мне особо никто не придёт, потому что я толком и «колоть» не научилась, и плюс меня неизвестно сколько не было на Украине. Я что-то покалывала, но очень редко, может, сеанс в неделю за три копейки. Я думала о том, чтобы временно пойти поработать дизайнером, потому что у меня очень богатый опыт, я много чего умею – я понимаю, как сверстать материал в типографии, и любой веб-дизайн могу сделать, знаю Illustrator и Photoshop, и ещё я умела рисовать уже на тот момент. Но максимум, что я могла зарабатывать в Харькове – это пять тысяч гривен (12 183 рубля по нынешнему курсу – прим. ред.).

Потом я переехала в Киев и могу сказать, что здесь всё отлично, это лучший город, намного лучше Москвы, Питера и Харькова. Я живу в центре, в хорошей двухкомнатной квартире и мне всего хватает. У меня недавно один сеанс нанесения татуировки стоил четыре тысячи гривен, это где-то 150 долларов (9 746,4 рубля – прим. ред.), сейчас я подняла стоимость до 200 долларов. Плюс-минус 10 сеансов в месяц я делаю, только кому-то доделываю по старым ценам. У меня есть такой принцип – если я бью рукав (татуировка на всю руку – прим. ред.), то по какой цене я начала его делать, по такой и доделываю. Есть такие, кому я начинала делать татуировки по три тысячи гривен за сеанс – я доделываю за эту же цену. Но надо учитывать, что почти половина денег уходит на расходники (материалы и приспособления для набивания татуировок – прим. ред.). Но я себя чувствую хорошо, не особо коплю, но и не отказываю себе ни в чём.

Лена
Фото © Форпост Северо-Запад /

В прошлом году я впервые поехала работать в Европу и я получаю 200 евро за татуировку-надпись, то есть за работу продолжительностью до одного часа. Из них мои деньги – это половина, 100 евро. Пока в Европе максимум, сколько я зарабатывала, это 400 евро в день в Германии, но это далеко не предел, это мелочь, можно зарабатывать намного больше. Я могу вообще неделю работать где-то в Германии, и потом на эти деньги месяц-два жить в Украине, ничего не делая.

Сейчас я выезжаю в Германию, буду там долго работать, потому что нужно кучу финансовых вопросов решить и делать это лучше, зарабатывая в Европе, конечно.

Про отличия и сходство Украины и России

Первое и самое главное отличие, которое бросилось мне в глаза, на Украине я абсолютно не боюсь полицейских. Если в России у меня каждый раз сжималось сердце, когда я их только видела – это ещё с Москвы пошло – то сейчас, когда я вижу ментов, тем более они все сейчас новые, молоденькие, в хороших формах, – мне, наоборот, спокойнее. Это огромное преимущество. Если я в тёмном переулке вижу мента в России – то я боюсь, если я его вижу в Украине – я, наоборот, спокойна.

И второе – поскольку я давно не жила на Украине, то успела забыть, что такое нормальная еда. Я не знаю почему, но в России одно дерьмо, особенно в супермаркетах. Это невозможно есть – ни колбасу, ни сосиски. Если ты идёшь в кафе – это будет какая-то невкусная еда. Особенно в легендарных питерских столовках, которые в сравнении с любой украинской забегаловкой и рядом не стояли. На порядок выше качество, здесь она вкусная, в России - нет. Это два основных момента.

В Киеве очень много крутых баров, много еды, она ещё лучше, чем в Харькове. Много фестивалей, развита культура уличной еды. Тут людям не всё равно, они работают на репутацию. Киев очень дружный, для его жителей важны отзывы в Интернете о мероприятиях, барах, и поэтому я с радостью посещаю много подобных мест и уже набрала 10 килограммов, кстати.

Когда же я первые дни начала питаться в Польше, моему шоку не было предела. Самые дешёвые сосиски в Польше, которые ты можешь найти, стоят два злотых, это 14 гривен (34,28 рублей или 47 евроцентов – прим. ред.), то есть вообще копейки, это как самые дорогие сосиски в Украине по вкусу. Тут вся еда намного лучше. Если сравнить Украину с Польшей или Германией, Чехией, то, конечно, Украина кажется вообще отсталой на их фоне. По безопасности – я тут хожу и ничего и никого не боюсь. Транспорт, дороги – тут всё прекрасно.

Когда я ещё жила в Петербурге, мы однажды компанией из трёх человек поехали в Киев. И они (спутницы главной героини из Петербурга – прим. ред.) тоже заметили, что люди здесь добрее, однозначно. Когда я вернулась в Украину, я просто не помнила, что люди могут так относиться друг к другу. И на тот момент я ни разу нигде за границей и в Европе не была, то есть у меня в сравнении было две страны – Россия и Украина. И я вернулась на Украину, и мне всё здесь намного больше нравится.

Есть, конечно, минусы в плане моей работы, потому что Украина – это всё равно «совковый» менталитет, в этом Россия и Украина – братья навек. Люди вообще не копят деньги, они удовлетворяют основные потребности – пожрать и заплатить за квартиру, и все живут одним днём. В этом плане очень сложно в татуировке. Я сейчас набиваю рукава в основном, и ко мне ходят люди на несколько сеансов. Но часто бывает так – человек отходил три-четыре сеанса, потом он с работы уволился или приболел, у него денег нет, и он пропадает на несколько месяцев. И от этого мне очень сложно развиваться. И получается, что все более-менее нормальные татуировщики уезжают в Европу.

Помню, у меня были мысли, что надо иммигрировать. Потом я подумала, что если я могу ездить, буду работать и в Европе, и в Украине – полгода там, полгода тут. Тут выбрали ещё этого Зеленского, который никому не нравится, и непонятно, что теперь будет. Мне вообще всё равно на политику, но прикол в том, чтобы не закрыли «двери» в Евросоюз, потому что если закроют, я в тот же день уеду. Но пока непонятно. В Украине так вообще шикарно – заработал в Европе, приехал в Украину и чувствуешь себя просто царём.

Европа
Фото © Форпост Северо-Запад /

И плюс ещё один момент – у людей появилась общесоциальная ответственность, это очень хорошо. Если кому-то что-то не нравится, он обязательно обратится к журналистам, либо устроит митинг, либо ещё что-то. Люди поняли, что можно чего-то добиваться, что можно требовать своё.

В Украине, я думаю, всё будет ещё лучше, но лет через 20-25. Назад она уже не пойдёт, в «совок» уже не откатится, это точно, и это чувствуется сейчас во всём. Люди поменялись – все, кого я знаю, уже поездили по Европе, посмотрели мир. Когда ты живёшь в своей конуре и ни черта не видишь, не знаешь – это одно. Но когда у тебя есть возможность ездить, сравнивать, обмениваться опытом с другими людьми – совсем другая жизнь.

Один из крутых моментов – в Украине гораздо лучше всё с погодой. В Киеве летом один раз пройдёт дождь, но в остальное время – солнечно, хорошо, зима очень солнечная… На самом деле, у меня осталось очень мало хороших впечатлений от России, много факторов совпало – вечное безденежье, пасмурная погода, плюс, опять же, в Питере все неприветливые. Очень мало людей, с которыми можно легко общаться, подружиться. Единственное, о чём я жалею, – это то, что за пять лет жизни в Петербурге я не сходила в Эрмитаж. Я в Русском музее много раз была и по другим музеям ходила. А в Эрмитаж постоянно – то мне лень идти, потому что там надо много ходить, то там большие очереди, если это выходной. То есть постоянно какие-то были проблемы, а теперь у меня нет желания ехать в Россию. Чисто для ностальгии, может быть, и приеду лет через пять, чтобы пройтись по Петербургу, думая – а я здесь жила.

Мнение редакции может не совпадать с мнением героини