Санкт-ПетербургПеременная облачность+15°C

Дело Ивана Голунова: взгляд из Петербурга

Голунов
Фото © Евгений Фельдман для «Медузы»

Гражданское общество России за несколько дней смогло воскреснуть и добиться результата. Поводом тому стало дело специального корреспондента «Медузы» Ивана Голунова, которое приковало к себе всеобщее внимание. «Форпост» разбирался в ситуации с представителями разных взглядов на произошедшее.

В разгар Петербургского международного экономического форума 2019 года главной новостью неожиданно стало задержание в Москве журналиста «Медузы» Ивана Голунова. Его заподозрили в изготовлении и распространении наркотиков. Сам он заявил, что дело против него сфабриковали, а вещества ему подкинули. Весь этот процесс сопровождался неразберихой со стороны московского ГУ МВД — они опубликовали неверные фото с обыска квартиры Голунова, не соблюли правил задержания подозреваемого и не смогли предъявить практически никаких доказательств его причастности к преступлению, даже на смывах с его ладоней не оказалось следов противозаконных веществ. За журналиста вступились его коллеги, артисты, музыканты, общественные деятели, политики. Они записывали видеобращения, стояли в пикетах и подписывали петиции. В понедельник «Коммерсантъ», РБК и «Ведомости» вышли с одинаковыми обложками в поддержку Голунова. Дело комментировали депутаты Госдумы, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков и спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Вечером 11 мая процесс подошёл к концу - министр внутренних дел РФ Владимир Колокольцев объявил, что расследование прекращено и обвинения с Голунова сняты.

«Форпост» поговорил с депутатом Госдумы от «Единой России» Сергеем Боярским, оппозиционером и лидером «Открытой России» Андреем Пивоваровым и политическим экспертом Валентином Бианки. Всех их мы попросили ответить на вопросы:

- Какие выводы должны сделать общество и власть после произошедшего с Иваном Голуновым?

- Есть ли гражданское общество в современной России?

- Почему общественные институты, такие как Общественная палата и омбудсмены, которые сегодня считаются представителями гражданского общества со стороны государства, первыми не вышли на защиту журналиста?

Политолог Валентин Бианки

бианки
Фото © facebook.com/vbianki

Во-первых, несмотря на официальное прекращение уголовного дела, будет странно, если на этом всё закончится. Потому что «ой, извините, мы случайно, мы ошиблись» - не позиция для МВД, которое его задерживало, озвучивало претензии и так далее. Я думаю, что в кадровых вопросах этот случай ещё окажет не маленькое влияние.

Во-вторых, это дело поднимает вопросы про ряд арестованных или осуждённых по сомнительным поводам активистов, общественников, журналистов. Но в ещё более глобальном смысле оно поднимает вопрос о 228-й статье, о её сути, о шкале её наказаний, о том, что она ориентирована на посадки наркопотребителей, а не реальных дилеров или производителей. Я ожидаю, что, может быть, будет движение по этой части адекватизации, либерализации антинаркотического законодательства.

В политическом смысле это, естественно, редчайший пример, когда государство очень быстро пошло навстречу, резко набравшись сил на протесте определённой части гражданского общества.

Я думаю, что много выводов по поводу современного гражданского общества будет сделано уже по итогам завтрашнего дня. Надо понять, состоится ли какой-то марш, потому что своего добились, мотивации выходить на улицу уже меньше (на 12 июня в Москве был запланирован несогласованный марш в поддержку Ивана Голунова. Его участники планировали требовать прекращения уголовного преследования журналиста и снятия обвинений. Состоится ли марш - вопрос открытый - прим. ред.). Однако если это только подкрепит решимость, то будут одни выводы, а если никто не выйдет - другие.

Пока были только массовые одиночные пикеты и очереди, чтобы в них постоять. Количество людей, в них вовлечённых, было минимальным по меркам 90-х годов.

Что касается общественных институтов, есть такой термин - «спящие институты». Общественная палата, например, чаще демонстрирует защиту государственных интересов, а не общества, как это следует из её названия.

Лидер «Открытой России» в Петербурге Андрей Пивоваров

пивоваров
Фото © vk.com/Андрей Пивоваров

У нас появилась настоящая журналистская солидарность, которую мы видели своими глазами. У нас снова всплеск гражданской активности, когда корпоративное и общественное объединение суммарно дало тот эффект, что силовики вынуждены были отступить. Такого не было очень давно. Власть поняла, что раскручивание дальше этого дела будет иметь куда больший вред, чем отпустить человека. Это победа гражданского общества, очень важно, чтобы эта тема, этот успех были закреплены, чтобы и дальше, когда мы сталкиваемся с правовым беспределом, а его немало, общество отвечало жёстким прессингом общественной кампании. Только так можно отбить людей от такого беспредела, который со стороны силовиков в последние годы существует.

Сейчас гражданское общество в России зажато в тиски. Вы сейчас не увидите дискуссии на телеканалах, это происходит в основном через соцсети, улицу, интернет-издания. Дело Голунова - как пружина, которая была сжата, а теперь она распрямляется.

Общественная палата и омбудсмены - это фейковые институты, которые громко называются, но, действительно, они либо не работают, либо обслуживают интересы власти, либо не имеют полномочий и не могут делать ничего, кроме заявлений.

Депутат Государственной думы РФ Сергей Боярский

боярский
Фото © vk.com/Сергей Боярский

Когда появилась первая информация о том, что фотографии, опубликованные полицией, оказались не из той квартиры, потом анализы мочи и крови не показали наличия наркотиков, но, самое главное, даже смывы рук и срезы ногтей показали отсутствие таковых, конечно, у всех здравомыслящих людей появились серьёзные вопросы и сомнения в легитимности происходящего. Не нужно считать это победой эмоций или пикетов, это победа здравого смысла. В первую очередь, это заслуга тех, кто с профессиональной точки зрения подошёл к этому вопросу. И меня больше всего расстраивала огульная попытка обвинить всю систему МВД, что они все так работают. Нет, так работают далеко не все. И ситуация сегодняшнего дня показала, что система настроена и готова к самоочищению. Из-за Голунова и вскрывшихся обстоятельствах самые разные люди стали ратовать за пересмотр статьи о распространении наркотиков.

Я аплодирую оперативности, с которой высокопоставленные чины вмешались в ситуацию, взяли её под свой личный контроль. Я считаю, что отставка генералов - только начало пути, нужны расследования в отношении тех, кто занимался этой провокацией и, конечно же, самое строгое наказание для всей цепочки тех, кто был вовлечён в этот процесс. Я бы даже дальше пошёл. Вот адвокат Шота Горгадзе высказался, что нужно посмотреть на те уголовные дела, которые вели эти товарищи, которые сейчас отстранены. Там, может быть, нужны будут пересмотры судебных решений. Явно, если люди таким занимались, то это могло быть на потоке.

Гражданское общество должно всегда действовать в рамках правового поля. Вот, скажем, первые пикеты в защиту Голунова - я могу понять, когда это делают его соратники, коллеги, которые его знали. Я бы, наверное, тоже вышел в защиту своего друга, коллеги, не понимая и не зная точно, что ему инкриминируется, просто по-человечески. Но к этому сразу начинают приплетать политику. И те, кто сразу пытался примазаться, они же доподлинно не знали, виновен он или нет. То, что человек занимается журналистскими расследованиями, не даёт ему индульгенцию от нарушения закона. В некрасивую историю с наркотиками мог попасть и полицейский, и депутат, и чиновник, и журналист. Но как только появились объективные причины подозревать в фальсификации, тогда я рукоплещу гражданскому обществу, которое стало задавать справедливые вопросы.

Не нужно слишком много возлагать обязанностей на общественные институты, у них есть свой вес. Они являются мягкой силой, у них нет полномочий вмешиваться в следственные действия. Общественный совет может обратить внимание, заострить, объяснить градус волнения в обществе, рассказать, что творится в социальных сетях, предоставить какую-то дополнительную информацию, которую ответственные за принятие решения люди могут использовать или не использовать. Как раз в этой ситуации с Голуновым, мне кажется, достаточно оперативно сработали Общественный совет и омбудсмен (уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова включила информацию о деле Голунова в свой плановый отчёт перед президентом РФ Владимиром Путиным, а Общественная палата выступила с поручительством за журналиста. При этом оба института вступились за корреспондента уже после того, как уголовное дело было возбуждено, а Голунова отправили под домашний арест - прим. ред.)

После выступления Владимира Колокольцева ГУ МВД Москвы удалило со своего официального сайта несколько новостей о задержании журналиста «Медузы». В Следственном комитете России заявили, что проведут проверку необоснованного преследования корреспондента.