Санкт-ПетербургПеременная облачность+7°C

Эксперты заявили, что переход на зелёную энергетику потерпел неудачу

энергопереход
Фото © www.bp.com

Национальная ассамблея Франции приняла в первом чтении законопроект, который предусматривает закрытие всех угольных электростанций в стране к 2022 году и полный отказ от использования углеводородов в течение 30 ближайших лет. Радужные комментарии европейских политиков по этому поводу резко контрастируют с выводами аналитиков медиа группы Global Research. Они считают, что «человечество не только не начало выбираться из ямы, но и продолжает углублять её».

Сейчас в Пятой Республике работают 4 угольные ТЭС. Все они в том случае, если решение нижней палаты парламента вступит в силу, уже через 3 года будут закрыты. Кроме того, депутаты планируют сократить на 40% использование нефти и газа в стране к 2030 году. А долю АЭС в общем объёме генерации - до 50% к 2035-му (сейчас она обеспечивают три четверти производства электроэнергии в стране).

«Национальная ассамблея подавляющим большинством приняла законопроект об энергетике и климате! Это важный шаг к углеродной нейтральности, прекращению использования угля, наращиванию доли возобновляемых источников энергии. С принятием законопроекта мы перешли на важный этап противодействия изменению климата», – прокомментировал итоги голосования французский министр комплексных экологических преобразований Франсуа де Рюжи.

Канадский портал Global Research не разделяет столь оптимистичных заявлений. Он утверждает, что энергетические системы во всём мире действительно претерпевают глубокие изменения. Но речь идёт «не о переходе к возобновляемым источникам, а лишь о реконфигурации глобальной энергетики».

энергопереход
Фото © www.flickr.com/photos/total_group

«С одной стороны, большинство людей знают о чрезвычайной ситуации с климатом и необходимости отказаться от ископаемого топлива. С другой, мы часто видим заголовки о «рекордных» уровнях производства ветровой или солнечной энергии, о том, что «уголь мертв», о быстрорастущих продажах электромобилей или о том, что возобновляемая энергия теперь дешевле ископаемого топлива. Многие утверждают, что переход к низкоуглеродной экономике «неизбежен» или даже «идёт полным ходом». Подобные тезисы ведут к тому, что людям, которые не являются экспертами в области энергетики, но обеспокоены климатическим кризисом, довольно сложно понять, как на самом деле обстоят дела», - поясняет причину своего беспокойства автор материала Джон Трит.

Он обращает внимание на то, что «рекордный» рост возобновляемых источников в мире оказался в 2018 году ниже, чем глобальное повышение спроса на энергию. Международное энергетическое агентство (МЭА) сообщило, что оно составило 2,3%. И эта цифра почти в два раза больше, чем средний показатель за десять лет. Столь бурный всплеск потребления был обусловлен сильным экономическим подъёмом, а также рекордными температурами во многих частях мира, что привело к необходимости дополнительных энергозатрат на отопление или, наоборот, охлаждение.

Рассуждая о светлом будущем энергетики, продолжает публицист, следует понимать, что отказ от ископаемого топлива и автомобилей с двигателями внутреннего сгорания повлечет за собой повсеместную электрификацию. А это резко увеличит потребность в электричестве. Мировой спрос на него в 2018 году вырос ещё сильнее, чем спрос на энергию в целом, - на 4%. Сомнений в том, что эта тенденция продолжится, практически нет. Но в этом случае ответом на вопрос «где взять сырьё для производства электричества?», возможно, станет «использовать уголь».

СУЭК-Кузбасс
Фото © www.suek.ru

Несмотря на закрытие многих угольных ТЭС по всему миру, этот ресурс не спешит сдавать свои позиции. Согласно прогнозам, его потребление останется примерно на нынешнем уровне на протяжении многих лет. Прежде всего, за счёт государств Юго-Восточной Азии. Впрочем, и страны ЕС, которые одна за другой присоединяются к процессу «декорбонизации», скорее, выдают желаемое за действительное, утверждает Джон Трит.

«Те государства, которые отказались от угля, в основном, заменили его природным газом, а не возобновляемыми источниками энергии. Особенно это касается двух крупнейших мировых эмитентов - США и Китая. С точки зрения изменения климата, это плохая новость. Природный газ позиционируется в качестве «моста» между углём и ВИЭ, поскольку сжигание метана производит меньше CO2. Но сам по себе метан является гораздо более мощным парниковым газом, чем углекислый. Сегодня уже понятно, что масштабы его утечки в процессе гидроразрыва пласта (один из наиболее эффективных методов нефтеотдачи и интенсификации притока газа к скважинам – ред.) и ряда других операций значительно выше, чем признавалось ранее. Это говорит о том, что выгоды, связанные со сжиганием газа, а не угля, не очевидны», - продолжает эксперт.

По информации МЭА, развёртывание новых возобновляемых генерирующих мощностей в 2018 году «застопорилось». Почему это произошло? Bloomberg New Energy Finance утверждает, что одной из причин стало снижение интереса со стороны инвесторов. Вложения в профильные проекты упали на 8% – с $362 млрд в 2017-м до $332 млрд.

«Это поразительно, учитывая, что мы так часто слышим о «рекордно низких» ценах на возобновляемую генерацию, которая, как нам говорят, делает возобновляемые источники энергии более привлекательными, чем ископаемое топливо», - иронизирует автор.

И подчёркивает, что спад объёмов инвестиций произошёл в период очень низких процентных ставок. То есть любое их повышение станет дополнительным тормозом для развития зелёной энергетики.

энергопереход
Фото © www.flickr.com/photos/total_group

Он также утверждает, что первоначальный бум солнечной и ветроэнергетики в Европе и других странах, который сейчас пошёл на спад, был в значительной степени обусловлен щедрыми схемами субсидирования со стороны правительств. Эти расходы часто перекладывались на потребителей и трансформировались в более высокие счета за электроэнергию, что приводило к скептицизму в отношении ВИЭ и политическому давлению на чиновников, ответственных за формирование цен на электричество. Именно поэтому многие государства перешли к системам «конкурентных торгов», которые позволили им сдерживать и прирост слишком дорогих для населения мощностей, и затраты на дотации их владельцам. Следствием стало неизбежное сокращение прибыли и потеря интереса со стороны инвесторов.

«Последствия этих тенденций глубоки. Но основной вывод заключается в том, что нынешний рыночный подход к изменению энергетического уклада потерпел неудачу», - резюмирует Джон Трит.

Напомним, ранее портал Leonoticias утверждал, что отказ Испании от угольной генерации не внесёт сколь-нибудь существенный вклад в борьбу с изменением климата. Всё потому, что как минимум 11 государств Евросоюза продолжат использовать самый грязный сырьевой ресурс для энергоснабжения домохозяйств и предприятий и после 2030 года.

Материал What Ever Happened to the Energy Transition? опубликован на портале Global Research